Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

НА ТЕАТРЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Михаил Смирнов отвечает на вопросы анкеты «ПТЖ»

1. Почему вы обращаетесь к материалу о войне? Что это дает? Почему это важно для вас?

Если говорить именно о Второй мировой, то потому, что важно помнить, напоминать себе о том, что период с 1939 по 1945 год — это период величайшей трагедии, величайшей катастрофы двадцатого века. Это дает нам повод спросить себя: «А что изменилось в нас? Почему нас ничему не учит этот опыт? Что делаем лично мы, каждый, для того, чтоб предотвратить возможность новой войны?» Безусловно, мы всегда будем помнить день 9 мая, День Победы, но важно помнить и то, какой страшной ценой она досталась, важно помнить это всегда, призывая к войне или соглашаясь с ней.

2. Каковы возможности театра в воплощении военной темы?

Какова степень правды и подлинности? Безусловно, в кинематографе возможности для воссоздания реального предметного мира войны гораздо шире. Однако сила театра в возможности передать реальность, событие, содержание войны через погружение зрителя в атмо сферу, через образный, музыкальный строй спектакля и через реального, живого, думающего человека на сцене, столкнувшегося с нечеловеческими обстоятельствами войны. Это раз. А второе — театр может более остро ставить вопрос о природе, причине войны, попытаться ответить на вопрос «Почему исторический опыт ничему не учит человека?»

3. В чем театр ограничен?

Театр безграничен — ограничены могут быть только творцы, создающие спектакль.

4. Из чего складывались ваши сведения о Великой Отечественной войне, ее ощущение?

Тема Великой Отечественной постоянно так или иначе присутствует в жизни: рассказы деда, бабушки, встречи с ветеранами (это еще с начальных классов школы), художественные, документальные фильмы, кинохроника, документы, уроки истории, художественная литература. Самое острое детское впечатление — из фильма Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», где есть документальные кадры: взрослые голые женщины, как мне казалось, примерно возраста моей мамы, стоящие под дулом автоматов, ощущение стыда, беспомощности и унижения.

5. Какие произведения разных искусств для вас — самые сильные высказывания о войне?

Кшиштоф Пендерецкий «Плач по жертвам Хиросимы», «Апофеоз войны» Василия Верещагина, Франсиско Гойя «Бедствия войны», «Расстрел повстанцев…», Эмир Кустурица «Андеграунд», Алексей Герман «Проверка на дорогах», Сальвадор Дали «Предчувствие гражданской войны», советский рок о войне («Полковник Васин» БГ, «Шар Цвета Хаки» Нау, «Предчувствие гражданской войны», «Правда на правду» ДДТ и пр.), Стивен Спилберг «Список Шиндлера», проза Бориса Васильева, проза Эриха Марии Ремарка, проза Василя Быкова, «Братья и сестры» (старый вариант) Льва Додина по Федору Абрамову.

6. Для вас работа с военным материалом — работа с мифом или с подлинной историей?

В том-то все и дело, что это абсолютно подлинная история, которую стремятся превратить в миф. Более того, к сожалению, тема Великой Отечественной становится предметом для политических манипуляций, только на моей памяти отношение к ней со стороны власти менялось несколько раз: до 90-х, в 90-х и сейчас.

7. Насколько актуальна для России и ее искусства тема войны?

Актуальна. И не только для России. Для человечества в принципе. В чем трагический парадокс войны? Развязанная война делает грех — священным, делает право убивать жизненной необходимостью, т. е. человек, вступая на путь войны, что-то уничтожает в себе, что-то предает внутри себя. Искусство обладает силой, способной заставить человека задуматься: «А что я могу сделать, чтобы избежать этого ужаса?» Ведь когда начинается война, там, наверное, уже не до раздумий.

8. Мы знаем правду о войне?

Ее, абсолютно точно, знают те, кто войну пережил, но эта правда — у каждого своя и война, соответственно, тоже. Мы можем только догадываться, предполагать, что-то искать, обнаруживать новое для себя, но знать до конца — нет, наверное, это невозможно, как невозможно прожить миллионы и миллионы трагических судеб людей, столкнувшихся с этой ужасной катастрофой.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.