Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ХРОНИКА

UN MARIVAUDAGE CRUEL (жестокий мариводаж)

П.-К. Мариво. «Двойное непостоянство». «Баллатум-театр» (Франция)

Шелест, шёпот, облако пудры — пуфф!.. чуть слышное реверанс — Ах, маркиза!., нежность, томность, ревность, верность — реверанс — Ах, Лизетта! — кокетство, жеманство, непостоянство далее, далее игра любви и торжество любви — реверанс — Ах, Мариво! Угодно ль вам, сударь? — А вам, сударыня?

Ничего подобного.

Вытертый красный плюш, продавленный диван, стриженая девчонка — мини-платье, башмаки без каблуков — вверх-вниз по дивану, со спинки на сиденье: провались, пропади пропадом ваш принц, хочу Арлекина! Это если не вслушиваться в текст — там слова другие. Смысл тот же. Не нужен принц, нужен Арлекин. Любовь?..

Мариво. «Двойное непостоянство». Странный спектакль.

Будто содрали гобелены со стен, обнажили дранку, прикрыли кое-как и заставили жить, то есть любить (жизнь равна любви, жизнь исчерпывается любовью, ничего сверх того). Не до шуток. Непонятный мир, непонятный дом, хозяин — Принц, но существует ли его королевство? И по какому праву распоряжается он другими?

Всё очень жестоко.

Сильвия и Арлекин любили друг друга, Принц полюбил Сильвию, Фламиния — Арлекина. Чувства и тех и других несомненны, всё всерьёз, без малейшей фальши, без притворства. Но почему же Принц во что бы то ни стало хочет заставить Сильвию разлюбить Арлекина и полюбить его самого? Не обмануть, не взять силой, а именно — заставить полюбить.

Насилие над чувствами — об этом спектакль. Заговор вокруг Арлекина и Сильвии сплетается всё гуще, в нём заняты все обитающие в этом странном доме персонажи: Фламиния, Лизетта, Тривелин, наконец — действующее лицо, в пьесе отсутствующее, некий Господин без каких-либо иных координат. Его функция следить, выслушивать, наблюдать за происходящим. Приёмы воздействия на влюблённых — многообразные и изощрённые, от любезных уговоров, лести и гастрономических изысков к грубому «телесному» соблазну, подкупу дворянской грамотой и мощной психологической атаке. Ничего не прибавлено к сюжету, текст Мариво остается в силе, только снят верхний слой, оболочка. То, что вырывается наружу — жестоко, вызывающе некрасиво.

Сильвия (Нора Криф), понемногу утрачивающая осторожность, принимает от Принца в подарок платье. Прямо на сцене, на глазах у всех она переодевается, стягивая старое — скромно и аккуратно высвобождаясь из него под прикрытием нового, и прежнее платьице, как сброшенная кожа, упадёт к её ногам. Там и останется, позабытое, а девушка побежит дальше, радуясь перемене. Потом из столовой, смакуя ощущение самого прекрасного в жизни обеда, появляется Арлекин (Эдуард Ладзарини). Его состояние восхитительно, он готов поделиться со всеми своим восторгом, в каждом жесте, в каждом слове — простодушное довольство собой и уверенность в том, что всё к лучшему. Разглагольствуя о достоинствах обеда, он пересекает сцену, направляясь к дивану, где только что сидела Сильвия, и вдруг замечает на полу смятое платье. Сколько боли, сколько неподдельного отчаяния — словно надломилось что-то в душе этого наивного смешного паренька, до сих пор не особенно-то вызывавшего сочувствие. Неважно, что это всего лишь нелепое подозрение, не более чем случай — переживания героя абсолютно искренни, ему веришь, в такие мгновения многое становится понятно в общем решении спектакля.

Эстетика «Двойного непостоянства» основана на разрушении стереотипа классического спектакля, на отказе от всего того, что традиционно заключено в понятии «мариводаж». «Красивому» в этом спектакле положен запрет: вместо кринолинов и мушек — чёрные платья неопределённо-современного покроя, скромные причёски и туфли без каблуков, изменяющие походку. Пластика — угловатая, резкая, ничего от танца, скорее — гимнастика, силовые упражнения. В финале, когда всё придёт к завершению, Принц заполучит Сильвию, а Фламиния — Арлекина, не у дел останется Лизетта (Мюриель Ллюш), которой не удалась попытка совратить Арлекина. Теперь она требует внимания к себе — и всем мужчинам в буквальном смысле вешается на шею, а они, по очереди, со всей силы швыряют её на тот же продавленный диван. Зрелище не из приятных, требующее от актёров немалой физической выносливости и тренировки.

«Баллатум-театр» — молодая нестоличная труппа, созданная в 1983 году режиссёрами Ги Аллушери и Эриком Лакэскадом (в спектакле он исполнил роль Принца). Актёры молоды и полны энергии — это очень чувствуется в «Двойном непостоянстве» — мощный энергетический посыл, идущий со сцены. Некрасивость лиц, костюмов, жестов, поз может порой вызывать ответные отрицательные эмоции — но спектакль властно держит и не отпускает.

А ежели угодно — пошелестите страницами, авось выпорхнет кто-нибудь в облаке пудры… ах, Мариво!..

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.