Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА

СКАЗКИ ВЕНСКОГО ЛЕСА

Венский лес есть на самом деле. Но тем, кто стал участником поездки деятелей музыкального театра в Вену на рубеже марта-апреля, венского леса увидеть не удалось. Программа театрального пребывания в Вене сложилась в высшей степени плотно и насыщенно — не до праздного шатания. За шесть дней удалось охватить весь спектр видовых и жанровых направлений, из которых состоит современный музыкальный театр: в поле зрения оказались две оперы, два мюзикла, две оперетты. За составление театральных маршрутов отдельное спасибо кабинету музыкальных театров СТД РФ, вернее, спасибо не кабинету, а Ларисе Долгачевой, отвечающей в кабинете за оперетту и мюзикл.

Дело не дошло до посещения леса еще и потому, что днем были организованы встречи с руководителями некоторых театров — например, Раймунд-театра и Театра оперетты в Бадене. Кроме того, хотелось и в музеи, и просто побродить по «узким улочкам» Вены. Впрочем, это для красного словца. В Вене улочки не узкие, нормальные. И производит она, Вена, впечатление нормы во всем. Норма в том, что ощущаешь себя комфортно. Норма в добротности всего, что видишь, начиная с витрин магазинов и кончая кафе, музеями, в дамских комнатах которых играет музыка. Музыка венских классиков, разумеется. Я уже не говорю о том, чем насыщены экспозиции этих музеев. Сильнейшее впечатление, особенно… Нет, все особенно — от древности до наших дней: Альбертин, Леопольд музей, МУМОК и т. д. Не цитировать же путеводитель… Вена позволяет себя ощутить. По ней нельзя бегать высунув язык. Надо ходить неспешно, тщательно выбирать кафе, где можно выпить чашечку кофе, который подадут на маленьком подносике и обязательно со стаканом холодной воды. Вену надо вкушать — она до мозга костей добротна, дорога и буржуазна в самом лучшем смысле этого, заново понимаемого слова. В ней есть укорененность, давняя привычка к высокому качеству жизни и быта. Она — традиция в менталитете.

Сцена из спектакля «Арабелла». Штаатсопер. Фото из архива театра

Сцена из спектакля «Арабелла». Штаатсопер.
Фото из архива театра

Сцена из спектакля «Мессия». Театр Ан дер Вин. Фото из архива театра

Сцена из спектакля «Мессия». Театр Ан дер Вин.
Фото из архива театра

Возвращаюсь к цели поездки — к театрам. Сначала об опере (это по старшинству в иерархии видов театра — именно в Вене так все давно сложилось).

Штаатсопер была представлена спектаклем «Арабелла» по опере Р. Штрауса (в России сценической истории она практически не имеет, как это часто случается у нас с музыкой XX века). Для венцев же спектакль режиссера Свена-Эрика Бехтольфа (дирижер Ульф Ширмер) — в ряду длинного перечня. И не удивительно — действие (либретто Г. фон Гофмансталя, постоянного либреттиста Штрауса) происходит в Вене, правда, в 1860 году, а не в XX веке, как принято играть сейчас. В Штаатсопер играют «сейчас». При этом спектакль по режиссуре не радикальный: меняются костюмы, но не герои и их отношения. Перемена мест действия идет как положено: номер отеля (первый акт), бал, точнее в данном раскладе вечеринка в ресторане (второй акт) и уличный подземный переход, в котором влюбленные сходятся и расходятся, выясняя отношения (третий акт). Все дело в том, как играются сюжетные перипетии, в чем, собственно, главный интерес произведения и спектакля. Здесь — психологически точно, необыкновенно искренне и со здоровым чувством юмора. Все культурно сыграно и спето — общий высокий уровень музыкального и театрального исполнения ощутим сразу. В спектакле было шесть вводов, его явно подновляли (шло четырнадцатое представление данной версии), вливая свежую кровь. Он так и шел — на подъеме, к удовольствию публики.

Посещение Театра Ан дер Вин, который входит своей оперной составляющей в союз трех площадок (еще это театры Раймунд и Ронахер — они имеют общую дирекцию, но и собственное руководство и разделяются по репертуарным направлениям — опера, преимущественно барочная, оперетта, мюзикл), подарило наиболее сильное художественное впечатление. Это «Мессия» Г. Генделя — оратория на либретто Е. Дженненса по библейскому тексту (премьера в 1742 году в Дублине). Название не сулило сильных театральных впечатлений, скорее ожидались впечатления музыкальные. Но оказалось, что если сопоставить генделевский текст и придуманный авторами театральной версии (весьма востребованный, знаменитый режиссер Клаус Гут, сценограф Христиан Шмидт и драматург Конрад Кун) современный сверхсюжет, то получится замечательный по силе воздействия спектакль. Именно спектакль, в котором рассказана, казалось бы, банальная история: муж, замученный делами, жена, изменяющая ему с лучшим другом, самоубийство мужа… На поворотном круге сцены коридоры и комнаты — серые стены, расчлененные дверями, пол квадратиками. Это и церковь, где крестят и отпевают, и отель, и офис, и ресторан, где родственники и бывшие друзья поминают усопшего. Он сам — фигура безмолвная, текст у него только сценический, и видит и понимает его один персонаж — немая горничная. Иногда она лишь одна из многих, из толпы, и отличают ее только жесты глухонемой. Иногда она солирует. В любом случае она — ключевая фигура, носитель языка. Она существует, чтобы люди понимали друг друга. Спектакль выстроен на смысловых, пластических и мизансценических лейттемах, на повторяемости этапов жизни, на ритуале, который для каждого конкретен.

Музыка Генделя обычное превращает в значимое. И тогда просто крестины ребенка воспринимаются как Рождение, измена как Предательство, смерть как Смерть, а память об ушедшем как Воскрешение. В финале Он, покинувший сей мир, оказывается в гостиничном номере, где совершил самоубийство, в постели с Ней, изменившей, но помнящей всегда. Возвращение невозвратимого оказывается возможным. В мечтах, в реальности, в других измерениях… Неважно. Спектакль подробен, повседневная жизнь человека, его сознание и его бессознательное современно зафиксированы и узнаваемы, и эта столь объемная жизнь — Путь.

Сцена из спектакля «Рудольф». Раймунд-театр. Фото из архива театра

Сцена из спектакля «Рудольф». Раймунд-театр.
Фото из архива театра

Сцена из спектакля «Пробуждение весны». Ронахер-театр. Фото из архива театра

Сцена из спектакля «Пробуждение весны». Ронахер-театр.
Фото из архива театра

Порадовали в Вене и мюзиклы — оба премьерные. В Раймунд-театре — «Рудольф» на музыку Франка Вилдорна, режиссер Дэвид Лево (вспомните популярный фильм «Майерлинг» о трагической любви сына кайзера Франца-Иосифа кронпринца Рудольфа). В Ронахер-театре — «Пробуждение весны» по пьесе Ф. Ведекинда, рок-мюзикл Дункана Шейка в режиссуре Михаэля Мауера. Первый впечатлил тем, как решено сценическое пространство, как оно преобразуется, мгновенно и бесшумно, как техника работает на создание образа и, при всей возможности взять внимание на себя, не превращается в самоцель, служит созданию художественной целостности. Здесь крупно и характерно поданы персонажи, и в итоге разыгрывается настоящая любовная драма без всяких скидок на жанр, с трагическим финалом, способным породить катарсис. Именно так воспринимается встреча влюбленных после разлуки и перед смертью — как вечная встреча, как освобождение от земных пут. Звучит пафосно, сценически сделано еще более пафосно: ложе на подиуме, свечи, распростертые тела. Но градус эмоций поднят высоко, и это пафос трагедии.

Второй спектакль адресован молодежи, и задействовано в нем самое молодое артистическое поколение. Затронута весьма рискованная для реализации на театре тема — пробуждение эротического интереса у юных героев как главной составляющей бытия тех, кто только начинает вхождение во взрослую жизнь. Спектакль построен на крупных планах и в противоположность «Рудольфу» играется на почти пустой площадке. Мир взрослых представляют два исполнителя старшего поколения, на которых возложено по нескольку ролей. Они — учителя и родители, а в целом они — враждебный мир. Сюжет (если не помнится пьеса Ведекинда, весьма популярная в начале века) — самые разнообразные истории и историйки «про это» вокруг главной истории любви, которая заканчивается самоубийством друга главного героя и нелепой, от подпольного аборта, смертью юной возлюбленной. Очень откровенно, без прикрытия «искусством», без всякого рода условности. Почти прямым текстом. Половой акт, так половой акт. И это действует. Поразительно, но публика не чувствует неловкости, нет смешков и неприятия. Все очень серьезно и трагично.

По двум примерам можно заключить, что австрийский мюзикл весьма отличается от бродвейского — меньше танцев, больше драмы (об этом говорили и руководители театров). Музыка имеет внятные опоры на традиции эстрады и рока и столь же внятный адрес, а шлягеры здесь не самоцель.

Менее всего повезло в Вене классической оперетте. Ей вообще не очень везет в наше время. Спектакль Фольксопер «Страна улыбок» по Ф. Легару (история любви дочери европейского банкира к китайскому принцу, которая заканчивается расставанием героев, представителей разных культур) мог бы поразить декоративностью в передаче китайского колорита, но не поразил. И озвучен был полноценно только исполнителем главной партии. «Веселая вдова» того же Ф. Легара в театре Бадена вообще поставлена в лучших традициях наших небогатых провинциальных театров — ширмочки, стеночки, лесенки и люстры. Герои дефилируют вдоль рампы и не ломают голову над мизансценами. И здесь лидировал исполнитель партии Данилы. Абсолютно лидировал. По всем спектаклям наблюдение одно — героини уступают героям (речь об исполнителях, естественно). По всем данным уступают — по внешности, актерской и вокальной подготовке, да просто обаянию. У нас же скорее дефицит мужчин…

Таков краткий отчет. Выстроился он по нисходящей и завершается невеселым по опереточным меркам аккордом — в миноре. Правда, светлых впечатлений от Вены все равно больше, и даже то, что опереточные спектакли и у венцев кажутся кризисными, чуть ли не утешает — наша отечественная продукция вливается в этот общий поток. И даже, пожалуй, посильнее будет…

Июнь 2009 г.

В указателе спектаклей:

• 
• 
• 
• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.