Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

Я НЕ ТАКОЙ, КАК ВСЕ. Я РАБОТАЮ В ОФИСЕ

«Антидот» Liquid Theatre в Лофт-проекте «Этажи».
Режиссеры Ксения Петренко, Алексей Жеребцов

Непривычный пока еще для России жанр, в котором работает Liquid, на Западе называется site specific. Это значит, что «Ликвиды» сначала устраивают всевозможные акции в разных нетеатральных пространствах и только потом оформляют, приспосабливают к сцене. Театр географически существует между Челябинском и Москвой, а жанрово — ни драма, ни клоунада, ни балет — расположился на ничейной земле и чувствует себя там вполне вольготно. В 2009 году их «Ликвидация» стала лауреатом «Золотой маски». К нам «Ликвиды» в марте 2010-го привезли «Антидот», возникший из серии парковых перфомансов, и показали его в оффтеатральном пространстве «Этажей». Потому он традиционно пролетел мимо нашей пишущей братии, привычно невнимательной к тому, что выходит за рамки протоптанных театральных маршрутов.

Легкий, ироничный спектакль берет не техничностью, а непринужденностью исполнения, точностью образов. «Антидот» — это один день из жизни офисных клерков, уже на входе в «Синий зал» зрителей встречают деловитые молодые люди в серой «прозодежде» с папками, зажатыми под мышкой. Лица у них бесстрастные, движения четкие. Молодые люди перебегают с места на место, многозначительно перекладывают туда-сюда стопки офисной бумаги, о чемто сосредоточенно беседуют, усевшись на подоконник. Одним словом, создают видимость деятельности.

Есть такое выражение «офисный планктон», подразумевающее бесчисленное племя неизвестных, не различимых для стороннего взгляда героев: «ассистентов», «консультантов», «офис-менеджеров», «менеджеров среднего звена» и прочая, и прочая. Но персонажи «Ликвида» по своим повадкам оказались больше похожи не на планктон, а на стаю птиц. Не случайно в начале спектакля звучат соловьиные трели. Здесь есть лидер (альфа-самец), конкурент (бета-самец), гонимый всеми лузер, невыразительно-кокетливые самочки. Самки «щебечут». Самцы демонстрируют друг другу силу и превосходство. Офисная бумага, будто травяной покров, устилает сцену.

Вот секретарши синхронно стучат по клавиатуре. Пауза. Из сплошного «бла-бла-бла» доносятся отдельные слова: «диета», «ресторан», «форд-фокус», «дура». И опять — костяной звук клавиш. Вот «самцы», войдя в служебный раж, бьются головой об стену или же — «прикладывают» об нее коллегу. Вот соперники, молодой и старый, сходятся в танцевальном поединке. В ход идут и break dance, и классические балетные фуэте, и скользящая «лунная походка». «Старый» не выдерживает нагрузки и… сгорает на работе — падает, задрав кверху скрюченные лапки, будто мертвый воробей.

А вот другая сцена производственного соперничества. Один из мужчин, приняв позицию борца сумо, краснеет, поднатуживается и буквально рожает лист офисной бумаги (а можно сказать, что испражняется им). Другой, глядя на это, принимает аналогичную «стойку» и… без усилий производит на свет два (!) листа бумаги, повергая тем самым соперника в отчаянье.

Корпоративные нравы асексуальны. А действия клерков подчинены закону служебного рвения. И только упоительно смешная картина коллективного тренинга, венчающего рабочий день, провоцирует выплеск бессознательного. Девушка-инструктор с энтузиазмом предлагает клеркам снять обувь и настроиться на достижение гармонии с собой и окружающими. И вот уже вся стая с испуганными, напряженными лицами бегает за ней по кругу и корячится в самых невозможных позах. Постепенно не только гуру впадает в экстаз, но и зомбированные клерки с безумным блеском в глазах сгребают под себя груды бумаги, видя в них лепестки роз, а в своих коллегах — сексапильных гурий. А тренинг, кажется, готов перерасти в коллективную оргию.

Пародия на тему корпоративного «закона джунглей» выходит у «Ликвида» какой угодно — меткой, ироничной, насмешливой. Но только не злой и не назидательной.

Разномастные (в силу разницы пластического рисунка) персонажи — вполне себе индивидуальными. И только в сильном финальном образе различия стираются. Актеры принимают на полу скрюченные позы «эмбрионов», и кажется, будто ветер подхватывает их и уносит, как груду ненужной, скомканной офисной бумаги.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.