Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА

СИБИРСКИЙ ТРАНЗИТ — 2003

В Омске прошел Третий театральный фестиваль «Сибирский транзит» — самый крупный (и пока единственный) региональный фестиваль в России.

«У нас великая страна, одна шестая света // Когда на севере зима — на юге уже лето». Кажется, это стихи про Сибирь: когда в мае фестиваль задыхается от летней жары в Иркутске или Омске — в Норильске стоит зима, 15 градусов мороза…

Задачей Второго фестиваля (туда привезли более двадцати спектаклей) было создание могучего «батального полотна»: знакомились регионы, общались люди, заключались творческие договора.

Фото А. Кудрявцева

Фото А. Кудрявцева

Фото А. Кудрявцева

Фото А. Кудрявцева

Фото А. Кудрявцева

Фото А. Кудрявцева

Фестиваль этого года имел другую физиономию: из 48 спектаклей отобрали лишь 14 — лучших за последнее время. Почти обо всех «Петербургский театральный журнал» написал в № 32, «Наваждение Катерины» рецензируется в этом номере (см. с. 42).

В этом году на фестивале не только быстро совершались «сделки» между режиссерами, но открывался взору и следующий лихой сюжет: в один из первых дней Алтайская драма показала очень интересного «Великодушного рогоносца» В. Золотаря. Его сподвижник, молодой петербургский сценограф, ученик Э. Кочергина, Олег Головко, сделавший замечательное оформление, пронизанное культурной памятью о Вс. Мейерхольде и Л. Поповой, не только пожинал лавры, но и напряженно работал: на следующий день после показа он получил приглашение Омской драмы и к концу фестиваля уже показывал худсовету театра эскизы оформления и «прирезку» макета к спектаклю С. Стеблюка «Как важно быть серьезным».

В общем, за два года наладилось театральное кровообращение внутри Сибири. Это славный итог. Счастливая мысль о таком фестивале, пришедшая когда-то в голову А. Кулябину (продюсер фестиваля), сегодня, несомненно, воплотилась в жизнь (в значительной степени благодаря и исполнительному директору «Транзита», заботливой, внимательной, деятельной, все помнящей И. Кулябиной).

«Сибирский Транзит» — фестиваль кочующий: Новосибирск, Иркутск, нынче его пожелал принять омский губернатор Л. К. Полежаев, в связи с чем фестиваль открывали… два раза: один раз как положено, а на второй день — для губернатора и прочего начальства. Я такого просто не помню и испытала сильное и давно забытое чувство — словно эксгумировали нечто, умершее и похороненное при советской власти. Ан нет, живо! Жива Россия, ждущая не исполнения закона, а начальственного благоволения…

Сидя в переполненном фестивальном зале, ожидавшем губернатора, я сочинила экспромт:

Я не люблю начальников с рожденья.
Особенно — когда на фестивале.
Мне чужды их повадки, убежденья.
Люблю картину Репина «Не ждали».

Стишок этот не поместили в фестивальную газетку, в противоречии с законом о свободе печати и сославшись на «цензуру». Кроме общего страха действовал аргумент: одного из заместителей Полежаева зовут Репин…

Смех смехом, но тема цензуры тревожно преследовала нынешний «Транзит». «Люди холопского звания сущие псы иногда»: в дни фестиваля омские учителя обратились к городскому собранию с просьбой цензуровать театральный репертуар, из Барнаула привезли столь же тревожную весть — ведущий актер обратился к новому начальнику по культуре с просьбой строже контролировать репертуарную политику… Когда-то двойная театральная цензура была введена в России в конце 1820-х годов вовсе не велением Николая I, а по такой же инициативе снизу: Ф. Булгарин обратился к царю с просьбой цензуровать пьесы к представлению не в Департаменте народного просвещения, а в III отделении (жандармском). Система сохранилась на 150 лет и лишь недавно была отменена. И вот — новые инициативы снизу. Впервые за долгие годы путешествий по провинции я столкнулась с холопством и холуйством вот в таком откровенном виде и поразилась искреннему желанию населения быть рабом — снизу доверху — и страху «недобдить», как писал Салтыков-Щедрин.

Впервые за долгие годы я размышляла также о природе провинциального снобизма, не менее отталкивающего, чем гламурный блеск снобизма столичного, когда отрицается все, что не умещается в прокрустово ложе местечковых представлений о прекрасном. Я слышала заявления о гибели русского театра от руки режиссера P и о том, что чьей-то ноги не будет на фестивале, если спектакль P получит какую-то премию…

Вообще, по мне бы — «собрать все премии да сжечь»!

Но в этот раз их не сожгли, а дали. Победителями, которых не судят, стали:

«Школа с театральным уклоном» Норильского театра (режиссер А. Зыков), блистательно сыгранная в Омске (Губернаторская премия. О спектакле см. № 32 «ПТЖ»).

«Наваждение Катерины» А. Песегова Минусинского театра (премия «Крылатый гений» самому Песегову, «За дебют» — исполнительнице роли Катерины Е. Соколовой, а еще — «За световое решение спектакля». См. № 33 «ПТЖ»).

Гран-при решили не присуждать, назвали премию «За художественный поиск» и поделили ее между постановочными группами «Женитьбы» в Омском Пятом театре (А. Праудин, М. Китаев, М. Платонов. См. № 32) и  «Великодушного рогоносца» Алтайской драмы (В. Золотарь и О. Головко. См. № 32 «ПТЖ»).

I актерская премия им. В. Редлих досталась С. Ребрию и Л. Сорокину (Норильск);

II — Д. Мальцеву (Брюно в «Великодушном рогоносце», Барнаул);

III — В. Майзингеру (Чичиков в «Брате Чичикове» Омской драмы. См. № 32 «ПТЖ»).

«Королевой жанра» стала В. Прокоп (Коробочка в «Брате Чичикове»).

«Сибирский транзит» завершился прекрасным закрытием, сочиненным специально приглашенной для этого О. Никифоровой — бывшим замечательным завлитом Омской драмы. Премии вручали гоголевско-садуровские помещики, слова их ролей замечательно ложились на фактуру нашей жизни и фестиваля, включая монолог Губернатора (не Полежаева, а гоголевского Губернатора) о том, что какие тут премии, когда саранча все поела…

«Сибирский транзит», поначалу не имевший своего лица, за три года завоевал достойную репутацию. Дай Бог ему сохранить ее в будущем. Это непросто на российских просторах, где, как известно, две беды — «дураки и дороги».

Июнь 2003 г.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.