Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ХРОНИКА

«ФИЛОСОФСКИЕ ИГРЫ. ИГРЫ ФИЛОСОФИИ»

С. Мрожек. «Эмигранты». СПГАТИ. Мастерская Г. Тростянецкого.
Режиссер Игорь Селин

Ровно посередине ступеней проведена линия белым мелом. Она отделяет зрителей от актеров. Актеры играют на маленькой площадке (примерно, три на три метра) — это последний лестничный пролет. Зрители сидят прямо на ступенях (правда, кое-где есть несколько стульев), прижавшись к стенке, потому что героям спектакля часто не хватает места, и они вырываются на лестницу. Они то поднимаются, то спускаются. Весь спектакль движется сверху вниз и снизу вверх. Пространство здесь не горизонтальное, а вертикальное.

Театральный зритель уже привык к малым сценам, но пространство, в котором существуют герои спектакля «Эмигранты», необыкновенное, хотя все предельно просто — лестница, и ничего особенного. Но создается атмосфера. Холодные каменные ступени. Множество лестничных пролетов сверху. Голая тусклая электрическая лампочка.

Режиссер И. Селин еще учится в Театральной Академии на курсе Г. Тростянецкого, но о нем уже много говорят в связи с его постановкой на малой сцене Александрийского театра пьесы О. Богаева «Русская народная почта». Его спектакль «Эмигранты» поставлен по пьесе С. Мрожека. Работая с таким материалом, режиссер пытается уйти от психологического театра, строит спектакль, желая выдержать философскую объемность пьесы.

На сцене сталкиваются не две человеческие судьбы (у героев нет прошлого и будущего, нет даже имен, только две буквы: АА и ХХ, их жизнь вообще не имеет значения). Происходит борьба мыслей. Идея АА (актер А. Ронис) — это стремление к свободе мысли, освобождение. Идея ХХ (актер Д. Кириллов) — это служение и подчинение всему (власти, деньгам, судьбе и даже собственным мечтам).

Спектакль состоит из отдельных эпизодов, в каждом из них происходит столкновение идей. Вроде затихший костер распри разгорается все с большей силой, и два героя уже кричат, с пеной у рта доказывая свою правоту, их подхлестывает быстрая музыка… но на самом пике противоречий страсти стихают, чтобы через несколько минут разгореться с новой силой.

Сцена, которая производит самое сильное впечатление в спектакле: ХХ внизу на маленькой площадке, сидя на коленях, собирает деньги, разбросанные по полу. А выше, в пролете второго этажа, натянута железная сетка, на которой, прямо над ХХ, прыгает и кричит о рабстве АА. Одна идея вознеслась над другой, пытается растоптать ее. Но финал спектакля — почти трагедия, все споры ни к чему не привели, обе идеи уничтожены. ХХ рвет деньги и перестает быть идеальным рабом. АА рвет свой труд. Кому нужна совершенная свобода, и к чему она приводит?.. Любая теория, идея всегда надумана, неосуществима. Мысли — это железные гвозди, вогнанные в ум, от которых всегда возникает желание избавиться.

Финал не похож на весь будто пульсирующий спектакль. Ворох разорванной бумаги, мягкая музыка, сверху сыплется белое конфетти. В разных позах, как на фотографии, появляются и исчезают в свете раскачивающейся электрической лампочки: АА, ХХ, кукла, зонтик и чемодан. Потом темнота и тишина…

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.