Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

БЕССМЫСЛЕННАЯ РЕЦЕНЗИЯ

Л. Толстой. «Фальшивый купон». Сценическая версия Натальи Скороход. Совместный проект «Экспериментальной сцены» (Санкт-Петербург) и СамАрта (Самарский ТЮЗ).
Режиссер Анатолий Праудин, художник Алексей Порай-Кошиц

«Второе же действие, где нам показывают, как одна хорошая женщина, поступающая просто по-человечески, способна изменить мир, не кажется достоверным. Остается ощущение большой лжи, потому что не веришь в первую очередь в то, что сам постановщик верил в свое высказывание. И чем талантливее средства, коими выражается неправда, тем большее возмущение вызывает спектакль. Сам спектакль — «фальшивый купон». А смотреть его одно удовольствие. Вот тут расходятся морально-этическая установка с эстетической. Этот спектакль полезно смотреть критикам, чтобы получать удовольствие, рассуждая о том, как виртуозно он сделан. И вредно смотреть подросткам. Слишком простое решение подсовывает им в финале режиссер» (Виктория Аминова, комментарий в блоге на сайте «ПТЖ»).

«Согласна с Викторией — первое действие выстроено вполне убедительно, красиво и даже изящно (во всяком случае — театрально и зрелищно). Но второе — нагоняет такую дикую тоску… Никакой современный ребенок этого смотреть не станет ни за что: слишком все в лоб, слишком прямолинейно и абсолютно неправдоподобно! Ребенок лет трех-четырех (в этом возрасте религиозные сентенции Толстого еще могут показаться откровением) просто не выдержит длинного спектакля, а подросток — в лучшем случае посмеется над режиссером, который «ломится в открытую дверь», провозглашая со сцены избитые истины. И никакого «нас возвышающего обмана» мне не удалось разглядеть в этом спектакле» (Ирина Павлова, комментарий в блоге на сайте «ПТЖ»).

Сцена из спектакля.
Фото Д. Пичугиной

Сцена из спектакля.
Фото Д. Пичугиной

Можно было бы анализировать новый спектакль Анатолия Праудина «Фальшивый купон» по всем правилам театроведческой науки. Отметить точное попадание в жанр (лубок-моралите), вспомнить брехтовское «остранение» и применить сей мудрый термин при описании актерских работ. Кратко и задорно пересказать содержание — «гимназист Митя, подученный ловким однокашником, подделал купон, разменял его в магазине при участии того же однокашника и тем самым запустил механизм мирового зла…» и т. д. и т. п. Можно было бы написать о том, что это очень праудинский спектакль — то есть длинный и «скорбный», и первое действие еще пока проседает по ритму. Можно описать лаконичную декорацию (поленница во всю ширину сцены, за ней прозрачная высокая ширма с наклеенными деревянными кругляшками) и множество остроумных находок (купон — полешко, фальшивый купон — надетое на него полешко побольше, полое внутри).

Но писать хочется не об этом. А хочется… ответить комментарием на комментарии по поводу спектакля. То есть — про суть.

Никто не любит, когда ему читают морали. Особенно взрослые, образованные люди. Они всё и так знают, сколько умных книжек прочитали… Библию, конечно. Пушкина — всего наизусть. Чехов любимый писатель. Достоевский тоже молодец. Категорический императив — в курсе, что такое. Толстой — скучный морализатор, это всем известно.

Мы приходим в театр, смотрим спектакли, все время как бы держа в руке воображаемый лорнет собственного высокомерия, не замечая, впрочем, этого самого высокомерия. «Это детям полезно посмотреть спектакль про то, что ближнего надо любить как самого себя, а мне всем известные истины зачем предъявлять?»

Когда и как происходит эта незаметная подмена? Фарисейство это как проникает в светлые умы? Что мы осуждаем, обсуждая?

Вот перед нами история о том, как маленькая шепелявая старушка Марья Семеновна (Ирина Соколова) не сопротивлялась, пока ее убивал звероподобный Степан (Александр Кабанов), а вслух жалела убивца. И как непротивление злу насилием изменило нескольких людей, в первую очередь этого самого Степана. И «механизм зла», запущенный испорченным гимназистиком, дал сбой.

Вот мнения и комментарии — о не правдоподобности и прямолинейности, большой лжи, избитых истинах, которые провозглашает режиссер. Мол, не бывает так, что мир от одного поступка — раз, и стал вдруг хорош. И что детям хоть и полезно, но вряд ли высидят.

Это — диагноз. Времени, сознанию… остановите меня, я провозглашаю избитые истины!

А. Кабанов (Степан).
Фото Д. Пичугиной

А. Кабанов (Степан).
Фото Д. Пичугиной

Помилуйте, какое же такое «простое решение» предлагают нам создатели спектакля в финале? Косматый Степан — на самом деле бывший солдат, контуженный, искалеченный войной, а не просто русский дикий мужик. Он мучительно продирается к собственной душе и проповедует на каторге. На каторге оказывается и простоватый, немногословный портной (Сергей Андрейчук) — за то, что читает вслух Евангелие. Молодая социалистка Катя Турчанинова (Алла Еминцева), принявшая Христа и успокоившаяся в вере, умирает в тюремной больнице от чахотки. А те, кто не попал на каторгу, ведут жизнь не менее трудную — изменившийся Махин, тот самый, что подговорил в начале своего товарища подделать купон, ездит по тюремным лазаретам, и Юрий Елагин играет его усталым, с какой-то горькой усмешкой рассказывающим, какую жизнь он теперь ведет.

Праудин снова говорит о том, что праведная жизнь трудна и полна лишений, что мир не изменить и можно только ценой огромных усилий навести порядок внутри самого себя, что ты не будешь понят, будешь покинут, но будешь хотя бы знать, на что тратятся годы твоей жизни. Нет сладости и умиления, добро — горько, это есть в спектакле, это очень внятно сыграно потрясающими актерами, и это — честно.

Рассуждать и обсуждать спектакль «Фальшивый купон» — все равно что рецензировать Нагорную проповедь. Театральная составляющая этого не зрелища (то есть не ставящего себе целью исключительно развлечь) безупречна, и на ее описание стоило бы потратить время, но это занятие неблагодарное, лучше прийти и увидеть воочию, что творят на сцене Маргарита Лоскутникова, Кирилл Маркин, Владимир Баранов, Александр Павельев и другие. Смысловая же и содержательная сторона спектакля — выше рецензий, она лежит где-то в области не избитых, а основательно забытых истин, о которых современным детям негде узнать. Да и пример брать не с кого.

Поэтому, собственно, все, что я здесь пишу, — совершенно бессмысленно. Занавес.

Май 2010 г.

Он был последний представитель кинической школы. Для меня навсегда осталось потребностью задавать вопросы по каждому поводу и подвергать все сомнению. Подлежат перепроверке все понятия, которые считаются неприкасаемыми. Что такое любовь? Что такое труд? Что такое преданность? Родина? Талант? Что такое Антон Павлович Чехов? Хороший драматург? Плохой? «Чайка» — знак вопроса. «Комедия» — знак вопроса. «Отчего вы ходите в черном?» Знак вопроса. «Я несчастна». Знак большого вопроса. Вот к этому нас приучал Музиль. Киник — тот, кто ничего не принимает на веру и все перепроверяет.Он, безусловно, был мастер, что было трудно понять и оценить в двадцать лет. И многое из того, что он говорил, мне было непонятно. И собственно ремеслу я обучался вприглядку. Самые продуктивные и результативные уроки происходили для меня тогда, когда Музиль начинал делать мой отрывок. Отрывок, над которым я безуспешно бился месяц, он делал за две репетиции. И вот когда я сидел в последнем ряду и удивлялся, как это лихо у него получается, — именно в эти моменты происходило обучение. На первом курсе это казалось мне чудом. На втором курсе я улавливал некоторые опорные точки этих чудес. На третьем мог разложить это на составляющие. А на четвертом попробовал сделать сам. И тут произошло первое и главное чудо моей профессиональной жизни. Мнение Музиля или Красовского для меня по-прежнему оценка. И я, как настоящий мужчина, предпочитаю прятаться, увиливать и не сдавать очередной экзамен.

Анатолий Праудин

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.