Петербургский театральный журнал
16+

ГАСТРОЛИ БАЛЕТА БОРДО

Под занавес балетных фестивалей в честь 300-летия Петербурга Мариинский театр вновь принял гостей. На сей раз покорением всемирно известной сцены занялась французская труппа из Бордо под руководством танцовщика и хореографа Шарля Жюда. Концертная программа гастролеров включала современный балет «Секстет» (на гастролях состоялась его мировая премьера), два номера в стиле «модерн» — дуэт «Лихорадка» и трио «Онис» — и знаменитую классическую «Сюиту в белом». Этот продуманный репертуар позволил увидеть многоплановость танцовщиков и оценить общую подготовку труппы.

Сцена из балета «Сюита в белом».
Фото Н.Разиной

Сцена из балета «Сюита в белом». Фото Н.Разиной

Сцена из балета «Секстет».
Фото Н.Разиной

Сцена из балета «Секстет». Фото Н.Разиной

Балет Тьерри Маландена «Секстет» превратил сцену Мариинки в репетиционный класс. Этот далеко не новый, неоднократно использованный в балетных постановках прием («Класс-концерт» Мессерера, «Этюды» Ландера, «Экзерсис-ХХ» Якобсона и др.) позволил постановщику «Секстета» ввести в свою хореографию различные «приколы» у станка и полностью отказаться от какой-либо драматургии в пользу чистой дансантности. В результате лишенный малейшей смысловой нагрузки балет показался пустым зрелищем, словно поставленным балетмейстером всего лишь во имя спортивного интереса: «я и так могу, я и эдак заверну».

Невыразительности постановки весьма способствовала и однообразная, похожая на звонки мобильных телефонов музыка Стива Райха. Единственной ценностью «Секстета» показались рельефные и раскованные в своем пластическом выражении танцовщики. Но спросим себя, а что же еще обычно нужно от «урока», как не хорошее исполнение, и не будем привередничать. Дуэт «Лихорадка» Ивана Фавье (музыка Жан-Марка Зельвера) открыл совершенно иную сторону танца, когда одним-единственным жестом можно явить всю глубину человеческих чувств. Внутри пятиминутного дуэта образовывался вихрь эмоций — страсть, ненависть, боль, стыд, отчаяние. В непрерывном, «закольцованном» и нагнетающемся, как витки спирали, танце партнеры находили и теряли, притягивали и отталкивали, любили и ненавидели друг друга, пытаясь найти свой ответ на загадку любви.

Следующим «глотком» французского «Бордо» стал номер «Онис» Жака Гарнье (музыка Мориса Пашера), в котором под аккомпанемент двух аккордеонов играли с мелодией и ритмом три воздушно-легких танцовщика. Популярное нынче присутствие аккордеонистов прямо на сцене — только на петербургском фестивале танцтеатров виденное трижды — казалось здесь совершенно уместным, вызывая мечты о прелестных французских улочках, где, может быть, тоже под музыку бродячих музыкантов кружатся и люди, и осенние листья…

«Сюита в белом» — хореографическое наследие Сержа Лифаря — была подана труппой с особым пафосом: картинные позировки, виртуозные па вариаций и своеобразные фигуры дуэтов искрились уверенностью исполнителей. Но танцовщики, безошибочно читавшие хореографическую партитуру, соблюдавшие все предписанные в ней ремарки и акценты, совершенно отстранялись от художественной сути танца, демонстрируя исключительно формальное его понимание. Красивое, но выхолощенное действие еще раз напомнило об уроке — на сей раз классического танца, где как раз в чести дисциплинированность, старательность и трудолюбие — качества, которые, однако, в отсутствии высоких материй теряют свои достоинства на сцене, словно вино, не играющее послевкусием.

Ноябрь 2003 г.

В указателе спектаклей:

• 
• 

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.