Петербургский театральный журнал
16+

ЛАВКА ПИСАТЕЛЕЙ

КОСМИЧЕСКАЯ МЕХАНИКА ЭДУАРДА КОЧЕРГИНА

Кочергин Э. С. Категории композиции. Категории цвета: Практические исследования основных понятий. СПб., 2017.

Тридцать спиц соединены одной осью, но именно пустота между ними составляет суть колеса. Горшок лепят из глины, но именно пустота в нем составляет суть горшка. Дом строится из стен с окнами и дверьми, но именно пустота в нем составляет суть дома. Общий принцип: материальное полезно, нематериальное — суть бытия.

Лао-цзы, китайский философ VI–V вв. до н. э.

Эпиграф из Лао-цзы, предваряющий первую часть книги, собственно, и отражает всю глубину и драгоценный смысл труда Эдуарда Кочергина. Эта книга — о сути бытия, божественных законах мироздания, о которых человечество то и дело забывает, утрачивая знания и тоскуя о потерянной гармонии.

На московской презентации книги, состоявшейся в январе в Каретном сарае Бахрушинского музея, Сергей Бархин сказал, что эта книга «совсем не учебник, а подвиг и послание потомкам старейшего мастера». И действительно, Мастер, художник и писатель Эдуард Кочергин выступает в роли собирателя и хранителя знания, стража духовного богатства.

Разумеется, книгу можно назвать также и «учебником», однако сам автор считает, что не имеет «никакого права называть свой опыт преподавания учебником. Это, скорее, попытка практического исследования основных понятий, которые могут помочь нам разобраться в загадочном лабиринте композиционного мышления, подчиненного „закономерностям природной механики“ (П. Клее)». «Закономерности природной механики», космические и земные формы и ритмы, волны, линии, структуры, гравитация, физиология человеческого восприятия — все эти явления во множестве взаимосвязей и становятся настоящим «учебником» для Художника.

Академик, искусствовед Владимир Леняшин в одном из предисловий (а всего их три) также подчеркивает, что «личный опыт выдающегося мастера сцены претворяется здесь в глубоко осмысленное, построенное по законам драматургии повествование о пространстве и плоскости, о ритмах, пропорциях, о диалоге части и целого, интеллекта и интуиции, материального и духовного начал. И при этом каждый из геометрических или колористических элементов сценографической практики трактуется не только в своей уникальности, но и в широчайшем мировоззренческом спектре».

Личный «учительский» опыт Эдуарда Кочергина начался в 1966 году, когда основатель художественнопостановочного факультета Николай Павлович Акимов пригласил молодого, но уже известного театрального художника преподавать в ЛГИТМиКе. И Кочергину, «прежде чем согласиться на такое ответственное дело» и набрать в 1968-м курс, пришлось «погрузиться в изучение формальных и методологических проблем категорий художника вообще и художника театра в частности. Заставило „перешерстить“ и проанализировать массу материала, чтобы выстроить систему познания категорий изобразительного дела и организовать в результате свою практическую преподавательскую программу».

Что означало в советское время заниматься подобными поисками? В 60-е годы все что-то слышали о ВХУТЕМАСе и ВХУТЕИНе, все знали имена знаменитых художников русского авангарда Кандинского, Малевича, Матюшина, Фаворского, Поповой, преподававших там, но разыскивать и собирать по крупицам наследие этих мастеров, касающееся «методологии познания изобразительного дела», было просто даже опасно, и впрямь равнялось художественному и исследовательскому подвигу. В 70-е, когда Кочергин вел свой первый курс с ныне известнейшими выпускниками Орловым, Чередниковой, Земцовой, Викторовым, с его занятий проникали и, вдохновляя, расползались по институту волшебные слова и имена: «Баухауз», «Эль Лисицкий», «Вальтер Гропиус», «секретные сведения» о книгах, например, Рудольфа Арнхейма «Искусство и визуальное восприятие», понятия вертикали и горизонтали в сценографии… «Система Кочергина» была подобна герметизму, тайным знаниям, владение которыми причисляло в профессии к касте «посвященных». Сегодня на путь посвященного может стать человек, взявший в руки эту книгу.

Лев Додин, также написавший одно из предисловий, считает, что режиссерам она нужна как «хлеб насущный» и «грамота пространства и жизни в нем» равно необходима в театре, как нотная грамота в музыке.

Закончить же хочется фразой из предисловия художника Бориса Заборова: книга Эдуарда Кочергина — мощное звено в цепи, еще удерживающей в натяжении распадающуюся на наших глазах связь времен.

Мария СМИРНОВА-НЕСВИЦКАЯ
Февраль 2017 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.