Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

ЧЕТЫРЕ ДЕБЮТА ПРОТИВ АЛИСЫ ФРЕЙНДЛИХ

В. Асланова. «Уроки танго и любви». Творческая компания «МК-ЯН».
Режиссер Елена Прокопьева

Строго говоря, ознакомившись с пьесой «Танго навсегда» Валентины Аслановой (зрелой актрисы театра Российской Армии, без видимых показаний взявшей стило в руки), выдающейся Алисе Фрейндлих пристало, отбросив прочь этот драматургический потуг, лишь воскликнуть «jamais!».

Асланова, как поведал нам вездесущий интернет, «Танго» свое много лет назад посвятила подруге — Ирине Печерниковой (кто не припоминает, Ирина Печерникова — очаровательная героиня фильма «Доживем до понедельника»). Но отчего-то право первой читки предоставила Алисе Бруновне, которая, правда, вдохновилась опусом не стремительно — вспомнила о нем лишь спустя пять лет.

Свежих струй в сюжете, рассчитанном на двух исполнительниц, обнаружить не удается: пожилая героиня — известная в прошлом и, как водится, подзабытая ныне парижская танцовщица Мадлен Вердюрен. Молодая героиня — неуклюжая провинциальная простушка Симона, исполняющая при мадам обязанности экономки, горничной и живой души. Жизнь Мадлен складывается из воспоминаний о подмостках, ушедшей молодости, бывших возлюбленных, из свежего йогурта и незажигательных перебранок с Симоной. Размеренно невеселые будни прерывает звонок старинного друга-импресарио, который, как Дед Мороз, предлагает Мадлен станцевать танго с любимым партнером Диего в зале «Олимпия» за гонорар в 25 тысяч франков. Увы, Диего скашивает свинка. Мадлен в отчаянии. Симона в смятении и жалости. Но выход найден: Симона заменит Диего, и женщины вдвоем таки выйдут в ритмах танго к зрителям вожделенной «Олимпии». Мадлен в мужском обличье (фрак, котелок, сигара), Симона — на четыре головы выше — в дамском (обнаженная спина, платье цвета краплак).

А. Фрейндлих (Мадлен), В. Владимирова (Симона).
Фото Ю. Кудряшовой

А. Фрейндлих (Мадлен), В. Владимирова (Симона).
Фото Ю. Кудряшовой

Полное отсутствие драматургических ходов могли бы скрасить искрометные, остроумные, живые диалоги, в которых что ни реплика — то лексическая радость. Но текст до неловкости пустой, вялый, никчемный. Остроты типа «артрит — мой партнер», «у него свинка? Какое свинство!» соперничают с неординарными сентенциями типа «артист без сцены жить не может» и «наше танго — это была целая жизнь, полная юмора и добра».

Спасти женщину-драмодела могла бы ее коллега по дебюту и полу — постановщица спектакля «Уроки танго и любви» Елена Прокопьева. Спасти талантливой режиссерской рукой. Если бы обладала ею. О постановщице мы знаем, что она хореограф, создательница танцевального коллектива «Крепостной балет», знаем, что долго практиковала в далеком сибирском городе Шелехове. В культурной столице оказалась недавно. В режиссуре — вчера. Но женщина, по всему видать, смелостью не обделена, рефлексией не обременена, коли берется ставить на Алису Фрейндлих. Ее режиссерская фантазия ограничивается расположением двух актрис на диване, у дивана, за диваном. Два шага от него в сторону одной кулисы, три — в сторону противоположной. Диван вообще становится центральным объектом приложения актерских сил и тел. Его нечеловеческий магнетизм обусловлен практически полным отсутствием на сцене других предметов. Идеальное сценографическое решение для гастрольного чёса. Собственный балетный коллектив тут же, под боком у Фрейндлих и на заднем плане одаривает нас скромными хореографическими па. Танцевальные экзерсисы вроде бы существуют не просто так, а «составляют волшебство», то есть обозначают «сны, фантазии и грезы» (как намекает программка) главной героини. Их бессмысленность может быть оправдана только тем, что героине — артистке на пенсии — еще и не такое может привидеться. Наездницы, седлающие мужчин, легкие конвульсии многоруких девушек, свалка тел, грациозные прыжки через диван — вот неполный перечень грез. И все это под прекрасную музыку, но до такой степени навязшую в ушах, что ее даже не замечаешь.

Еще один дебют проекта — Елена Бадмаева. Дизайнер и модельер одела актрис в силу своего востребованного на подиуме дарования. Мадлен — сначала в шелковую пижаму и тапки с помпонами, затем в домашнюю черную пару; Симону — в зеленое платье с передником, затем в горошек из крепдешина. Оба наряда из серии «я девушка непорочная». Дизайнерская находка: под платьем Симона носит сразу три комбинашки. Вероятно, для смеха.

Варвара Владимирова, впервые вышедшая на драматическую сцену в большой роли, ничем не посрамила династию. Но, к сожалению, никаких творческих открытий не случилось. Утешает только то, что в этом она была не одинока. Можно долго говорить о том, что драматургический материал и режиссер не оставляют актрисам шансов, но никакие разговоры не отменяют того, что Фрейндлих продемонстрировала нам лишь набор своих фирменных трюков и прекрасную физическую форму, а Владимирова — профессиональную пригодность. Актрисы понарошку танцуют, хмелеют от одного бокала, изображают растерянность, отчаяние, досаду и ни на секунду не дают себя заподозрить хоть в минимальных душевных затратах.

В одном из недавних интервью Фрейндлих объяснила: «Идея сделать антрепризный спектакль витала давно. Мне очень хотелось поработать со своим отцом — он тоже актер. Но как-то не сложилось: мы служили в разных театрах и… просто не успели. И тогда мне безумно захотелось, пока я не сошла с дистанции, поработать на сцене с дочкой. До этого она снималась в кино, а в репертуарном театре не работала никогда. И мы начали искать пьесу, которая, так или иначе, подходила бы нашему дуэту».

Заметим, что с отцом Фрейндлих когда-то думала репетировать «Цезаря и Клеопатру» Б. Шоу. В пьесе, если кто помнит, мудрый Цезарь учит Клеопатру быть царицей и человеком. Нынешний спектакль, трижды менявший название — «Танго навсегда» вполне символически превратилось в «Уроки танго и любви», — оказался настоящим уроком материнской любви, что, конечно, тоже немало.

Тут, увы, не обойтись без расхожей цитаты: поистине «бывают странные сближенья». Увидеть соседствующих на одном поле Асланову с Прокопьевой — несложно. Но присутствие Алисы Фрейндлих посреди этого творческого «бурьяна» оскорбляет художественное чувство.

А что, собственно, публика? Зал заполнен на 100 %. Красивые букеты. Их много. Улыбки, овации, умиление. Пожалуй, единственно замечательной в этот вечер была царившая в зале любовь. Настоящая, глубокая. Та, которая от долгих прожитых совместно лет делается лишь крепче. Благодарный верный зритель ни в чем не сомневался. Он просто непоколебимо любит свою Алису.

Сентябрь 2009 г.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.