Петербургский театральный журнал
16+

ЛАВКА ПИСАТЕЛЕЙ

ГЕРОЙ НЕГУБЕРНСКОГО МАСШТАБА

Белоногова В. Ю. Забытая мелодия: Жизнь и труды Александра Улыбышева.
Нижний Новгород, 2016.

В нижегородском издательстве «Кварц» вышла книга кандидата филологических наук Валерии Белоноговой «Забытая мелодия. Жизнь и труды Александра Улыбышева». Книга приурочена к 260-летию В.-А. Моцарта и посвящена жизни Александра Дмитриевича Улыбышева, писателя, драматурга и публициста, написавшего в нижегородском имении биографию великого австрийца.

Исследователь пытается понять, почему был забыт Улыбышев, один из первых (а в 1820-е годы едва ли не единственный) музыкальных критиков России, автор объемного труда «Новая биография Моцарта» в трех томах, написанного на французском и изданного в 1843 году, книги «Бетховен, его критики и толкователи» (1857 год), нескольких пьес.

Автор поставила себе целью воссоздать причудливую и, что и говорить, увлекательную биографию Улыбышева. Белоногова так и пишет: «Оставим музыковедение музыковедам, наше дело — жизнеописание».

Любое жизнеописание — немного детектив. Это — не исключение: автор дотошно воссоздает из разрозненных сведений извилистый жизненный путь Улыбышева. По ходу дела разбирается с неточностями, белыми пятнами биографии и разночтениями, в том числе касающимися даты и места рождения героя и даты его смерти (автор пришла к выводу, что корректная дата — около 30 августа 1794 года, место рождения — Дрезден, дата смерти — 24 января 1858 года). Начало пути — рождение в Дрездене, который в ту пору именовали Флоренцией на Эльбе, в семье коллежского советника Дмитрия Васильевича Улыбышева, затем недолгое пребывание в Москве (1811 год), которую герой окрестил «столицей калачей, невест и плохих книг». С августа 1812 года началась чиновничья служба в Санкт-Петербурге. А в 1830 году Улыбышев уходит в отставку, покидает столицу и перебирается на Нижегородчину, где живет то в Нижнем Новгороде, а то в родовом имении в Лукине (где он и умер). Финальную часть биографического исследования автор посвящает потомкам героя, в том числе его внебрачным детям и их наследникам. (С одним из внебрачных сыновей Улыбышева И. С. Покровским, жившим в Симбирске и бывшим домашним доктором семьи Ульяновых, связан скандальный вымысел о том, что он якобы был настоящим отцом В. И. УльяноваЛенина.)

Описывая почти двадцатилетний петербургский период жизни Улыбышева, автор останавливается на его деятельности музыкального и литературного критика, писавшего преимущественно на французском: для «Journal de St.-Petersbourg», а с июня 1829 года — для «Le Furet, Journal de litterature et des theatres», для франкоязычного прибавления к «Северной пчеле» и изредка на немецком для «Sankt-Petersburgische Zeitung». За публикации о музыкально-концертной жизни Петербурга Улыбышев в 1830 году был избран почетным членом Петербургского филармонического общества.

Вот тут-то становится очевидным, на мой взгляд, главное упущение книги — отсутствие в ней сколько-нибудь распространенных, обстоятельных цитат из заметок, рецензий, фельетонов героя. Его взгляды на музыку как таковую и на ситуацию в филармонической и шире — музыкально-театральной — жизни Петербурга остаются не проявленными для читателя, достаточно туманными, не подкрепленными цитатами из текстов. По части рецензий на французском автор ссылается на материалы, собранные Н. М. Сперанской для работы «А. Д. Улыбышев и его драматические опыты», опубликованной в сборнике РГГУ в 2013 году. Согласно данным Сперанской, с 1825 по 1829 год в «Journal de St.-Petersbourg» было опубликовано около 40 статьей Улыбышева о музыке, театре и литературе. Белоногова вскользь пишет и о серии статей Улыбышева, посвященных опере Вебера «Вольный стрелок» в Немецком театре Санкт-Петербурга, тем не менее отмечая, что долгие годы этот текст оставался эталоном музыкального анализа.

Прибегает автор и к понятному ходу определить значимость героя через его соприкосновения-пересечения с великими современниками. И вот в небольшой главе «Лев Толстой и Улыбышев» мы узнаем об эпизоде знакомства, имевшем место в 1857 году в Петербурге, с предположением о том, что Улыбышев был выведен в первой редакции рассказа «Альберт» (тогда рассказ назывался «Погибший») под именем персонажа Аленина (приводится фрагмент рассказа с диалогом спокойного и рассудочного Аленина и некоего художника о феномене творца и феномене творчества. Впрочем, фрагмент этот в окончательную редакцию рассказа не вошел и персонаж тоже). Продолжая линию дружб-знакомств героя с выдающимися современниками, исследователь, понятное дело, останавливается на сюжете знакомства с Пушкиным, рассматривая и развенчивая миф об их дружбе. Есть два дошедших до нас материальных свидетельства знакомства Пушкина и Улыбышева — рисунок Пушкина 1819 года с заседания «Зеленой лампы» в доме Всеволожского, где изображен председательствующий Улыбышев, и устное свидетельство О. Смирновой-Россет о том, что Пушкин и Улыбышев беседовали о Моцарте в доме Карамзиных. (Правда, не вполне понятно, из каких источников это самое устное свидетельство стало известно Белоноговой.)

Автор делает смелые предположения об эстетических расхождениях Пушкина и Улыбышева на основе несостоявшейся публикации статьи Улыбышева о сцене из «Бориса Годунова» и в связи «со стойким умалчиванием Улыбышева-критика по адресу своего младшего однокашника по „Зеленой лампе“»… А затем, основываясь на упоминании Пушкина в драме «Раскольники», написанной Улыбышевым в 1850 году, где герой Филимон Абрамов, крестьянин, лидер староверов, говорит: «Есть Русский ум, не уступающий никакому чужому уму. Ведь Карамзин, Крылов и Пушкин были Русские!», — автор заключает, что «это уже не общее место, а именно ВЫСКАЗЫВАНИЕ о Пушкине как о близком по духу художнике…».

Белоногова посвящает главу «Зеленой лампе» и участию в ней Улыбышева, опять же особое место уделяя вполне детективному сюжету про то, кто изображен на уже упомянутом рисунке Пушкина, и останавливаясь на обнаруженных в 1920-х годах общественно-политических статьях Улыбышева, опубликованных и прокомментированных Б. Л. Модзалевским в томе «Пушкин и его современники».

Отдельное место в книге занимает дружба-знакомство-наставничество Улыбышева и Милия Балакирева, который был в годы своей юности незаменимым участником музыкальных вечеров в доме Улыбышева в Нижнем и которого Улыбышев ввел в артистические круги и Москвы, и Петербурга. Сам Балакирев позднее писал, что Улыбышев был его вторым отцом.

Но какой бы увлекательной ни была биография героя, сколь бы сложной ни была задача исследователя из немногочисленных свидетельств и источников скрупулезно воссоздать жизненный путь героя (впрочем, биограф, увы, редко прибегает к архивным первоисточникам, черпая сведения большей частью из уже опубликованных материалов, цитируя и в большинстве случаев не давая ссылок на источник цитирования), все-таки, на мой взгляд, автор упускает самое важное — труды Улыбышева. О них Белоногова пишет в формате перечисления, они в содержательном смысле остаются за скобками книги. А ведь собственно музыковедческое, критическое наследие героя очевидно может вызывать не только библиографический, этнографический или социологический интерес. И именно анализ этого наследия способствовал бы «возвращению» Улыбышева в ряд значимых для российской культуры мыслителей.

Кстати, по прочтении книги у меня родилась своя версия причин нынешней относительной безвестности Улыбышева — достаточно, впрочем, поверхностная: оттого он забыт, что и его музыкально-критические статьи, и его главный труд, посвященный Моцарту, были написаны по-французски. На русском его главная книга увидела свет почти 50 лет спустя — в 90-е годы XIX века в переводе Модеста Чайковского и Зинаиды Ларош, с вступительной статьей музыкального критика Германа Лароша, и с тех пор не переиздавалась. А сборника музыкально-критических статей Улыбышева, переведенных с французского и немецкого, и вовсе нет.

Оксана ТОКРАНОВА
Февраль 2017 г.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.