Петербургский театральный журнал
16+
№ 54

В НОМЕРЕ:


А. БОРОДИН

Сейчас я уже могу сформулировать (при том, что я знаю — Мейерхольд был автором спектакля...): режиссура, скорее, работа дирижера. Индивидуальность Мравинского или Караяна, знаете ли, нисколько не умалялась той музыкой, которую они играли.

ПРЕМЬЕРЫ ТЕАТРА
НА ЛИТЕЙНОМ

После некоторой паузы Театр на Литейном вновь принялся за изысканные театральные эксперименты с пространством, временем и «веществом игры» актера. В «блистательных закоулках» тихо вылез нежный отросток настоящего, метафизического театрального «Петербурга». Спешите видеть. Вещица капризная, долго «в реале» не держится.

«ДАНИЭЛЬ ШТАЙН, ПЕРЕВОДЧИК»
А. БУБЕНЯ
НА ВАСИЛЬЕВСКОМ

Когда-то Леонов сыграл Тевье-молочника не просто как очередную роль, а как роль-доказательство. Так и Дмитрий Воробьев сыграл Даниэля Штайна. Разве этого мало для счастья, всеобщей гармонии хотя бы на два театральных часа?

ПРЕМЬЕРЫ В ТЮЗЕ

В прошлом сезоне в ТЮЗе с приходом на должность руководителя художественных проектов «человека со стороны» — Адольфа Шапиро — началось неясное творческое брожение. Но из пяти последних премьер нет ни одной очевидной победы.

«ЧЕЛОВЕК=ЧЕЛОВЕК» Ю. БУТУСОВА
В АЛЕКСАНДРИНКЕ

Когда спектакль задевает за живое и сразу понимаешь — это о тебе, про тебя, для тебя, но мнение друзей и коллег диаметрально противоположно, разительное несовпадение восприятия до такой степени огорошивает, что невольно задумываешься о собственных оценках. Почему тебя до печенок достает то, что другого оставляет совершенно безучастным? Или наоборот...

ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРЕМЬЕРЫ

Классика нетленна. А авангард? Тот самый отряд элитных бойцов, болетворной иглой театрального будущего вонзающийся в глубокий тыл настоящего? Жив он или скорее мертв? Судя по критическому дискурсу — жив. Жив, здоров, необычайно плодовит и нескромен.

«ВОЙЦЕК»
В. ЗОЛОТАРЯ
В БАРНАУЛЕ

Это сценическая фреска, как будто времена «Войцека» — не начало XIX века, а, может быть, Cредневековье. Сценическая ткань пульсирует мощно и нервно. Действие сложно орнаментовано пластически (хореограф Ирина Ткаченко). Мир, одетый в сапоги и шинели, яростно выплясывает самого себя.

ТЕАТР
РЕЗО ГАБРИАДЗЕ

Все это родилось у меня в правой половине черепа, где поэзия, любовь и прочий чердачный хлам.

СОДЕРЖАНИЕ