Петербургский театральный журнал
16+

ЮРИЙ БУТУСОВ

1. «Деятель театра, поскольку он человек, должен отдавать себе отчет в том, зачем он делает театр», — говорил Дж.Стрелер. Ваши варианты? ЧТО ТАКОЕ ДЛЯ ВАС ТЕАТР? ДЛЯ ЧЕГО ОН?

У меня нет никакого определенного ответа на этот вопрос. Просто стараюсь, чтобы мне было интересно, стараюсь делать то, что хочу, стараюсь остаться самим собой. Старатель, одним словом. А вопрос этот звучит так или иначе все время, но я не чувствую необходимости отвечать на него. Так сегодня. Может быть, завтра будет иначе. Тогда отвечу.

2. Театральный словарь: атмосфера, ансамбль, ритм, мизансцена, действие, конфликт, музыка. Определите, пожалуйста, что означает для вас каждое слово. Ненужное вычеркните. Впишите недостающее для вас.

Эти понятия существуют в сознании как школа, все это должно быть, но мне кажется, что профессиональных определений достаточно, а в театре что-то может возникнуть только тогда, когда возникает свой «птичий» язык: вскрики, возгласы, междометия, понятные тем, кто работает вместе. А эти слова… Наверное, они важны, когда сидишь на кухне и думаешь о конфликте… Самые главные слова для меня — РИТМ, МУЗЫКА. Они меня провоцируют, мне важно услышать РИТМ, я начинаю что-то понимать, когда внутренне ощущаю разницу ритмов, контрапунктное сочетание ритма музыки и ритма действия. При этом МУЗЫКА для меня не имеет прямого отношения к действию, она — эмоциональное подключение.

ХОРЕОГРАФИЯ. Все — хореография, все — танец. Чтобы двинуть артиста, чтобы он оторвался от себя и от земли — надо, чтобы он все «протанцевал»…

АНСАМБЛЬ — это спичечный коробок… Каждая спичка по отдельности и все вместе… Наверное, ансамбль — это самое сложное. Когда его не возникает, я просто не могу смотреть спектакль. По пальцам можно сосчитать спектакли, где он есть.

Юрий Бутусов.
Фото из архива театра им. Ленсовета

Юрий Бутусов. Фото из архива театра им. Ленсовета

3. Режиссура конца ХХ века. Что из нее остается живо? Какие принципиальные вещи не решены?

Смешной вопрос… Все решено и ничего не решено. Каждый решает сам, куда «тереть мыло». Сейчас, мне кажется, собственно режиссура отделяется от того, что многие считают театром. Возникает два театра. Есть люди, которые занимаются тем, что называется для меня режиссурой и театром (Някрошюс, Гинкас, Фоменко), — и есть очень мощная волна ремесленной, антрепризной продукции, в которой любят участвовать и звезды, и просто артисты. Собственно, все они хотят этого, собирают полные залы, но именно это и не является для меня театром и режиссурой. Остаются родовые признаки: сцена, зритель, артисты, человек-организатор, который называет себя режиссером… Как соотнести их — и Някрошюса? Для меня в его театре нет никаких ребусов, а есть замечательная режиссура и поразительные артисты. Откуда он их только берет! Что они вытворяют, как оправдывают все его предложения! Нашего ты попросишь чашку принести — он задаст столько вопросов, что захочется все бросить и уйти из театра, а потом он вообще забудет эту чашку вынести, потому что для него это неважно, или сделает это так, что всех будет тошнить.

4. Ваше этическое кредо.

Никакого кредо у меня нет. Я никогда на эту тему не думал. Если что-то есть, то оно — в спектаклях.

5. Режиссура: искусство и ремесло. В чем диалектическое взаимодействие этих понятий и в чем конфликт их?

Сложность этого вопроса в том, что материалом для режиссера служат человеческие души. Поэтому называть режиссуру ремеслом, мне кажется, не вполне корректно.

6. Смерть театру в ХХ веке предрекали дважды. Что угрожает театру сегодня?

Ничего не угрожает. Существуют внутренние проблемы, связанные со сменой поколений, эстетическими изменениями… Степень правды существования на сцене все время меняется. Нужно попытаться «услышать» эти изменения…

7. Что такое лично для вас «живой театр»?

Это никак нельзя определить. У одного человека, режиссера, вкус есть, у другого нет. Станиславский кричал: «Не верю!» — на каком основании? Лично он не верил, не считал живым. Есть профессиональные понятия, связанные с процессом, органикой, импровизацией, но, в конечном итоге, все определяют интуиция и вкус.

8. Ваши самые сильные театральные впечатления за всю жизнь?

Когда-то давно на меня сильное впечатление произвел спектакль (о котором я с удивлением узнал от критиков позже, что это было очень плохо) — «Жестокие игры» в БДТ. Кая играл Г.Юшков. Какое-то время, в юности, я его боготворил. А дальше я не буду оригинален. Стал ходить в БДТ, пересмотрел все спектакли, была среди них, конечно, и «История лошади». Потом — Стуруа. Потом — абсолютный шедевр «Осень нашей весны» Габриадзе. «Вишневый сад» Брука, фестиваль спектаклей Гинкаса (мы учились, смотрели, обсуждали). «Тартюф» Эфроса — единственный спектакль, который я видел при его жизни. Само собой — Някрошюс, ну что может быть лучше «Пиросмани»! А фильм со Смоктуновским «Ночной гость»? Еще я люблю «Берегись автомобиля»… Книги Эфроса… Алису Фрейндлих… Чаплина… Фильм «В четверг и больше никогда»… Много, на самом деле, много.

9. Исполнилось 100 лет МХАТу. Идея русского репертуарного театра — что это: стопор, кризис или надежда?

Я другого пути не представляю. Эфрос сказал: для возникновения театра необходим режиссер, имеющий некие идеи, и группа артистов, которая может эти идеи воплотить. Это так, конечно, этого достаточно, но мне бы хотелось, чтобы были стены, был дом. Поражаюсь В.Крамеру, который уже столько лет героически держит бездомные «Фарсы». Сейчас вообще театр-дом исчезает. Но мне нужно куда-то приходить, и не только потому, что я ленивый, а потому что это единственно возможная творческая ситуация, когда и я могу открыться, и они, и мы вместе можем что-то сделать. Репертуарный театр — гениальная придумка, и лучше не будет. Другое дело — вопрос о механизме обновления трупп и создания поля для возможности возникновения новых театров.

10. Актер — художник или исполнитель, интерпретатор или создатель?

Если актер занимает позицию исполнителя — все, конец. Конечно, у всех разные способности быть авторами, но в идеале хотелось бы только этого. Для того, чтобы он стал автором, и придумана «система». Без его соавторства акт будет формальным, ничего не родится.

11. Бергман говорил: «Актер — брат и саботажник». В чем заключается братство и в чем — саботажничество?

Я думаю, любая зависимость переносится нелегко. Даже от родного человека.

Ю.Бутусов в редакции 
«Петербургского театрального журнала».
Работа над анкетой.
Фото из архива редакции

Ю.Бутусов в редакции «Петербургского театрального журнала». Работа над анкетой. Фото из архива редакции

12. Существует ли для вас понятие актерской школы? Какой вы себе ее представляете в идеале?

Да, для меня существует. И в идеале это А.И.Кацман. Я не учился у него, но насколько я это понимаю, видел, чувствую, наблюдал — это он. Может быть, я не имею права так говорить, но сужу по его ученикам. И было несколько случайных встреч с ним, которые на меня сильно повлияли. Я работал монтировщиком в Учебном театре, и когда он прибегал, совершенно безумный, и репетировал, и заставлял натягивать эти задники как надо — я понимал его отношение к театру. Директором Учебного театра одно время был Израиль Моисеевич Бернадский. И однажды, когда курс Кацмана должен был выступать перед какими-то деятелями театра, постелили ужасный половик. Кацман попросил хороший. Нету. «Тогда постелите бархатный занавес», — сказал Кацман. Прибежал директор: как это возможно — бархат? на пол? И тут начался такой мат! В результате — это невозможно представить — все было так, как хотел Аркадий Иосифович. Его безумие победило рационализм. А как он в буквальном смысле плакал, когда однажды отменили «Братьев Карамазовых» (что-то сломалось). Или: я что-то прибиваю, а он стоит сзади и смотрит, как это происходит, все ли тщательно, нет ли стрелок, заломов… Я встретил его случайно на Невском за неделю до смерти. А потом… Может быть, это глупости, но я их храню… В год, когда я поступил в институт, в сентябре, мы отвозили в Комарово фундамент для его памятника, а на следующий год — сам памятник. Это лирика, случайность, но для меня важно. Школа Кацмана. Человеческая и профессиональная.

13. Если бы вы имели возможность собрать собственную труппу со всего мира — из кого бы она состояла?

А хотелось бы, чтобы были непьющие.

14. Как вы относитесь к идее открытых репетиций (Бергман, Эфрос)?

Плохо. Мне кажется, это искусственная вещь. А скорее всего мне просто не хватает опыта.

15. Петербург. Ваши взаимоотношения с ним. Взаимоотношения с ним вашего театра?

Мне здесь хорошо.

16. В диалоге с кем вы находитесь?

С моими любимыми врагами.

17. Как вы ощущаете сегодняшнюю петербургскую театральную ситуацию?

Присутствие в городе Сергея Дрейдена снимает все отрицательные эмоции.

18. Рядом с Вами за круглым столом: В.Туманов, А.Праудин, Г.Козлов, Клим, А.Галибин, Г.Дитятковский, В.Крамер. Что вы скажете об этой компании и о том, что ее принято называть «новой волной»?

«Волна» подразумевает общую эстетическую программу. Ее нет. Просто не занимаемся производством. И может быть, поэтому у нас нет своих театров, а есть другие взаимоотношения с миром, с актерами…

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.