Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ВНАЧАЛЕ — РАЗГОВОРЫ

«РУССКАЯ ПРОБЛЕМА ВО ВСЕ ВРЕМЕНА ОДНА И ТА ЖЕ — КАК НЕ СКУРВИТЬСЯ»

Беседу с Григорием Козловым ведет Марина Дмитревская

И если б я писала книжку,
А не верстала бы журнал,
Она звалась бы «Друг мой, Гришка»,
И ты бы в ней себя узнал… — 

написала я Грише Козлову на 60-летие, но при этом мы никогда не делали с ним интервью…

— А вот когда ты была замужем за Козловым… — любил, бывало, начать разговор на каком-нибудь перекрестке наш легендарный правдолюбец и хроникер Александр Аркадьевич Белинский…

— Александр Аркадьевич, вы вообще о чем? — Ты тогда, говорят, сильно пила… — Александр Аркадьевич, вы в уме?.. На этот вопрос он много лет не мог ответить — и мы расставались до следующего перекрестка… То есть мы так долго, 25 лет, дружим с Григорием Козловым, что город нас даже однажды поженил. Корни этого явления давно выяснены и не так важны, сейчас о другом…

Мы действительно никогда не делали с Гришей интервью.

Прожили жизнь в этом городе. Среди общих друзей. Ругались, мирились, цапались, пили-гуляли хорошими компаниями и много раз, расставаясь, ели в пять утра суп в круглосуточном питании — прежде чем разъехаться по домам… А для интервью не встречались.

О. Абалян в роли Г. Козлова. Фото П. Прайса

Мы учили параллельные курсы студентов, пели «Довела меня тропка дальняя до вишневого сада», я приводила к ним на курс Володина, мы все мечтали о хорошем театре, справляли в старой редакции импровизированные «поминки по любви» подаренным ящиком красного грузинского вина и праздновали во всех редакционных подвалах все, что только можно было праздновать, мы разными зимами хоронили на одном и том же кладбище наших мам…

Гриша обижался, когда мне не нравились его спектакли, и мы надолго переставали общаться, а я радовалась, когда его искусство рождало мои тексты, и, как могла, помогала родиться его театру «Мастерская». А вот интервью мы не делали!

А. Семенов в роли Г. Козлова. Фото П. Прайса

В этом сезоне многонаселенной «Мастерской», которой руководит лауреат всяких наград, профессор и все такое прочее Григорий Михайлович Козлов (к курсу «основоположников» прибавились «тиходонцы», учится следующий курс), стукнуло 5 лет. Как один миг. Этот театр — единственный и беспрецедентный случай удивительной театральной судьбы молодого нового театра в Петербурге. Театров рождается много, но только история «Мастерской» относится к разряду «так не бывает»…

Той весной 2010-го я — чуть ли не позднее всех коллег — пошла смотреть «Старшего сына». А посмотрев, стала звонить Грише в Москву и кричать, как это прекрасно и как необходимо курсу стать театром. «Я уже подписываю письма на этот счет, но как все организовать — не знаю», — сказал Гриша. Конечно, было уже поздно. Но, посмотрев «Идиота», каждый понимал: лучше поздно, чем никогда. А дальше… А дальше — стечение обстоятельств, судьба, усилия и звезды. Каждый, кто мог, водил на спектакли козловцев влиятельных людей, каждый, кто мог, — писал в СМИ, было подписано множество писем… Театр создавали «всем миром». И вот из талантливого курса родился негосударственный коллектив. Так как раз бывает. Но этот театр, в отличие от других, со временем получил статус государственного, городского — и является теперь одним из самых известных и любимых в Петербурге. За мост Володарского потянулись зрители. Собой, своими спектаклями они собирают полные залы.

Н. Шулина в роли Г. Козлова. Фото П. Прайса

К первому юбилею театра «ПТЖ» издал альбом «Мастерская. Первая пятилетка. 2010–2015», украв концепцию альбома у другой «Мастерской» — у московских «фоменок», издавших к своему 25-летию два фолианта. Рифма благородная и приятная…

И вот тут мы встретились наконец для разговора с Григорием Козловым. Все знают, что Гриша говорит мало…

Г. Козлов. Фото Д. Пичугиной

Марина Дмитревская Гриша, «Мастерской» пять лет. Чем отличается работа с учениками и только с учениками от работы в других театрах? Конечно, там, куда ты приходишь, ты тоже создаешь семью и делаешь всех своими. И все же…

Григорий Козлов Мне нравится, как сформулировал П. Н. Фоменко: «А тут наступило счастье». Да, в «Мастерской» наступило счастье. У нас нет театральной рутины, а если возникает — мы начинаем с нею воевать. В другом театре ты приходишь на один спектакль, а тут — путь. У нас один язык — это проще. Но сложнее ситуация семьи: папа и дети.

Марина Дмитревская Из пяти лет счастья какие моменты были самым большим счастьем?

Козлов Слушай, в этом пятилетнем счастье дерьма на самом деле тоже достаточно, но давай о проблемах не будем… Хотя проблемы часто тоже человеческие: например, рожают. И надо делать вводы. Болеют. Снимаются. Вот Саша Мареева родила — и «Идиота» без нее мы не играем. Обещает приехать в октябре…

Дмитревская У тебя было уже много курсов. Первый режиссерский (Галя Бызгу, Наташа Лапина, Саша Кладько, Тимур Насиров, прибившийся позже Руслан Кудашов и многие другие). Потом актерско-режиссерский (условно назовем его курсом Егорова—Диденко—Фомина—Романовой). Потом курс «основоположников», с которым основалась «Мастерская». Дальше — «тиходонцы». Ты можешь охарактеризовать каждый актерский курс?

Козлов К слову, Лапина сейчас репетирует у нас «Письмовник» Шишкина, Кладько «Носорогов», Егоров с Диденко «Молодую гвардию»… Все свои. Знаешь, первые (Егоров—Диденко) были неистовые. Мы готовили их как семью, как театр. Театра не вышло. После этого я поклялся учить не для себя — и следующих мы готовили идти «в люди». А именно с ними и вышел театр… Никогда не говори никогда. Третьи, «тиходонцы», похожи на первых, есть много общего. Теперь учится следующий курс. Они такие талантливые!

Дмитревская А как складываются взаимоотношения основоположников со следующими? Ревности?

Козлов Никаких! По крайней мере я не вижу.

Дмитревская Режиссеры у тебя получились очень разными. Бызгу не похожа на Кудашова, Егоров на Диденко, а Романова на Габриа.

Козлов Значит, мы не забили индивидуальности. И прекрасно! Берем за талант, потом его развиваем. Но все мои работают. И пьесы анализируют по пяти событиям.

Дмитревская Это у тебя от Товстоногова—Кацмана?

Козлов Да. Я очень много пользовался конспектами их студентов, они очень помогли мне.

Дмитревская Портрет Кацмана (кстати, из архива «ПТЖ») ты повесил в мастерской, как только набрал первый же курс. Обозначим для читателей: Кацман для тебя символ школы, хотя ты заканчивал на кукольном отделении у Николая Петровича Наумова. Как ты на него набрел?..

Е. Шумейко (Князь Мышкин), А. Лыкова (Настасья Филипповна). «Идиот». Фото Д. Пичугиной

Козлов Я впервые увидел Кацмана в фантастический для меня день. С утра просмотр «„Юноны“ и „Авось“», потом я увидел Аркадия Иосифовича, идущего по лестнице (я знал его, потому что на товстоноговском курсе, где учился Рома Смирнов, учился и Володя Фадеев, который у нас в Корабелке руководил самодеятельностью), а вечером — просмотр фильма Элема Климова «Агония». И все три впечатления были сопоставимы для меня по мощи!

А в институте я ходил к нему на занятия. Дружил с Сережей Ражуком, Ларисой Грачевой, Левой Эренбургом. Я как-то пришел к ним на репетицию экзамена. Началось в 11 утра — и я не заметил, как пролетел день. Я помню их всех — от «Утиной охоты» до «Пяти вечеров». Кацман неистовствовал, и это был первый мощный урок театральной педагогики.

Я думаю, все выстраивалось от его одиночества, от одиночества — и неистовая любовь к своему делу. Конечно, он был чудак, оригинал, персонаж (может быть, поэтому не ходил на капустники: его же часто изображали, это было несложно, а он не любил, когда его изображают). И, как известно, он подолгу мыл свою машину на Моховой возле института (чтобы общаться с людьми). Однажды, когда мы сделали капустник вместе с Гришей Серебряным и Гришей Дитятковским, Кацман подошел ко мне. Сам. «Это вы сделали?..» Так он меня стал узнавать. И позже я уже помогал делать отрывки на вступительных экзаменах, когда набирали его последний курс. Всегда важна была наивная хитрость: не настаивать на своем, а опередить его и спросить: «Что тут делать, как вам кажется?» Игра такая…

Он очень любил ребят, но был очень жесток. И разборы у него были блестящие! Помню, как он показывал «Иудушку Головлева»… В нем была замечательная наивность: все эти творческие извинения, гордость за учеников. На курсе «Звезд» на канате ходил Петя Семак, но Кацман говорил: «У нас все на канате ходят!»

У Аркадия Иосифовича Кацмана не было формул, но три кита (действие, событие, предлагаемые обстоятельства) работали безотказно. И их с Товстоноговым разбор по пяти событиям — очень мощная история! Это, с одной стороны, просто, но прекрасная система проверки себя. И это дает композицию спектаклю и возможность держать зрительское внимание.

Жалею, что он не посмотрел наше «Преступление и наказание», где было шесть его учеников…

«Старший сын». Сцена из спектакля. Фото Д. Пичугиной

Конечно, он был немыслимый идеалист… Разбирают ситуацию: женщину изнасиловали.

— Что у нее болит? Ребята начинают ухмыляться. — Пошляки! Душа!! В этом весь он. Безнравственного ничего не может быть! И каждое лето мы ездим к нему в Комарово всей мастерской, курсами…

Дмитревская Ты ему явно наследуешь по части боли души… Скажи, если бы «Мастерская» была безразмерным театром и ты собирал артистов всей своей жизни, что бы у тебя была за труппа? Кого в первую очередь тебе не хватает?

Козлов Леши Девотченко, Вани Латышева.

Дмитревская Мити Бульбы… И дальше по списку — всех «преступленцев»!

Козлов Тех не хватает, с кем большую дорогу прошел. Саши Баргмана, Кирилла Юрьевича… Тех, которые подарили счастье репетиций.

Дмитревская А какие репетиции были счастьем «на стороне»? «Саша Черный»?

Жизнь театра «Мастерская».
Уроки мастерства (педагоги Г. Серебряный, А. Коваль, Г. Козлов) в 2001 г.
Г. Козлов на репетициях в разные годы.
Юбилей мастера (2015 г.).
«Козлята» в момент основания театра (2005 г.).
Капустник на Пече-Куче (2005 г.)
Фото Д. Пичугиной, В. Луповского, П. Прайса и из архива редакции

Козлов Когда мы репетировали «Концерт Саши Черного», мы с Лешей Девотченко были молодыми и безработными — что еще было счастьем, как не репетиции? А потом красноярский «Вишневый сад», «Два вечера в веселом доме» в Новосибирске. Там репетиции превращались в общую жизнь. «Лес» на Литейном, естественно, «P. S.» в Александринке.

Дмитревская Ты часто говоришь: «У меня на курсе второй Семак». Или — «второй Девотченко». А это хорошо, что второй, а не первый? Или это для тебя знак качества?

Козлов Ну, это как бы второй. Но на самом деле каждый — первый, другой. Они разные. Просто свойства темперамента сходятся…

Дмитревская Ты за всех них отвечаешь, каждому надо строить судьбу по ролям, а их у тебя сто человек. Как?

Козлов Их пока пятьдесят… Выслушай. Кто еще в 20 лет сыграл Мышкина, Николку, Гамлета, Васечку? А у нас — сыграл. Шумейко. Но, конечно, мы думаем о ролях для всех, поэтому работает много режиссеров. Всех занимаем, никто не в обиде.

Дмитревская Вы за пять лет построили уже такой репертуарище! Не боишься, что спектакли придется играть редко и они будут умирать?

Козлов У нас есть параллели, но что-то должно и уходить. Пока все развивается нормально. Но проверяем труппу постоянно. Например, «Молодая гвардия» будет готовиться и выпускаться за два месяца — вот посмотрим, как ребята справятся с этими темпами. Мы — студия в хорошем смысле этого слова и к каждому спектаклю готовимся: перед спектаклем репетируем, песни повторяем. В ноябре договорился о тренингах для артистов с Вячеславом Кокориным.

Дмитревская А кто больше ходит на спектакли? Центр или район, где стоит театр?

Козлов Центр. Много профессуры, много студентов. Едут к нам, грех жаловаться.

Дмитревская Я знаю, что уже на один государственный рубль вы зарабатываете свой рубль, посещаемость знатная, билеты продаются, школьницы-поклонницы ждут ребят у служебного входа. Все — как у больших!

Козлов А посмотри, какой пол из мореного дуба положили в фойе! Город деньги дал. На большой ремонт отважиться пока не можем, но частями материально развиваемся.

Дмитревская Много гастролируете. Перечислишь?

Козлов Три раза в Тбилиси. Большие гастроли в Ростове-на-Дону, в Рязани, постоянно в Москве, в Ереване, в Марселе, Екатеринбурге, Симферополе, Иркутске, Абхазии… Дальше не помню.

Дмитревская Почему вас везде так горячо принимают? Потому что пробуждаете чувства добрые?

Козлов Да просто хороший ансамбль! Живут на сцене! А значит — люди живут в зале.

Дмитревская У вас нет возрастных артистов. Ощущаете трудности?

Козлов Пока нет. Но приглашенный Валерий Зиновьев играет у Кати Гороховской, Наташа Лапина позвала в «Письмовник» Андрея Шимко…

Дмитревская Гриша, ты как-то формулируешь программу «Мастерской»?

Козлов Да. Простой человек в невыносимых условиях бытия. Русская проблема ведь во все времена одна и та же. Есть три великих романа-эпопеи про русскую историю: «Война и мир», «Тихий Дон», «Жизнь и судьба». И везде одно — как не скурвиться. А если скурвился — то почему… Об этом мы и говорим. Мы начали говорить о войне в «Тихом Доне» и «Турбиных», и это само соединилось со временем, зазвучало в нем как актуальное. Сейчас Митя Егоров приехал из экспедиции в Краснодон (ездил на воюющую территорию, чтобы изучить архивы тамошнего музея) и рассказывает о ситуации на Украине то, что я говорил ребятам на репетициях Булгакова. Знаешь, что сказал Андрей Платонов? «Гений будущего должен быть академиком прошлого». Классно, да? Знания и память… А у нас много сейчас без памяти.

Дмитревская Ребята по-человечески умнеют на таком материале или актерское — отдельно, человеческое — отдельно?

Козлов Я вижу серьезные изменения в тех, кто самоотверженно работает. Кто работает — меняются.

Дмитревская В актере для тебя важны человеческие свойства?

Козлов Обязательно. Леша Девотченко, что бы ни говорили, был добрейший человек. Он искренне любил партнеров. Когда я свел их с Баргманом, Лешка сначала был таким «ежиком»: привел, мол, красавца… А потом они стали лучшими друзьями.

«Дни Турбиных». Сцена из спектакля. Фото Д. Пичугиной

Дмитревская Почему тебе важна семейность?

Козлов Когда я был маленьким, у нас была большая еврейская семья. Когда я родился, говорят, дед собрал в своем доме триста человек… И у деда всегда была настольная книга «Тихий Дон». А потом в 60-е годы большая семья разъехалась. «Летите голуби!» — и разлетелись. Но я скучаю по большой семье…

Дмитревская А я по любой, даже по маленькой…

Козлов Да, сейчас время, когда семьи не хватает. Маринка, вспомни, сколько мы общались в 90-е годы в редакции, сколько было сборищ, компаний, гуляний, разговоров!

«Тихий Дон». Сцена из спектакля. Фото Д. Пичугиной

Дмитревская Ох, Гришка, есть что вспомнить! А помнишь, как в 1997-м всю ночь в редакции вы с Нюганеном, Петровым и Праудиным разбирали «Вишневый сад»?.. А как мы в 5 утра суп в забегаловках ели, прежде чем разойтись по домам?..

Козлов …и Орлов придет, и Пастух заглянет, и Сагальчик, и Володин, и Кочергин, и Дрейден…

Дмитревская Время изменилось. Сейчас мои молодые нам завидуют: компании как-то кончились…

Козлов Я хочу, чтобы это было в театре. Но тоже, знаешь, тяжело, не получается.

Дмитревская Все, как дятлы, долбят свои стволы, все усталые, а на объединение тоже ведь силы нужны… И мы с тобой, Гришка, тоже уже, наверное, ископаемые… Но скажи, у тебя кто любимые писатели?

Ф. Климов (Алексей Карамазов), К. Кузнецов (Иван Карамазов).
«Братья Карамазовы». Фото П. Прайса

Д. Белякин (Федор Павлович), Е. Раевская (Грушенька). «Братья Карамазовы». Фото П. Прайса

Козлов Достоевский, Чехов, Бунин, Толстой.

Дмитревская А современные пьесы читаешь?

Козлов Какие-то. Но мало. Для меня современная музыка, например, это Шостакович и Шнитке. А кто еще?

Дмитревская Кто-то скажет тебе, что Десятников, Курляндский, Маноцков, кто-то — что Настасья Хрущева.

Козлов Для меня современный — Вампилов. А со студентами сейчас репетирую «Мастера и Маргариту».

Дмитревская Не боишься? Страшно прикасаться-то…

Козлов Царствие ему небесное, Саня Лурье благословил. И семья его.

Дмитревская Ну, это очень специфическое благословение.

Козлов Но я успокоился. А переживания — да, были.

Дмитревская Я этого романа побаиваюсь. Вообще мне кажется, что Булгаков так рано умер именно поэтому, стронул недозволенное… Ну, и Елена Сергеевна ведьма настоящая…

Козлов Он сам про это писал. Первая жена — от любви, вторая — от жизни, а третья — от дьявола.

Дмитревская А скажи, чем живой театр отличается от мертвого?

Козлов Как я понимаю, живое — это та реальность, которая рождается из живых клеток. И живое может быть в любом типе театра. Живое — это то, что люди таковым ощущают. Надо следить за спектаклями, чтобы они не обросли ракушками и не умерли изнутри. И мы все время это делаем, я смотрю, разбираем полеты…

Дмитревская Кто твои любимые артисты в театральной истории?

Козлов Высоцкий, Даль, Миронов. Это мое детство. А по радио слушал «Без вины виноватые» с Тарасовой и плакал. «Пять вечеров» в БДТ — незабываемая запись, тоже слушал по радио много раз. Я бесконечно ходил в театр, могу лекции читать, прекрасно помню все спектакли Эфроса, Таганки, Ефремова, Падве, послеакимовскую Комедию с Дрейденом и Захаровым. Столько любимого! Когда начинался какой-то фестиваль — в 6 утра отправлялся в очередь в кассу, чтобы попасть. Самое счастливое время — накопление. Многие спектакли могу рассказать по сценам. «Зори тихие», например. Я уезжал после спектакля, друзья провожали меня молча. И я молчал…

Дмитревская Ты ощущаешь перемены во времени, в социальной картине?

Козлов Ты знаешь, все ходит по кругу.

Дмитревская Но возвращаться в ту жизнь, которую мы с тобой знаем, очень трудно. Мне, например, очень трудно. В подцензурность разве не возвращаемся?

Козлов Мне так не кажется. Знаешь, были свободные 90-е, но они были свободны от всего. Я счастлив, что они были, иначе я бы вообще никуда со своей аполитичностью не попал. 90-е все-таки помогли что-то сделать в жизни. А во все остальные времена был учет и контроль. Просто надо идти параллельно им, не пересекаясь.

Сентябрь 2015 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (1)

  1. Алексей Пора-Кошиц

    Очень интересно! Во всем чувствуется любовь к театру, а не к себе (любимому). А про Алешу Девотченко как!!!!

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*