Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

ВЫШЕЛ АКТЕР — РАССТЕЛИЛ КОВРИК

У. Хуб. «У ковчега в восемь». Театр «Мастерская».
Режиссер Екатерина Гороховская, художник Соня Матвеева

Жили-были три пингвина, скучали, стенали, смотрели на льдины, потом и вовсе поссорились с тоски. Пока один, обиженный, дулся в одиночестве, к двум другим прилетела Голубка с вестью: Господу Богу всё и все надоели, поэтому Он устраивает великую чистку — Всемирный Потоп. Но, друзья, без паники, вам повезло: есть пара билетиков на Ноев ковчег, сбор у ковчега — в восемь, просьба не опаздывать. Перед пингвинами встает дилемма: билетов — два, друзей — поболе. Что делать? Пойти на преступление? На обман самого Господа Бога?

Пьесу «У ковчега в восемь» немец Ульрих Хуб написал в 2006 году по случаю: одно издательство предложило пяти театрам создать спектакли для детей на тему религии. Хуб выбрал легенду о Всемирном Потопе и на ее основе выстроил не нравоучительную, а вольнодумную историю про дружбу, где за кажущимися шутками и несерьезностью есть и мудрость, и мораль, недаром в том же 2006 году пьеса была признана лучшей в Германии.

В России пьеса про пингвинов уже стала репертуарной (спектакли идут в Самаре, Саратове, Челябинске, Москве, Екатеринбурге, Барнауле, не считая читок в рамках режиссерско-драматургических лабораторий на фестивалях). Еще больше «Ковчег» ставят в Европе (в одном немецком театре за пингвинов — немолодые мужчины, отцы семейств, и весь их трип-ожидание на Ковчеге — чистый абсурд, Беккет, не меньше).

В спектакле Гороховской пингвины — каверзные, гиперактивные подростки в возрасте от 12-ти до 17-ти. Измученные однообразным пейзажем Южного полюса, приятели-пингвины треплются (именно так, влегкую, запанибрата, обмениваясь тычками и подначиваниями) про дружбу, смерть, одиночество, про то, есть ли вообще Бог, а коли Он все-таки есть и неустанно следит за нами, то почему Его никто не видел? Почему верить в Него принято так, за здорово живешь, без доказательств? В общем, задают вполне резонные вопросы, которые беспокоят не только детей, но и взрослых (разве что последние не произносят их вслух).

Третий пингвин хочет поймать бабочку.

Второй. Ты не слышал?

Третий. Но я хочу ее прикончить.

Первый. Не убий.

Третий. Кто это сказал?

Первый. Я.

Второй. Нет, Бог.

Первый. Точно.

Второй. Бог сказал — не убий.

Третий. Кто это?

Второй. Бог?

Первый. Сложный вопрос.

Второй. Объясните ему.

Первый. О, Бог…

Второй. Бог добрый.

Первый. Бог умный.

Второй. Бог большой.

Первый. И очень, очень могущественный.

Второй. У него только один маленький недостаток.

Третий. И какой же?

Второй. Его нельзя увидеть.

Первый. Бог невидим.

Третий. Но это большой недостаток, если его нельзя увидеть. Невозможно знать наверняка, существует ли он*.

* Перевод Екатерины Гороховской и Йоханна Ботта.

В отличие от других спектаклей по «Ковчегу» (что наших, что европейских), в «Мастерской» костюмы для героев не стилизованы под «натуральные» и не сшиты из мягкого плюша, будто эти «пингвины» только что вернулись с детсадовского утренника. Да, весь гардероб героев выдержан в черно-белом «пингвиньем» цвете, но вообще перед нами — современные молодые ребята, весельчаки, пижоны и модники.

Они носят штаны-зуавы, растянутые майки, кенгурухи и забавные шапочки (художник по костюмам — Соня Матвеева).

М. Касапов (Третий пингвин), Е. Шумейко (Первый пингвин),
Н. Куглянт (Второй Пингвин). Фото Д. Пичугиной

М. Касапов (Третий пингвин), Е. Шумейко (Первый пингвин), Н. Куглянт (Второй Пингвин). Фото Д. Пичугиной

Летом 2010 года «Ковчег» Гороховской был только эскизом в рамках Лаборатории «ON.Театр». Тогда в текст пьесы были вмонтированы несомненно гениальные, но изрядно растиражированные (и потому воспринимаемые как приторно-умильные) письма детей из книги Михаила Дымова «Дети пишут Богу». В спектакле все сантименты про «боженьку» убраны, актеры обходятся только драматическим текстом — и его остроумия вполне достаточно. В итоге перед нами четко сбитая по ритму работа. Пластика и стремительность реакций трех актеров «Мастерской» словно снята с героев какого-нибудь мультфильма DreamWorks. А их мимику, ужимки, прыжки, танцы и падения сопровождает победительная музыка для скейтборда.

Со сценографией все очень просто. Пустая черная коробка сцены, а на авансцене — маленький белый коврик, где, как на льдине, примостились пингвины. Они и сами, черно-белые, подвижные, напоминают дрейфующую в океане льдину — впрочем, это уже почти метафора, ведь так же, как льдина, дрейфуют в их беспокойных головах мысли. С другой стороны, этот минимализм постановки — отсылка к Станиславскому: актер вышел на площадь, расстелил коврик — и начался театр. На фоне множества спектаклей, умерщвленных реквизитом, видеоэкранами, костюмами (а все это закрывает, замещает и артистов и режиссуру), в этом — ничего лишнего.

Здесь чудо театра, захват нас, зрителей, в их, актеров, игру, появится словно из ничего, враз, как по щелчку пальцев. Пингвины танцуют, складываются пополам, становятся кучей-малой, вступают в шуточные и задиристые поединки. Если они дружат, то «навечно», если ссорятся, то так же — раз и навсегда. Правда, через минуту забывают, что поссорились, встают под общий зонтик, говорят друг другу что-то самое хорошее, и снова у них все — навечно. Они лихо общаются друг с другом, не менее забавны их отношения с другими. Этих других немного, из тех, что зримо появляются, только Бабочка да Голубка. Ноя, как и Бога, не видно, но хотя бы слышно: голос Ноя — Арсений Семенов. Поскольку режиссер делает спектакль все-таки про подростков, то, к примеру, Бабочка здесь, с одной стороны, иллюстрирует заповедь «не убий», с другой, олицетворяет некую условную красотку из параллельного класса. Бабочка — Анна Арефьева — появляется на сцене в развевающихся гавайских одеждах и делает крылышками «бяк-бяк-бяк» под мелодию юга. Обалдуи-пингвины жадно смотрят вслед этой небесной красоте, наконец Третий, скорее с досады (потому что — понравилась и он не знает, что с этим «понравилось» делать), чем от злости, кричит: «Я ее сейчас прикончу!»

Хотя все трое артистов «Мастерской» играют пингвинов в одной стилистике, но постепенно из этой гиперактивной компании начинаешь выделять характеры. Видно, что Первый (Евгений Шумейко) больше всех клоунничает и гримасничает, ко всему он еще и немножко ханжа, немножко фанфарон, а при случае может состроить на своей подвижной физиономии хорошую мину Богу. Второй (Николай Куглянт) — пацифист, ведет себя индифферентно, как бы наблюдая за миром со стороны, у него всегда — акуна матата, лишь бы все жили в согласии. Третий (Михаил Касапов) — задира, склонен к паранойе, очень раним, в Бога до поры не верит (судя по всему, из вредности), но вообще — нежная душа.

Голубка (Алена Артемова — этакая космическая леди в белом комбинезоне и летчицких очках, с белым рюкзаком) тоже не без характера — это въедливая, нервная от обязанностей (зверей на ковчеге много, она — одна, и старик Ной — не лучший помощник), вздорная особа, не лишенная кокетства.

Слово за слово, но Первый и Второй пингвины все- таки проносят Третьего под самым носом и у Бога, и у Ноя, и у Голубки на ковчег контрабандой (в клетчатой сумке «челночников»). Дружба побеждает.

Правда, в самом конце этого бурного рассказа о дружбе режиссер Гороховская набрасывает рисунок совсем новой, самостоятельной истории — про любовь. Которая постепенно возникла между Первым пингвином и Голубкой (та по рассеянности забыла прихватить на ковчег Голубя, осталась без пары, поэтому Первый пингвин вызвался помочь). Евгений Шумейко и Алена Артемова играют здесь первое чувство, некую прелюдию к любви. И после бодрящих ритмов для тела, что звучали весь спектакль, возвышенная музыка Моцарта (под которую в финале обнимают друг друга уже явно не Пингвин и Голубка, а молодой человек и девушка), возможно, покажется пафосной. Но, очевидно, режиссеру нужен этот пафос, как нужно и ценно (особенно после трескотни разговоров) финальное молчание. За кадром этой немой последней мизансцены про любовь угадываются новые, совсем не детские испытания.

Февраль 2011 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.