Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ДЕТСКИЙ ДОМ

ЕЛОЧКА, ЕЛКА, ЕЛЬ…

«Большое путешествие маленькой Елочки». Фантазия по мотивам сказки Г.-Х. Андерсена «Ель».
Большой театр кукол.
Режиссер Руслан Кудашов, художники Андрей Запорожский и Алевтина Торик

«Ель». Молодежный центр театрального и киноискусства.
Инсценировка и постановка Екатерины Гороховской, Дмитрия Егорова, художник Фемистокл Атмадзас

Праздничные новогодние представления чаще всего именуются халтурой. Так вот, пусть отныне станет стыдно всем деятелям театра, кто позволяет себе относиться к новогодней елке недобросовестно! В Петербурге под Новый, 2009-й год вышли две премьеры по рождественской сказке Г.-Х. Андерсена «Ель».

Спектакль БТК, как и «положено» на новогоднем утреннике, предваряет интермедия в фойе, но у Руслана Кудашова она неразрывно связана со спектаклем. «Большое путешествие маленькой Елочки» на сцене разыграют зайцы, водившие хоровод со зрителями до входа в зал.

Разве можно удивить зайцами современного зрителя? Оказывается, можно. Зайцы — артисты. Точнее, две конкурирующие труппы. «Странствующий театр Магических превращений» — четыре ушастых зверя. У каждого оригинальное имя: Голова, Нострадамус, Щасвсебудет и Затык. И неповторимый характер. У каждого на шее элегантный черно-белый шарфик, а на ногах — светлые кеды (художники Андрей Запорожский и Алевтина Торик) (но при этом зайцы, конечно, настоящие — с ушками торчком и белым пушистым хвостиком). Они — подлинное искусство, молодое, энергичное. Им противостоят две «приглашенные звезды», напоминающие стареющих поп-идолов нашей эстрады, решенные в пародийном ключе, однако с тонким вкусом и прекрасным чувством юмора.

В конце интермедии актеры магического театра решают показать ребятам сказку про Елочку, а ей, в свою очередь, — про то, к чему приводит неуемное желание ускорить время. Такой вот театр в кубе.

Зайцы открывают занавес, и зритель видит елочное семейство в зимнем лесу: присутствуют все поколения — от прадедушки до правнучки, заглавной героини. Елочка Ольги Гапоненко — не совсем андерсеновская. В сказке «ни солнышко, ни пение птичек, ни розовые утренние и вечерние облака не доставляли ей ни малейшего удовольствия». В спектакле Елочка радуется: «Как хорошо в лесу! Жаль, что этого никто не видит». Она озорная, ей все интересно — и звезды на небе, и снег на ветках, и что будет дальше, и что такое море. А родные вокруг только ссорятся, ничего вокруг не замечая, и боятся слова «дровосеки» (а она даже не знает, кто это!) — оттого и скучно ей жить в лесу. Зайцы тоже ссорятся, но все умеют превратить в игру.

Н. Тарновская (Нострадамус), О. Гапоненко (Елочка). «Большое путешествие маленькой Елочки». Фото В. Постнова

Н. Тарновская (Нострадамус), О. Гапоненко (Елочка). «Большое путешествие маленькой Елочки».
Фото В. Постнова

Заяц по имени Голова дает команду, и на сцену нарочито театрально выдвигаются дополнительные кулисы и белый задник. Леса больше не видно, Елочка остается в центре на протяжении всего действия, а вокруг нее все быстрей и быстрей будет меняться пестрый ряд разнообразных плоских деревянных кукол, предметов, декораций. Какой этот «магический театр»? Условный, наивный и смешной. Все действие поделено на сцены («ход времени», «бег времени», «праздник» и т. д.), о которых громко объявляет один из зайцев. Он сообщает зрителям: «Наступила весна» — и попутно объясняет своему товарищу, что «наступать ни на кого не надо». И если «лето пробежало», то от исполнителя с круглым солнышком на голове (словно с детских рисунков) требуется только промчаться по сцене. Театр действительно магический. На заднике возникают разнообразные двигающиеся проекции: сияет солнышко или ездят туда-сюда разноцветные машины. Или сменяют друг друга живописные шедевры великих мастеров, посвященные таинству рождения Иисуса: пещера, Иосиф с Марией, волы, поклонение волхвов, Ангел и звезда (лирическое высказывание режиссера — рождественские стихи Иосифа Бродского, которые читает заяц Нострадамус, — услышат, конечно, взрослые зрители, но и дети, может быть, запомнят: обязательно настанет момент, когда «смотришь в небо и видишь — звезда»).

Кудашов, ставя сказки, часто придумывает второстепенных героев. В «Елочке» таким придуманным оказывается целое общество — «Общество забытых вещей». На чердаке, куда попадает героиня после праздника, вместо мышей, которые приходили к ней в сказке, чтобы послушать интересные истории, в спектакле — целая свалка забытых вещей: самовар Иван Иваныч, простодушная стремянка «простая, русская», изысканный граф Граммофон и т. д. Одушевленные вещи, имеющие свой характер и свою нелегкую судьбу, — придумано в духе Андерсена. И, конечно, то, что все вещи играются теми же актерами, что и семья Елочки, — не случайно. Именно в «ОЗВ» героине предлагают вспомнить то время, когда она была счастлива (такова цена вступления в общество). Разумеется, она вспоминает свою семью.

Сцена из спектакля «Большое путешествие маленькой Елочки». Фото В. Постнова

Сцена из спектакля «Большое путешествие маленькой Елочки».
Фото В. Постнова

Когда Елочку отправляют в мусорный контейнер и поджигают, на сцене возникает настоящее пиротехническое шоу. Кулисы магического театра исчезают, возвращая героиню домой. После пережитого она готова простить все своим родным.

Магическое представление — настоящее испытание, искушение души маленькой Елочки. Поскольку вся постановка — своеобразный сон, театральная реальность, целиком и полностью созданная Зайцами, то Елочке в конце предоставляется право выбора. Он — в пользу вечных ценностей, любви, дома, которые все-таки важнее короткого ослепительного мига. Финальная музыка, в которой слышны хоралы (музыкальное оформление Владимира Бычковского), возвещает: «Душа спасена».

В постановке Дмитрия Егорова и Екатерины Гороховской действие сказки перенесено в современный мир с его реалиями: наглыми милиционерами и пьяными дедами морозами с покосившейся бородой, с фейерверками, взрыв которых напоминает разрыв снаряда на войне, с салатом оливье, без которого праздник не состоится.

Название спектакля содержит суровое, совершенно не праздничное уточнение: «Ель (не елка)». Место действия — городская помойка. Малая сцена театра Ленсовета завалена разноцветными мусорными мешками. Рядом с ними ютятся пластмассовые бачки, а в центре стоит уличный фонарь (художник-постановщик Фемистокл Атмадзас). В такую обстановку попадают герои разных сказок Андерсена: Стойкий оловянный солдатик (Сергей Агафонов), Танцовщица (Ольга Семенова), Девочка со спичками (Анна Карпова), Оле Лукойе (Олег Абалян). В их костюмах есть какие-то намеки на прежнюю, сказочную, жизнь (художник по костюмам Ольга Атмадзас). Только Девочка со спичками одета в современные черные широкие штаны и кофту и ничем не напоминает сказочный персонаж. В начале все герои сжимаются в тесный круг, чтобы спастись от царящего вокруг звукового хаоса: звонки мобильных телефонов, гул машин… Герои эти (видимо, за ненадобностью) находят приют на помойке. Здесь они собираются скромно встретить Новый год, открыв бутылку молока. Но тут в их мир неожиданно врывается новый персонаж.

Это Девочка-восьмиклассница с внешностью типичного эмо: черные обтягивающие джинсы, громоздкие кроссовки, жирные черные полосы макияжа. Как и полагается в этой субкультуре — у нее истерика. В руках девочка держит мягкую игрушку — белку из мультика «Ледниковый период». Из ее гневных речей по мобильному телефону мы понимаем, что героиня Алены Бондарчук считает себя уже выросшей из таких подарков и в обиде на родителей, которые все еще считают ее маленькой. Именно она и станет Елочкой в спектакле, который решит разыграть для нее Оле Лукойе.

Сказку будут лепить, как говорится, из того, что есть. Из мусорного пакета появятся зеленые ошметки, которые станут нарядом для Елочки. В качестве праздничных украшений — кусочки фольги. Кто-то даже хотел повесить на нее старую компьютерную клавиатуру, но это некрасиво.

Сцена из спектакля «Ель». Фото Е. Беликова

Сцена из спектакля «Ель».
Фото Е. Беликова

Актеры из подручных материалов создают целые истории. Скажем, еще в начале Елочка говорит, что не знает, что такое море. И рождается интермедия на тему «море». Голубой полиэтилен вздувается парусом и тут же простирается «водной гладью» на всю сцену. Сквозь прорези появляются несколько рук в перчатках — это и рыбы, и чайки, хватающие пищу острыми клювами. Белый бумажный кораблик проплывает по волнам. С одного конца появляется голова, которая в рапиде изображает, что тонет. С другого конца появляется капитан с бутылкой — подзорной трубой и бросает утопающему бублик — спасательный круг. Тот хватает его зубами. И все это под музыку, напоминающую шотландский рожок (музыкальное оформление Дмитрия Егорова, Андрея Титова). Жаль, что таких сцен, остроумных и изобретательных, в спектакле немного. В «Ели» избыток суеты, и порой авторы спектакля слишком настойчивы в желании окунуть зрителя с головой в аллюзию на сегодняшний мир. Неужели история Елочки актуальна только для девочек эмо?

В процессе перевоспитания капризной девушки сказочная труппа Оле Лукойе успела поссориться и помириться: Девочка со спичками согласилась с тем, что главная роль досталась не ей, нагрянувший Милиционер не сразу, но втянулся в общую игру. В финале сказочные герои уходят вместе с Оле Лукойе в неведомое далеко, и прибежавшая с едой (чтобы устроить настоящий Новый год) Елочка застает только притомившегося костюмированного Деда Мороза. Не детский, но, несомненно, новогодний финал: она кормит его салатом оливье.

Казалось бы, что может быть общего между кукольным спектаклем Руслана Кудашова в БТК и драматическим Екатерины Гороховской и Дмитрия Егорова на малой сцене Ленсовета? Роднит режиссеров Мастерская Г. М. Козлова и то, что их по-прежнему относят к «молодым», хотя за плечами у них ряд серьезных постановок. Сближает спектакли и внутренняя драматургия, и задача поставить новогодний утренник как «художественно полноценный спектакль» — понятия нынче почти несовместимые. В обоих случаях инсценировщики додумали сказку Андерсена, воспользовавшись ею как поучительной историей. В центре внимания обеих постановок — героиня, взрослеющая не в абстрактном лесу, а в собственной семье, настоящей или сложившейся при определенных, непростых обстоятельствах. И сюжет сказки разыгрывается для нее, дабы изменить ее отношение к родным и научить ценить каждое мгновение жизни. Трагизм андерсеновского финала снят приемом театр в театре, зато зрители остаются вместе с героиней, живой и невредимой, понявшей и принявшей своих близких такими, какие они есть. Ведь любовь в семье — гораздо важнее, чем неизбежное несовпадение привычек и характеров, наших несовершенств и разногласий. Это и есть настоящая ценность.

Февраль 2009 г.

В указателе спектаклей:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.