Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПАМЯТИ ОЛЕГА БОРИСОВА

Мы успели: в гости к Богу
не бывает опозданий —
Что ж там ангелы поют
такими злыми голосами?!

Я почему-то слышу, как Олег Борисов произносит эти, никогда им не произно¬сившиеся слова: «Что ж там ангелы поют такими злыми голосами?» — сухо выделяя слово «злыми»… Может быть, это отзвук другой фразы: «Взойдёт солнце и — посмотрите на него, разве оно не мертвец?»… Из «Кроткой», реально сыгранной им множество раз.

Кажется, он всегда подозревал, что ангелы, как и люди, могут петь злыми голосами.

Такими, какой был у него, Великого актёра. Всегда говорили, думали и знали одно — Великий. Может быть, последний великий трагик — в тех трагедиях, которые уже облучены гамма-лучами конца века и тысячелетия, не защищены озоновым слоем от жестких потоков сверху, оттуда, где ангелы.

Был Великим — и не был властителем дум. Потому, что не возвышал человека на радость людям (властвуют, как правило, щедрые и безотчётно жизнелюбивые). Он носил в себе тлеющие уголья неверия в человека, не раз, через все свои роли, заглянув в безысходные бездны его природы.

Именно и всегда — «у бездны мрачной на краю». И на этом краю — совершенно бесстрашно.

Правило: «Играя злого, ищи, где он добрый», — поразительно часто оборачивается актёрским самолюбованием. Необаятельным никто быть не хочет. Бесстрашие, с которым Борисов соединял себя со своими героями, проходя с ними все изгибы изнурительного пути, вызывало страх, нервное мышечное раздражение и преклонение тех, кто шёл за ним — к краю. Но, «постояв на краю», Борисов уводил от бездны, ибо, как никто, владел «закольцованной» композицией — без выхода и без исхода.

«Я всё хожу, хожу…» Это тоже из «Кроткой».

У каждого великого — свои рукописи, свой почерк… Олег Борисов оставил шедевры жёсткой жилистой графики на жёлто-бежевой, выцветшей бумаге. Его роли шуршат теперь в нашей памяти — как сухие листья.

Ганя. «Идиот». Фото Бориса Стукалова

Ганя. «Идиот».
Фото Бориса Стукалова

Еремеев. «Прошлым летом в Чулимске». Фото Бориса Стукалова

Еремеев. «Прошлым летом в Чулимске».
Фото Бориса Стукалова

Он. «Кроткая». Фото Бориса Стукаловао

Он. «Кроткая».
Фото Бориса Стукалова

Генри. «Генрих IV». Фото Бориса Стукалова

Генри. «Генрих IV».
Фото Бориса Стукалова

Кистерев. «Три мешка сорной пшеницы». Фото Бориса Стукалова

Кистерев. «Три мешка сорной пшеницы».
Фото Бориса Стукалова

Григорий Мелехов. «Тихий Дон». Фото Бориса Стукалова

Григорий Мелехов. «Тихий Дон».
Фото Бориса Стукалова

Дживола. «Карьера Артуро Уи». Фото Бориса Стукалова

Дживола. «Карьера Артуро Уи».
Фото Бориса Стукалова

Он. «Кроткая». Фото Бориса Стукалова

Он. «Кроткая».
Фото Бориса Стукалова

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.