Петербургский театральный журнал
16+

* * * * *

1. Правомерно ли говорить о «новой буржуазности»
в современном искусстве и искусстве современного театра?
2. Каковы ее черты сегодня?
3. Что роднит «новую буржуазность» со «старой» и что в них разнится?
4. Какие формы принимает сегодня «новое буржуазное» искусство?
В чем позитив этого процесса? В чем негатив?
1. Есть такая китайская пословица: «Пусть растет сто цветов». Конечно же, буржуазность есть, в жизни вообще существует большой спектр различных явлений, поэтому говорить о ней правомерно. Есть буржуазный театр, а есть духовный. Я приведу пример из дзенбуддизма. В ряду многих вопросов эта религия решает следующий: когда человек бывает счастлив? Когда забывает про себя. Подчас, чем-то увлекаясь, мы становимся свободны, счастливы. Человек забывает о себе в вере, в творчестве, в любви, в сексе, в питии, в наркотиках. Отсюда делается замечательный вывод о том, что такое деградация: это получение удовольствия от все более низких вещей и забвение себя. Это, собственно, и есть буржуазность. Она в искусстве есть, она была всегда, это не веяние нового времени.

2. Ее черты сегодня такие же, как всегда, — более простые пути к счастью и удовольствиям.

3. В России добавляются ранее запретные ингредиенты, такие как эротика. Но самое главное — сейчас нет принципа единобожия, единой собирающей силы, единой духовной цели. Отличие нашего времени в том, что из-за отсутствия критериев происходит путаница. Особенно эта путаница вредна, когда происходит подмена светлого начала темным. Сегодня могут широко рекламировать спектакль, который несет угрозу душе, безысходность, раздробленность, вместо того чтобы продвигать спектакль, который строит душу, строит позитивное мировосприятие… Темный спектакль всегда более яркий. И темные силы всегда выдают себя за светлые. Один раз мы с Сергеем Грицаем сидели в московском театре, на спектакле, который в прессе, серьезной прессе, был обозначен как революция. А мы просто стали мрачными, в душе образовалась безысходность, пустота… Созидательное искусство не поддерживается, хотя востребовано зрителем.

4. В наше время более изощренный, более тонкий обман, ложь, выдаваемая за правду. Есть известный спектакль и есть замечательный французский фильм на один и тот же сюжет — про то, как рабочие металлургического завода, потеряв работу, решили, что можно зарабатывать мужским стриптизом. Этот французский фильм сделан о настоящей человеческой проблеме: как люди ищут путь в жизни, — а спектакль получился о том, как это интересно и как легко можно переступить грань. Металлурги на сцене идут более простыми путями, чем в фильме. На спектакль не попасть. Играют только звезды. Женщины в зале вскакивают с мест, кричат… а мужья делают вид, что ничего не замечают. Я не ханжа, но спектакль возбуждает низкие вибрации в человеке, а считается, что это «круто». Для меня такое понимание искусства, безусловно, признак буржуазности. Я в жизни не раздел ни одну артистку на сцене — я думаю, что это слишком острый ход и можно идти какими-то другими путями. В чем позитив этого процесса? В чем негатив? Позитива в этом процессе нет. Что такое конец света? Это не взрыв какой-то мощный, не природные катаклизмы. Все, что написано в Библии, написано не про материальное, а про духовное. Конец света — конец созидания, конец добра. И этому способствует позиционирование новой буржуазности, направленное на разрушение этических и эстетических ценностей.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.