Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ХРОНИКА

ТАБОР ПРИХОДИТ В МЮЗИК-ХОЛЛ

В. Устиновский. «Таборная опера»
(либретто Ю. Димитрина по поэме А. Пушкина «Цыганы»).
«Петербург-концерт». Постановка Льва Рахлина.

Наверное, такого количества «датских» спектаклей театры не выпускали даже в советские времена к очередным юбилеям Октябрьской революции. Пушкина у нас нынче не ставит только ленивый. Пушкин в драме, Пушкин в опере, нет, пожалуй, еще Пушкина в балете, ну да нашими темпами это наверстать — проще простого. Появился свой Пушкин и в Мюзик-холле, который в последнем сезоне охотно откликается на так называемую тенденцию конца века — проще говоря, «эклектику» или, если угодно, синтез.

Элегантная, знаковая сценография: алая ткань превращется то в птицу небесную, то в дорогу «без начала и конца», а то в «цыганские шатры кочевые». Лапидарная, знаковая режиссура: вот скрипящее колесо истории, вот поддуваемый вентилятором костер, а вот и люлька без младенца.

А вот уважаемый зритель, и первая цыганская опера. А при чем тут Пушкин? Так он цыган уважал, по легенде в кишиневской ссылке девушку Земфиру любил, знаменитую поэму написал. Поэма эта, под незатейливым названием «Цыганы» неоднократно уж привлекала художников, актеров, музыкантов. Еще бы — яркие характеры, романтический конфликт, байронический герой, жестокое убийство в финале. Фабула хоть для анекдота, хоть для мелодрамы, хоть для гениальной оперы. Одна, правда, уже есть — «Алеко» называется — но предела совершенству, как говорится…

Конечно, этому спектаклю, если он будет жить (а в это хочется верить — прецедент-то единственный и по-своему уникальный), совершенствоваться еще предстоит. Но уже сейчас он удивляет потрясающим драматизмом — не действия, потому как навряд ли этот Алеко способен полюбить кого бы то ни было, да и эта Земфира, легкая как птица (недаром ее душа многозначительно парит в финале) меняет возлюбленных не по природной уверенности в своем праве на свободу выбора, но из легкомыслия. А удивляет драматизмом игры этих недраматических артистов — вокалистов и музыкантов ансамбля «Цыганский двор». По-цыгански пронзительные арии пророчицы — А. Вавиловой (великолепному голосу которой микрофон только мешает!) действительно переворачивают душу. Ансамбли всех шестерых солистов — живая иллюстрация протасовской фразы из «Живого трупа»: «Господа, вы когда-нибудь слышали, как поют цыгане… Это не просто воля… Сама природа заставляет рождаться эту песню, и всякий раз заново». Плачущая скрипка руководителя «Цыган» и по совместительству музыкального руководителя спектакля В. Устиновского говорит куда больше многих постановочных эффектов…

Никто не станет утверждать, что на свете мало опер. Есть и комические, и зонг-оперы, и те, которые мы привыкли называть классическими. Но вряд ли кто-то сможет назвать хотя бы одну фольклорную. Так что, имена создателей «Таборной оперы» огласить нелишнее — не исключено, что их по право занесут в книгу рекордов Гиннесса как авторов первой в мире цыганской оперы на пушкинский сюжет. Это либреттист Юрий Димитрин (известный драматург, автор первой российской рок-оперы «Орфей и Эвридика»), сценарист и постановщик Лев Рахлин (главный режиссер Мюзик-холла), композитор Владимир Устиновский (руководитель ансамбля «Цыганский двор»), художник Вячеслав Окунев (главный художник академического театра оперы и балета им. Мусоргского), балетмейстер Владимир Павлович (автор программ Л. Вайкуле и Л. Долиной).

P. S. И как, сказал один из благодарных зрителей: ай да Пушкин, не цыган, а как написал!!!

Другой Благодарный Зритель.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.