Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

«ЗИМНЯЯ СКАЗКА»

МДТ — Театр Европы.
Режиссер Деклан Доннелан

Шекспир выглядит настоящим «постмодернистом», а то, что было до сих пор в МДТ драматическими «верхами» (абрамовская трилогия), — стало комедийным «низом», северный говор превратился в поддельный и очень смешной диалект (выросшая среди пастухов королевская дочь так же будет говорить: «Прынц», — как ее брат: «Дворанские слезы»). Спектакль превращается в каскад трюков и эксцентрических вариаций. Доннеллан «обрабатывает» известную ему российскую театральную действительность, освобождает, облегчает пьесу, делая Шекспира понятным, ясным, логичным. Он знает, что такое «верх» и «низ» шекспировских пьес и делает гротеск (разноприродный: для «верха» — одно, для «низа» — другое) реально воплощенной театральной категорией.

Сезон (к читателям и коллегам). № 15

Доннеллан продемонстрировал, как англичане ставят своего Шекспира в нашем Малом драматическом — театре с традициями и сложившимся имиджем. <…> Если бы «Зимнюю сказку» играли не виртуозы Малого драматического, спектакль бы не представлял собою ничего особенного. Содержательным и гармоничным его делает только высочайшее мастерство исполнителей, профессионализм того масштаба, когда даже техника становится настоящим искусством. Здесь величественность классического стиха и рядом — резкая характерность, мизансцены нарочито скульптурные и так же нарочито бытовые (а значит — уже не бытовые).

Фантазии на темы Шекспира. № 15

Он — тот самый пастух, что нашел брошенное царственное дитя, балакающий на грубом диалекте низов, надежный, добрый простец. Оба творческих «крыла» Николая Лаврова — и то, что от знакомой жизни, от достоверности происхождения и полновесной натуральности облика, повадки и душевных движений, и то, что от знакомого театра, от цирковой резвости и шутейной игры, — задействованы. Но вдруг иной раз проступает в актере какая-то более высокая мера обобщения. Ведь его комический простец, забавный дурашка, оказался в героях рассказанной сказки — где другие путали и злодействовали, он повел себя молодцом. Нашел, вырастил ребенка, за все ответил, всем помог, восстановил порядок, исполнил Завет. Не какой-то там эпизодический пастух — Пастух в настоящем смысле слова.

Трудно быть с богом (артист Николай Лавров сегодня и всегда). № 18-19

Тем неожиданнее две его последние роли — обе по английской драматургии (Шекспир и Стоппард), больше того — обе «голубых кровей» (король и английский дворянин) и обе — с двумя новыми режиссерами, один из которых — англичанин (Деклан Доннеллан), другой — эстонец (Эльмо Нюганен). Словом, «пахнуло Англией и морем…»

В «Зимней сказке» Доннеллан избрал парадоксальный, на первый взгляд, прием, может быть, не явный для обычных зрителей, но для любителей Малого драматического ясно видимый как некий знак — скрытое обращение. Легкая пародия, цитирование хрестоматийных спектаклей: из «Бесов», из «Братьев и сестер» взято понемногу, вплавлено в ткань спектакля и воспринято как контекст и подтекст. Но как раз в короле Леонте П.Семака и было менее всего заметно это «местное напыление». Не выходя за рамки предложенных условий игры, ему удалось вывести свою, особую линию в спектакле и, может быть, удалось подойти к ощущению античной трагедии.

«Пахнуло Англией и морем…».
(две роли Петра Семака). № 16

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.