Петербургский театральный журнал
16+

КУКОЛЬНЫЙ ДОМ

С УТРА…

Фестиваль с первого дня взлетел куда-то в поднебесье. Никакой драматургии в смысле расстановки спектаклей по нарастающей не было. Потому что настоящая кульминация случилась уже в первый день. Ею стал спектакль Гаспаре Назуто «Пульчинелла-ди-Маре».

«Пульчинелла-ди-Маре».
Гаспаре Назуто, Италия

«Пульчинелла, каким вы его еще никогда не видели», — справедливо заявлял буклет фестиваля. К зрителю вышел скупой на движения итальянец с пронзительным взглядом и богатырскими плечами. Едва поклонившись, он пристально взглянул в зал и залез в ширму. И понеслась-покатилась история о проказнике Пульчинелле, который и Женщину очаровать, и с Волком побороться, и Путника обмануть, и саму Смерть победить может. Виртуозно сделанные куклы и их костюмы — лишь часть истории этого спектакля. Руки и головы кукол, палки и столбы ширмы во время драк, невидимые ноги самого Назуто становятся перкуссионными инструментами, задающими музыку действа. Оказывается, что кукла может дрожать просто мельчайшей дрожью, что у перчаточной куклы под костюмом можно обозначить ноги, что драки с палками можно представить не просто как привычное бах-бах, а как длительные постановочные сцены с десятками вариаций. Куклы Назуто откликаются на любую реакцию публики. Пульчинелла замирает, вглядываясь в зал в поисках плачущего ребенка, Волк снова и снова вкрадчиво прикусывает ладошку Пульчинеллы, пока зритель не нахихикается вдоволь. Перемены визуального и звукового ряда происходят с такой оглядкой на публику, что кажется, будто у кукол и впрямь есть глаза. И без того тщательно продуманный темпоритм спектакля совершенен во многом и потому, что по ходу действия согласовывается с дыханием зала. Многогранность таланта Гаспаре Назуто позволяет его куклам легко переходить на русский в ключевых моментах спектакля и делать это органично и бесконечно трогательно. В спектакле невозможно отличить, где заканчиваются домашние заготовки и начинается свободная импровизация. И кажется, что шкодливый и жадноватый, не всегда честный, но бесконечно обаятельный и несгибаемый Пульчинелла готов выделывать все новые проделки под руководством своего изобретательного демиурга.

«Пульчинелла-ди-Маре». Сцена из спектакля. Фото из архива фестиваля

Собственные представления о ритме, технике кукловождения и плотности сценического действия позволили Гаспаре Назуто оживить многовековую традицию итальянских перчаточных кукол до такой степени, что не хочется даже и думать, что она может выглядеть как-то иначе.

«Почему—Потому (Осень)».
Екатеринбургский театр кукол,
режиссер Михаил Яремчук,
художник Андрей Мелентьев

Этот спектакль о смене времен года создан для самых маленьких зрителей. И здесь особенно ценно то, с какой бережностью его авторы попытались приоткрыть для детского сознания законы театральной игры.

Гном в желтой накидке, в вязаной шапке и шарфе путешествует по крошечной тропинке. Его огромный рюкзак оказывается кладезем осенних сокровищ. «Что это? Погоди-ка!» — слегка подшепелявливая, обращается милое существо к своим тоже не блещущим дикцией зрителям. И извлекает из рюкзака сверток. И дети, начиная гадать, что это — «одеяло, покрывало, ковер», мгновенно оказываются втянутыми в трогательную осеннюю историю. Гном разворачивает полянку, которая, оказывается, еще и пищит на разные лады. Из рюкзака появляются все новые предметы — листики, ягоды рябины, солнышко. Актриса Наталья Гаранина рассказывает историю об осеннем лесе почти без слов, жестами, звуками. Ее гном обладает доверительной интонацией, он сам, словно ребенок, радуется и удивляется этой игре вместе со зрителями.

Н. Гаранина в спектакле « Почему — потому (Осень)». Екатеринбургский театр кукол. Фото из архива фестиваля

Вот расправляет лучики солнышко, вот в рюкзаке ворошится любопытная мышка. В финале листики опадают, солнышко уходит, сыпется первый снег. Гном укладывает все имущество в рюкзак и отправляется навстречу следующему времени года. Точно найденный образ главного персонажа, яркие, теплые тона спектакля позволяют маленькому зрителю уверенно сделать свой первый шаг в театральный мир.

«Золотая яблонька, винный колодец».
Театр «Леле», Вильнюс. Режиссер Римас Дрежис, художник Марюс Йонутис

Театр «Леле» представил на фестивале спектакль о Сиротке, притесняемой злой мачехой, литовский вариант Золушки или Хаврошечки.

Режиссер Римас Дрежис умело совместил в постановке иллюстративный дар известного в Литве художника Марюса Йонутиса и технику движущейся панорамы, активно использовавшейся в площадном театре XIX века. Йонутис создал сказочно-фольклорный стиль спектакля. Он состоит из множества картин-иллюстраций, объединенных в нескольких рулонах. Его декорации могли бы оказаться прекрасной книжкой, если бы оформительскому искусству не оказалась противопоставлена удивительно органичная актриса Эльвира Пишкинайте, сыгравшая весь спектакль на русском языке.

Э. Пишкинайте в спектакле «Золотая яблонька, винный колодец». Театр «Леле». Фото А. Иванова

Рулоны иллюстраций, вставленные в панорамные каркасы, разворачиваются перед зрителем по воле актрисы-сказительницы. «Жили-были дед да баба, и была у них дочка или внучка…». Плывут картины одна за другой, за ширмой всходит луна, освещая тень скачущего всадника, в рамках перелистываются пластины, мгновенно меняя картинки… И между многочисленными оптическими аттракционами тихо, подомашнему и совершенно без суеты перемещается рассказчица. Она меняет картины, переставляет немногочисленных кукол, от одной линии развития сюжета переходит к другой, не изображая героев своей сказки, а доверительно рассказывая и показывая, что случается с ними.

«Был бы у меня дракон». Театр «Картонка», Минск.
Режиссер Светлана Бень, художник Антонина Слободчикова

Простой прием театра на столе выбрала для своего спектакля режиссер и актриса Светлана Бень. В паре с Зоей Кенько и при музыкальной поддержке Артема Залесского она создала визуально очень понятный и, можно сказать, домашний спектакль. Две исполнительницы, дополняя и перебивая друг друга, рассказывают созданную по мотивам сказок Дональда Биссета историю о том, что вышло, когда сбылась мечта маленькой девочки иметь собственного дракона. Декорации, сделанные из упаковочного картона, в технике, доступной любому взрослому и даже чуть подросшему ребенку, намеренно не претендуют на искусное исполнение, лишены сложных сочленений. Вот дом, вырезанный ножницами из картона, в нем окно — кусочек голубой бумаги, а дверь — кусочек красной. Вот комната смелой старушки, не испугавшейся дракона, а в комнате на стенах — мебель и посуда тоже из кусочков бумаги. Вот летящий кусочек бумаги с мечтами девочки о драконе. А вот и сам дракон из раскрашенного в зеленый цвет картона, с огненным языком из пучка красных перышек. Актрисы бойко достают весь этот картонный реквизит из-под стола, иллюстрируя ход своего повествования. Крошечных картонных куколок водят по столу за проволочки, а волшебное дерево мерцает огнями новогодней гирлянды. И все это простое действо из материалов, имеющихся в каждом доме, так раззадоривает, что хочется, придя из театра, разыграть что-то подобное самим.

«Был бы у меня дракон». Сцена из спектакля. Театр «Картонка». Фото А. Иванова

Спектакль изобилует забавными деталями, как детский рассказ полнится ненужными на первый взгляд подробностями. Однако будто бы спонтанная импровизация, родившаяся как бы в детской комнате, захлебывается там, где начинаются неточности. Ведь одно дело сыграть для своих домашних, которые, может, и мастерили этот театр вместе, совсем другое — играть для публики, пусть и немногочисленной, но не имеющей к идее спектакля никакого отношения. И тут милые ошибки оказываются досадными, намеренно путанная речь — сбивчивой, а искренняя радость от игры к финалу превращается в излишнюю напористость. Спектакль завершается оторванным от действия совместным пением под аккомпанемент трещоток, жужжалок и пищалок, что окончательно переносит зрителя в атмосферу детского утренника.

Детская программа фестиваля была поучительна, так как продемонстрировала разные варианты разговора с подрастающим поколением. Это может быть прямой диалог с самыми маленькими, как это сделано в екатеринбургском спектакле. А может быть иллюстрированный рассказ, как в литовском и белорусском спектаклях. Однако настоящие впечатления оставляет зрелище, рассчитанное и на ребенка, и на взрослого, зрелище, в котором каждый считывает свое содержание. Показательно в этом смысле, что дети, смотревшие всю детскую фестивальную программу, безоговорочно отдали пальму первенства Пульчинелле…

Ирина СЕЛЕЗНЕВА-РЕДЕР
Октябрь 2014 г.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.