Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

«ВОЛШЕБНАЯ ФЛЕЙТА»

Мариинский театр
Режиссер Ш. Пионтек

«Волшебную флейту» ставят заново во всех немецких театрах каждые 5-6 лет, и она всегда идет с аншлагом. И если любой другой спектакль идет 6-7 раз, то «Флейту» даю раз 20, не меньше.

<…>

Но перейдем к «Флейте» в Мариинском. К спектаклю Пионтека у многих возникло очень прохладное отношение: мол, спектакль как спектакль, ничего особенного. То же самое можно сказать о любой постановке, что я видел в Германии: есть понимание материала и мастерство — но нет открытия, о каких бы крупных режиссерах ни шла речь.

<…>

Но идея Пионтека оригинальна.

<…>

Пионтек заново рассматривает интеллектуальную элиту вообще, двадцатого века в частности, и выясняет, что простенький зингшпиль для «улучшения нравов» использовать нельзя.

<…>

Но постановка в чем-то идет вразрез с музыкой. Она немузыкальна, тяжеловесна.

<…>

Я тоже считаю, что главный недостаток спектакля — это антагонизм немузыкального режиссера и «музыкальности», как это ни смешно звучит, дирижера. Франца не назовешь великим дирижером, но он слышит и «подает» музыку Моцарта, как рождающуюся в данный момент музыкальную материю. Есть редкие моменты, когда режиссура и музыка соединяются: в образах Папагено, Памины. Но все равно: инструментарий Пионтека коренным образом отличается от инструментария наших оперных режиссеров, и опера приходит не к «операманам», а к современной публике.

«Будем говорить только о „Флейте“». № 4

Мне показалось, что далека не во все, во что играл Моцарт постановщики верят. Более всего они верят в фарс, и фарсовая линия, в основном связанная с Папагено — «естественным человеком», которому не до тайной мудрости, а лишь бы поесть, попить и насладиться (вполне скромной, впрочем) любовью, — эта линия оказывается самой удачной в спектакле: здесь и постановщику свободно, и артистам удобно, да и Моцарту хорошо. В сказку же наши трезвые интерпретаторы верят не слишком, а потому зверей обозначают максимально условно и отнимают у Зорастро положенных ему львов для колесницы. И уж совсем не верят они в испытания огнем и водой: именно в этих фантастических эпизодах, где по-моцартовски парадоксальная безыскусно-виртуозная флейта, дрожа от собственного героизма, проходит по тончайшей одноголосной ниточке над пропастью глухих ударов литавр, — именно здесь режиссерская фантазия парализуется, смотреть здесь нечего. Но уж если не играть в сказку здесь, то зачем играть в нее, придумывая костюмы трех дам и огнедышащего змея (кстати, и не смешного, и не страшного)?

А затем, видимо, чтобы соблюсти верность Моцарту — у него же все это есть!

Игры с господином фон Моцартом. № 4

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.