Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ШАПИТО

…И пока не стоит возле ТЮЗа реальное шапито (а оно все не стоит и не стоит…), мы продолжаем в ша-пито «виртуально-журнальном» рассказывать о проектах Славы Полунина. Шапито это расположено за пределами всех основных разделов — так же, как отдельно и суверенно существует мир, создаваемый По-луниным везде, где он появляется. Весной «Цветной карнавал» раскрасил Питер, осенью — Москву, летом мы побывали в творческой лаборатории Полунина, где этот карнавал придумывался.

Ап!

ЦВЕТНОЙ КАРНАВАЛ В ИЗУМРУДНОМ ГОРОДЕ

В конце мая на город упала июльская жара, а на зеленых лужайках Упсала-парка развернулся «Цветной карнавал». За день до его начала, не обнаружив в своем гардеробе «созвучных» цветов, одна мама и один ребенок вышли на шопинг-охоту, озадачивая продавщиц торговых центров требованиями чего-то «ярко-оранжевого» или «пронзительно-зеленого». Остановив выбор на оранжевом, покрасив ногти боевым оранжевым лаком и уже на входе в Упсалу дополнив боекомплект авторскими «чалмами» от художника А. Бартенева (конечно, тоже оранжевыми), мы отправились на встречу с неизвестным.

Миновав малышей, увлеченно крутивших хулахупы и жонглировавших под руководством артистов Упсала разноцветными платками, а также истомленных жарой взрослых, утопавших в бинбэгах под голубым навесом, мы оказались на берегу пруда.

Здесь на плавучей эстраде играл живой оркестр, а вокруг разбили свои шатры цветные королевства — белое, синее, красное, зеленое, оранжевое, фиолетовое. И даже зеленая высотка бизнес-центра напомнила башни Изумрудного города. В созидательное русло активность гостей города направляли всевозможные «жевуны», «мигуны» и «болтуны» (среди которых был опознан артист «Мастерской» Евгений Перевалов).

В белый лабиринт из простыней можно было попасть, только разгадав загадки. Зеленое королевство порадовало возможностью исполнить симфонию на разнообразных склянках и бутылках. А что делалось в фиолетовом шатре, откуда доносилось какоето совершеннейшее бурятское горловое пение… тайна за семью печатями. Потому что попасть туда могли только дети, и то — предварительно смастерив из подручных средств ультрафиолетовые очки.

Активная фаза нашей разноцветной жизни перешла в пассивную, и мы переместились в прохладу шапито — посмотреть выступление Цирка Хельсинки. Ловкие и улыбчивые финские девочки-подростки, каждая из которых с успехом могла бы претендовать на роль Пеппи Длинныйчулок, словно невзначай делали всевозможные кульбиты и выстраивались в живые пирамиды, пока одна из них, бедняжка, не подвернула ногу. И тогда ее место заняла профессионалка Кристина Янхунен. Притом вышла она тоже как будто прихрамывая и чуть ли не подволакивая ногу… Тем удивительнее оказались возможности гуттаперчевого тела «инвалидки», непринужденно, без малейшего мышечного напряжения и демонстративной работы на «разрыв связок», а наоборот, с небрежным изяществом и даже с какой-то ленцой соединившей лихую акробатику с навыками прекрасной пантомимы.

Признаюсь, мы не дождались апогея и не принимали участие в цветном параде. Жара сделала свое дело. Но, покидая территорию «Упсала», мы еще успели попрыгать на батуте, раскрасить волосы волшебной пыльцой и повесить на уши нитяную «лапшу».

Оранжевая МАМА

Были ли на карнавале люди, которые, выбрав или вытянув жребием свой карнавальный цвет, на протяжении всего дня оставались в положенном им королевстве? По крайней мере, это точно не про нас. Мы с моей подругой Лизой (день рождения которой пришелся как раз на дату карнавала, и потому она то и дело, восхищенно озираясь по сторонам, вскрикивала: «Никогда еще у меня не было такого праздника! Неужели это все для меня!») обошли всю территорию несколько раз и успели поиграть на каждой из цветных площадок.

Началось наше приключение с Белого королевства. Это был лабиринт, на входе в который нас встретил сфинкс: для каждого у него находился особенный вопрос, и, чтобы получить разрешение войти, нужно было ответить — но совсем не обязательно правильно. Когда мы пытались угадать, какой орех задумал сфинкс (кокос? арахис? кешью?), лично я заслужила входной пластмассовый шар, предложив в качестве версии черепаху.

Прошедшие первое испытание попадали в выстроенную кипенно-белыми простынями систему коридоров, по которым сновали странные существа, полную потаенных углов и каморок, а в самом центре лабиринта был скрыт большой зал. В нем росло витое железное дерево, уходящее ветвями в ярко-голубое небо, а под деревом сидел Заяц-экскурсовод. Заяц был печален, но доброжелателен и угостил нас капусткой. А еще в Белом лабиринте мы встретились с Фотографом, который, по законам Белого королевства, выдавал проходящим в качестве портретного снимка исключительно белый лист; с Невестой, искавшей в лабиринте своего суженого; со Смертью. Смерть была наперсточником, и мы решились с ней сыграть. Под первым наперстком оказалась белая смерть в кусочке сахара, под вторым — белая смерть в щепотке соли, под третьим… Смерть отказалась объяснять, но белой пустоты мы постановили тоже впредь немного опасаться.

Родное Красное королевство, подданными которого мы оделись, было видно издалека — от главной аллеи к озеру вела красная дорожка, арка над нею была украшена лентами, которые бились на ветру, будто языки пламени, и мы, люди в красном, провели немало времени в этом огне — хотелось вдосталь напитаться яркостью цвета. А еще в Красном королевстве учили скручивать из бумаги цветы, и мы покидали его с маком в половину человеческого роста.

Сделать что-нибудь яркое своими руками предлагали во многих королевствах. В Желтом рисовали забавные транспаранты и занимались аппликацией, в Синем мастерили вертушки, в Оранжевом можно было раскрасить апельсин и тут же его съесть. Инсталляция Зеленого королевства тоже позволяла участвовать в ее расцвечивании, но даже если бы гости не стремились заполнить ткань зелеными рисунками и надписями, она окрасилась бы сама — простыни, растянутые на рамах, нижней кромкой окунались в таз с зеленой тушью, и, остановившись на некоторое время, можно было наблюдать, как краска медленно ползет вверх по ткани.

В шатер Фиолетового королевства тоже позволялось войти только после предварительного испытания. Пропуском должны были стать самостоятельно изготовленные очки — на столах вокруг лежало множество материалов для творчества. Сделали очки и мы. Мои были из фиолетового картона, с синими линзами и приклеенными к оправе розовыми детальками лего, Лизины — в форме огромных красных сердец, и только в них нас пропустили в темноту шатра.

А там, внутри, нас ждал новый лабиринт. С зоной шумелок — с потолка свисали всевозможные погремушки, колокольчики, барабаны, бубны и трещотки, и чем больше шума ты производил, тем больше хвалил тебя проводник; с тряпочными холмами, наполненными маленькими мягкими шариками, и, перелезая через них во тьме, можно было глубоко погрузиться в тактильные переживания; с рыболовными сетями-ловушками, в которых я запуталась сначала очками, потом короной, потом фотоаппаратом и была вынуждена признать себя пойманной и просить о пощаде. Пощадили. Вытащили, как рыбу, из сетей и отвели в центральный зал. Там было еще одно прекрасное развлечение — к подносу с водой был подведен динамик, и вода под воздействием звуковых волн собиралась в вибрирующие шестигранники. Кроме того, в эту движущуюся воду можно было капать краску, шевелить ее палочкой и следить за тем, как она взаимодействует со звуком, перетекая и принимая неожиданные формы, — и все это транслировалось при помощи проектора на стену и выглядело потрясающе.

Закончился карнавал не менее эффектно — Цветным парадом. Все участники выстроились в колонну по цветам своих королевств и прошли по всей территории парка с песнями и кричалками, размахивая руками, хлопая и приплясывая.

И было так хорошо и глазу, и уму от красочного карнавала! От людей в безумных нарядах, не боящихся выглядеть нелепо, готовых в любой момент подхватить абсурдный разговор или включиться в спонтанную игру. От прекрасных музыкальных и цирковых выступлений. От пестрых и веселых декораций всех цветов радуги. От сказочной атмосферы этого праздника, полной внезапностей — то подойдет к тебе изысканный гриб и попросит отрезать ему ножку, то уточку на колесиках поднесут и попросят ее погладить, то пробежит мимо полосатая елка, хохочущая на всю поляну. И захотелось и впредь одеваться в разноцветное и нести эту яркость в жизнь, с карнавала — и дальше.

Юкка МАЛЕКА
В материале использованы фотографии
М. Зурабиани, В. Вострухина, Ю. Малека, Л. Печатиной, П. Платонова

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.