Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

АКТЕРСКИЙ КЛАСС

Об Искандере Хайруллине

Искандер Хайруллин — всеобщий любимец. Камаловская публика неизменно издает громкое «Ах!» от удовольствия, когда он появляется на сцене. Почти во всех спектаклях Хайруллин-младший оказывается в центре актерского ансамбля, даже если играет эпизод. Его любят критики, режиссеры, партнеры по сцене. Да и он вроде бы пребывает в ладу с самим собой. За пределами сцены улыбчив, мил, привычно неотразим, чуть кокетлив.

Искандер Хайруллин — абсолютно казанский житель. Говорят, еще в самом начале артистической карьеры его позвали в «Современник», но он в Москве жить не захотел, остался играть в театре Камала у своих учителей Марселя Салимжанова и Фарида Бикчантаева, продолжил семейную сценическую традицию.

Сын прекрасных актеров, ослепительной красавицы Алсу Ганиевой и импозантного Ильдара Хайруллина, не унаследовал от родителей эталонной внешности. Искандер Хайруллин невысок, круглоголов, круглолиц и близорук. При этом на сценических подмостках являлся он в ролях татарских деревенских и городских парней, разнонациональных героев и злодеев, собаки и короля, пионера и аристократа; представал умным, дураком, авантюристом, поэтом. Да кого только не переиграл Искандер Хайруллин к своим сорока двум годам, прелестно изображал как-то в старинной пьесе дореволюционную татарскую девицу, в жеманной истоме прикрывавшую личико уголком платка. Впрочем, всего не перечислить. Важнее другое.

Он редко пользуется гримом, но виртуозно владеет волшебством перевоплощения, превращения в другого, душой и телом не такого, как сам. И это не техника, не технология, а чистый театральный дар, таинственный и манящий. Для Искандера Хайруллина нет неудобных жанров, он может все, и это все ему почти всегда легко дается. Что очень плохо. Помню, был момент, когда актер заскучал — ролью больше, ролью меньше…

«…Одним бароном больше, одним меньше», как и положено по тексту, говорилось в камаловских «Трех сестрах» про Тузенбаха, предсмертную тоску которого Искандер Хайруллин играл с изматывающей сердце болью. Чудесный, милый человек, зачем-то служивший в армии, потом зачем-то подавшийся в учителя, поглощенный своей не нужной никому любовью, был убит на дурацкой дуэли. Раскинув руки, кружился он по сцене, развевались полы песочного цвета плаща, слетала с головы широкополая шляпа, глаза превращались в два черных провала на лице. Тузенбаха уносило в смерть, такого доброго, чуждого этому миру, такого непонятого и не оцененного даже им самим. И публика задыхалась от волнения, жалости, любви — вдруг разом все в зрительном зале становились хорошими людьми, и это делал Искандер Хайруллин на каждом представлении татарских «Трех сестер».

Великолепный артист. Только бы не скис, не заскучал, не забронзовел, не утратил своего уникального магического дара, ведь впереди еще длинная сценическая жизнь.

Анна СТЕПАНОВА. Апрель 2016 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.