Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ХРОНИКА

ЩЕЛЫКОВО: ЩЕЛЫКОВСКИЙ АВИНЬОН

Кажется, Щелыково может стать маленьким российским Авиньоном. Наличие сцены-коробки, несколько интерьеров Литературного музея, усадьба и парк вокруг нее, парковые строения, холлы Дома творчества и даже разрушенные памятники архитектуры — все это дает возможности для «живого театра» пространственных импровизаций. Одним из сюжетов нынешнего фестиваля (Третьего Российского фестиваля любительских театров, который в этом году назывался «От Пушкина и до…» и на котором с 15 по 22 июня был показан 21 спектакль) стал как раз сюжет адаптации готовых работ к новым «природно-погодным» условиям, освоение театрами не столько интерьеров, сколько ландшафтных условий (спектакли на траве, у «голубого дома», у грибоварни).

То, что любительские театры играют, живут и дышат — вообще само по себе — чудо. С таких фестивалей увозишь, как правило, не столько художественные, сколько человеческие впечатления, просеивая сквозь сито восприятия лица, судьбы, намерения… В № 17 нашего журнала О. Скорочкина открыла для себя город Скопин (см. статью «Время колокольчиков»). До нынешнего щелыковского фестиваля я, например, никогда не знала, что в России существует город Похвистнево Самарской губернии. Теперь открыла его для себя тоже.

Несомненными лидерами фестиваля стали пять работ.

«Как уберечься от Пиковой дамы?» (по стихам Пушкина и школьному фольклору семейного театра «Предел» (г. Скопин, реж. В. Дель) — известный и побывавший уже на многих фестивалях спектакль. Но в данном случае спектакль игрался не в комнате, а возле заброшенного голубого дома — и к детским «страшилкам» прибавилась естественная «страшилка» пустого, нежилого пространства, из которого выскакивала Пиковая дама (казалось, обитавшая в покинутом, выморочном, темном жилище). Естественность существования в спектакле мальчика, Ильи Деля, прошла самую трудную проверку — проверку природной средой. Выходило и заходило солнце — и каждый раз почему-то это было кстати и контрапунктно связывалось с содержанием сцены.

Так же кстати пришлось Щелыково — спектаклю «Прошлым летом в Чулимске» Народного театра-студии «Сад» (г. Похвистнево, реж. В. Якиманский). Его играли у деревянной грибоварни, преобразованной в чулимский буфет. Когда стали появляться персонажи, не только приезжие зрители, но и местные, щелыковские, решили, что на спектакль пришли и пробираются на свои места опоздавшие жители окрестных деревень, настолько правдоподобны, органичны, точны по типажам были исполнители. Сильной стороной этого спектакля является отсутствие всяческой рисовки, театрального кокетства. Житейский слой разработан в спектакле подробно и ясно, искренность и простота до какого-то момента заменяют драматизм (к финалу его дефицит обнаруживается). В спектакле в полной мере присутствует важное свойство любительского театра — способность исполнителей отождествлять собственный жизненный, социальный опыт с опытом персонажа.

Еще один спектакль по Вампилову — «провинциальный анекдот» «Случай с метранпажем» (Нижегородский театр «На улице Станиславского», реж. Л. Гершкович). Этот коллектив уже третий раз определяет человеческую атмосферу фестиваля, сам спектакль — проработанный, разобранный по действию. В центре — Калошин в исполнении самого Л. Гершковича. Спектакль становится тренингом исполнителей на партнерство, на умение вести диалог с сильным участником, отчасти осуществляются педагогические задачи. Вообще отрадным и важным кажется обращение театров в Вампилову.

Интересный и по-своему новаторский спектакль привез на фестиваль Батыревский народный театр Чувашской области. Режиссер И. Агаков поставил пьесу Б. Чиндыкова «Ужин после полуночи». Сама пьеса, новая по характеру письма для чувашской драматургии, сочетает лирические, экзистенциальные и социальные мотивы, автор занят изучением менталитета чувашей, их исторической и природной обреченностью. Текст пьесы несколько претенциозен, сумбурен, хотя принадлежит перу несомненно талантливого автора. Агаков как будто очищает пьесу от нарочитости, органика и темперамент исполнителей дают ей другое дыхание. Подчас уровень исполнения приближается к уровню профессионального чувашского театра.

Еще одним любопытным спектаклем был эксперимент режиссера Л. Ширшиковой и группы «Звенящих товарищей» из Старой Купавны Московской области (ДК «Акрихин»). Они поставили «Коломбиниаду» — капустник на темы Блока и Ростана.

А потом начались сказки. Что за ужас эти сказки! Богатые костюмы, минимум смысла и абсолютная режисерская архаика (наверное, именно так отмечали самодеятельные театры СССР пушкинский юбилей 1937 года). Теперь долго-долго при первом звуке пушкинских сказок меня будут преследовать кошмары — пушкинские герои, словно в театре глухонемых показывающие, как «царь с царицею простился» и как «он в море закинул невод»… Кажется, все они разрабатывали категорию бесконечного: летучие пушкинские строки ползли, тяжелея от повторов, перебивались какой-то ярмарочно-балаганной или оперной музыкой…

Щелыковский фестиваль с каждым годом ширится, охватывает все большее число лиц, коллективов и городов (нынче в качестве гостей были режиссеры из Тобольска, Когалыма), к концу фестиваля в корпусах Дома творчества проживало около двухсот человек.

Днем шли практические занятия по режиссуре и речи, каждый вечер и до глубокой ночи — обсуждения спектаклей на режиссерских лабораториях, потом — костры, речка, белые ночи.

Всем мешали только комары, мошки и слепни. Были жертвы.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.