Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

«ГОРОДСКОЙ РОМАНС» («ОБОРВАНЕЦ»)

Театр «На Литейном»
Режиссер Александр Галибин

Город Галибина — это рваные, наезжающие один на другой ритмы, это полотно, зияющее пустотами, в которых сквозит то вечность, то «подполье». Но в эту партитуру вписаны бесконечные романсы его обывателей, исполненные под незатейливый аккомпанемент быта. Приходят люди, присаживаются на Лешину коечку — и завязываются разговоры, и рассказывают люди свои жизни. Всплывают неожиданные воспоминания, взрываются непредсказуемые настроения, накатывают позабытые мелодии. <…> В «Городском романсе», где лаборатория созидания спектакля заявлена как прием, зритель получает право сочинить свой романс, вписав в него аккорды собственных воспоминаний, настроений и ассоциаций. <…> Основной материал, скрепляющий воедино драматургически мало между собой связанные эпизоды, — это ритм. Сюжетом «Городского романса» должна стать его мелодия, то есть темпоритмический рисунок. Исполнитель роли Оборванца Михаил Разумовский из всей труппы театра «На Литейном», пожалуй, наиболее искушен в вопросах условного театра. <…> Актерская энергия просто распирает его — он скачет по кровати, отводит душу в так называемых снах, дурачится и дурачит. Просит у зрителей сигаретку, соскучившись играть свое «Я сижу у окна, обхватив колени…». Когда к его герою никто не приходит, он бросается к публике — чуть подуставший от спектакля (поэтому разговаривает вполголоса), но до жути обаятельный и наивный до ребячества: «Ты как больше любишь спать?.. носом в стенку или на спине? Хочешь анекдот расскажу? Старый-старый…»

Юлия Подзолова. Театральный романс. № 9

Красота актеру кстати. Разумовский на сцене ее не холит и щеголяет повадками дворового пса. Не то чтобы принц в лохмотьях или Золушка у печки — а натуральный оборванец. Шляться ему и стрелять сигареты, трепаться на углу и от нечего делать клеить девушек: эти знакомые жесты в исполнении Разумовского — род поэмы о «полетах во сне и наяву» питерского «лишнего человека». Как-то само собой обнаружилось, что такой — герой на все времена: оборванцу нет разницы, что за погода стоит, штиль застойной эпохи или регулярные циклоны постсоветской. Он персонаж исторический в широком смысле, тут проблема человеческой натуры, какой она становилась в уходящем веке. Наш оборванец — дальняя родня герою «Сладкой жизни» Ф.Феллини. Хотя жизнь русского оборванца солона, — таковой пребывает, что называется, при пиковом интересе — он следует на свой лад феллиниевскому «архетипу». Прожигатель жизни в мире, который не понятен для живущих. Тип шляющийся, гений тусовок и неосуществленных возможностей. Человек с рассредоточенным вниманием, певчий дрозд, созерцатель со скользящим взглядом, чья память удерживает только фрагменты. Авантюрист без цели, коллекционер цитат, лицо неопределенное — все его качества относительны, как и мир, в котором он затерян.

Елена Кухта. Оборванец — Арлекин. № 16

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.