Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

НА ТЕАТРЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Владимир Богатырев отвечает на вопросы анкеты «ПТЖ»

1. Почему вы обращаетесь к материалу о войне? Что это дает? Почему это важно для вас?

Один дед, ветеран, мудро говорил: «Война дерьмо! Самое страшное дерьмо в жизни!» Так вот… Действительность сегодняшнего мира «зовет». Частное и вечное там переплетается. Есть возможность высказаться о больном и главном через больное и неординарное… Люди должны извлекать хоть какие-то уроки… Хоть чуть-чуть… Наивно, но хочется остановить, предупредить, спасти… Особенно если война и лагерь в спектакле переплетаются. И возникает единое зло, уродующее и уничтожающее не только тело, но и душу. Говоря о войне, говоришь о мире. О сегодняшнем и будущем. Хотелось бы растеребить сегодня душу, взволновать, заставить задуматься, оглянуться вокруг… Подумать об истине, о себе и о других и о ЖИЗНИ сегодня.

2. Каковы возможности театра в воплощении военной темы? Какова степень правды и подлинности?

Возможности театра в некотором роде безграничны. Здесь ведь «игра»… Можно прекрасно обойтись без натуральности войны. Театр закладывает необходимость ДОдумать, ДОвообразить. А степень правды и подлинности зависит от способности, ответственности, погруженности и честности команды, которая эту тему в театре затрагивает и пытается раскрыть. И все зависит от тех законов правды, которые «диктуют» материал и решение. Для меня чем честнее и подлинней, тем лучше. Правда, добиться этого не так просто.

3. В чем театр ограничен?

Ограничен. Вероятно, сложно продемонстрировать все нюансы и изгибы настоящего БОЯ. С танками и пулеметами. Показать грязь, кровь, пот и т. д. Но… нужно ли это? Есть возможность исследовать, заглянуть в душу ЧЕЛОВЕКА, исследовать его поведение здесь и сейчас. Не знаю… Вероятно, все зависит от того, какие предъявлять к театру требования… Чего желать увидеть и какие средства в театре желать увидеть.

4. Из чего складывались ваши сведения о Великой Отечественной войне, ее ощущение?

Из постижения подлинных документов, восприятия воспоминаний близких, родных и дальних и восприятия всех видов искусства (включая и документальные фильмы, и фото, и рисунки), которые так или иначе честно раскрывали эту тему.

5. Какие произведения разных искусств для вас — самые сильные высказывания о войне?

Фильмы «Иваново детство» А. Тарковского, «Иди и смотри» Э. Климова, «Восхождение» Л. Шепитько, «Проверка на дорогах» А. Германа. Книга «Прокляты и убиты» В. Астафьева, Василь Быков, рассказы В. Кондратьева и В. Некрасова.

6. Для вас работа с военным материалом — работа с мифом или с подлинной историей?

Вероятно, работа с подлинной ИСТОРИЕЙ, с тем, что когда-то происходило на самом деле, но осмыслено художественно автором и со временем уже поднято до уровня мифа. И частное прошлое позволяет говорить о вечном и настоящем.

7. Насколько актуальна для России и ее искусства тема войны?

Более чем актуальна, когда кто-то вновь рвется на войну… И даже готов применить атомное оружие во имя. События сегодняшнего дня внутри и вокруг, как никогда, делают эту тему важной. И для искусства, вероятно, важно, потому что вроде как сегодня еще пока МОЖНО не оглядываться и не учитывать цензуру, как это было при большевиках. Хотя уже… возврат происходит…

8. Мы знаем правду о войне?

Нет. Уважаемый мной В. П. Астафьев писал: «Всю правду о войне знает только Бог. Народ наш в большин-стве своем не знал ее и, возможно, знать не хочет…» Мы не знаем правды о войне. Но мы можем хотя бы спо-собствовать тому, чтобы… о ней хотя бы изредка думали.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.