Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ТЕАТР ЗРИТЕЛЯ

ЗНАЕТ ЛИ ТЕАТР СВОЕГО ЗРИТЕЛЯ?

В давние советские времена мы узнавали о зрителе (впрочем, и об умонастроениях режиссеров и директоров, о несовпадающих векторах их сознаний) из исследований легендарной группы «Социология и театр» при Ленинградском ВТО. Уникальное было дело, группу возглавлял В. Н. Дмитриевский, а затем Б. М. Фирсов.

Теперь за исследованиями зрителя обращаешься в сами театры. Отвечают не все, но в основном отвечают. Работа со зрителем стала профессиональной повседневностью, хотя в ответах и цифрах есть существенные различия.

Мы задали руководителям очень разных театров несколько вопросов.

1. Знает ли ваш театр своего зрителя?

2. Каков возрастной состав вашего зала?

3. Каков его гендерный состав?

4. Каков социальный статус «среднего» зрителя? Кто больше всего ходит к вам?

5. У вас постоянный зритель (каков его процент в общей картине) или зал все время меняется?

6. Как изменился состав зала за последние пять лет?

7. Ориентирован ли репертуар вашего театра на определенный зрительский сегмент или вы строите его по каким-то иным принципам?

 

ВЛАДИМИР УРИН,
директор Большого театра

Большой театр России не ведет постоянный мониторинг своего зрителя. Хотя с определенной периодичностью в театре проводится анализ публики. Последнее такое исследование было по просьбе театра проведено компанией McKinsey в 242-м (2017/18) сезоне на Новой и Исторической сценах. Оказалось, что примерно две трети зала, независимо от площадки, жанра (опера/балет) и названия, составляют женщины (аналогичная картина была и десять лет назад), одну треть — мужчины. Если рассматривается основной репертуар театра, включая такие спектакли, как «Щелкунчик» и «Спящая красавица», детская аудитория все равно в меньшинстве. На основном репертуаре — менее пяти процентов. Остальная публика по возрастным категориям делится практически в равных долях от 20 до 30 лет, от 30 до 40, от 40 до 55 и свыше 55. Нельзя выделить определенно ни одну возрастную категорию. Конечно, несколько раз в год по специальным ценам мы даем спектакли для молодежи, и тогда по условиям таких продаж билетов весь зал — это люди не старше 25 лет. Но в остальные дни театр пользуется одинаковым спросом у зрителей всех возрастов.

Репертуар наш крайне разнообразен. Анализ компании McKinsey показал, что средний зритель предпочитает смотреть в Большом театре масштабные постановки с роскошными декорациями и богатыми костюмами и особенно ценит классику. Очевидно, что это не только проблема сформированного вкуса, но и обманутых ожиданий — иными словами, важно заранее максимально информировать зрителя о том, что его ждет.

Интересно, что независимо от зала, в котором идет спектакль, примерно 20 % зрителей приходят «посмотреть на помещение». Совсем незначительный сегмент выбирает конкретное название или исполнителя. Чаще всего публика приходит, желая приятно провести досуг и побывать на оперном/балетном спектакле.

Художественная политика Большого театра заключается, в частности, в том, что мы стремимся иметь разнообразную афишу, позволяющую людям разных возрастов и вкусов найти что-то близкое себе. Это же отражено и в ценовой политике театра. У нас есть восемь ценовых поясов на каждый спектакль и специальные социальные программы «Большой — молодым» и «Большой — студентам».

 

 

КИРИЛЛ КРОК,
директор театра им. Евг. Вахтангова

В 2007 году театр Вахтангова возглавил режиссер Римас Туминас, который стал строить свой театр, естественно, учитывая историю и традиции коллектива, с которым ему предстояло работать. Он не стал «играть в поддавки» и добиваться 100 % заполняемости зала любой ценой. Достаточно перечислить названия пьес, которые появились в репертуаре нашего театра.

«Троил и Крессида» — для большинства просто неизвестная пьеса Шекспира, где исполнителями стали не только признанные звезды, но и молодое поколение вахтанговцев. «Последние луны» — две истории о равнодушии и бессердечии детей, об обманутой родительской любви, об отчаянии на закате жизни — к этому спектаклю могли привлечь внимание имена В. Ланового и И. Купченко. «Дядя Ваня» — одна из самых популярных чеховских пьес, которая вскоре появилась на сцене еще одного московского театра. Можно было бы сказать — опять этот нудный дядя Ваня. К юбилею театра была поставлена «Пристань», с сомнением принятая критиками — мол, концерт к юбилею, где роли получили корифеи театра, блестящее старшее поколение, выбравшее для своих бенефисов серьезные произведения. Но спектакль до сих пор собирает аншлаги, несмотря на уход великих артистов… «Маскарад» — вихрем снега под вальс Хачатуряна завораживает зрителей. Потом уж совсем нечто непонятное — «Евгений Онегин», набившая оскомину школьная программа, при этом на школьников не очень рассчитанная работа, сложное сценическое произведение (единственный раз состоялись классические «школьные» просмотры этого спектакля на гастролях в Ессентуках, хотя очень часто в зале родители с подростками). «Ветер шумит в тополях» — комическое поначалу действие, в конце которого — слезы на глазах. Сложный по материалу, трагически пронзительный спектакль «Улыбнись нам, Господи». Изысканный «Минетти» — театральная игра для интеллектуалов. Редкий гость на российской сцене — классическая античная драма «Царь Эдип». «Фальшивая нота» — хоть и занимательный детектив, но тема — Холокост, чувство вины и ответственности.

К моменту прихода Туминаса театр Вахтангова переживал не лучшие времена, хотя оставалась любовь преданных поклонников. Пришлось заново завоевывать внимание зрителей, приучать их к новому репертуару. Сработали «сарафанное радио», активная реклама, перестройка работы кассиров и всех структур, работающих на рынке продажи билетов.

Сегодня посещаемость почти 95 %. Зрителя приучили к тому, что театр работает с первоклассной литературой, размышляет о смысле жизни и не стремится к успеху любой ценой.

Основной состав зрителей — интеллигенция, культурные люди, для которых посещение выставок, театров — насущная потребность. Несмотря на то, что женщин, как правило, в залах театра (а их уже шесть) больше, мужчины составляют не менее трети зрительного зала, а порой и половину. Наш зритель не нувориш, не тот, кто жаждет развлечься и отвлечься. Это серьезный, вдумчивый, образованный человек среднего возраста, хотя в зале достаточно молодежи до 30 лет. Люди готовы к серьезному разговору, к совместному поиску истины, к сложности режиссерского языка. Постоянных зрителей, которые ждут премьер, идут по второму разу посмотреть спектакль, следят за творчеством любимых артистов, — не менее 50 %. Сегодня посещение Вахтанговского театра престижно — и это видно по залу. Но случайных зрителей, зашедших развлечься, — практически нет.

В репертуаре есть молодежные спектакли, на которые фанаты ходят по несколько раз, например «Бег» Бутусова. Детские спектакли, появившиеся в репертуаре несколько лет назад, привели в залы родителей, которые приходят позже и на спектакли основного репертуара. Посещение Вахтанговского театра почти обязательно для «тусовки» — на премьеры ходят и звезды шоу-бизнеса, и политические деятели, и медийные персоны, и интеллектуальная элита — журналисты, музейщики, серьезные актеры, известные режиссеры, иностранные гости… Зритель стал более серьезным, разборчивым. Зритель — наш союзник, он принял наши условия, согласился с тем, что есть театр, хранящий традиции, не стремящийся эпатировать, но при этом экспериментирующий, демонстрирующий современный театральный язык.

 

ДМИТРИЙ ЛЕВИН,
руководитель отдела по обслуживанию зрителей БДТ им. Г. А. Товстоногова

1, 2, 3, 4. Мы понимаем и представляем, какой зритель к нам приходит. Более того, благодаря этому пониманию планируем свои медийные активности, digital-кампании и многое другое.

Наш зритель существенно помолодел, теперь средний возраст нашей аудитории — 25–40 лет. Если переходить на язык социологических исследований, то это люди с высшим образованием, хотя важнее здесь не наличие диплома, а уровень подготовленности, внутренней образованности нашего зрителя.

Хочу акцентировать внимание на программах и проектах театра, ориентированных на того зрителя, который находится еще в процессе получения среднего ли, высшего ли образования. Наш театральный сериал «Три толстяка» обращен к тинэйджерам, и мы считаем, что это очень важная часть нашей публики: для нас это очевидное стратегически важное направление, которое позволяет сегодня с уверенностью говорить о будущем зрителе театра. В этой связи нельзя не упомянуть и спектакль «Когда я снова стану маленьким», лист ожидания на который расписан на несколько месяцев вперед. Не менее важным стратегическим направлением является и студенческая аудитория, для которой предусмотрены различные программы лояльности, расширяющиеся ежегодно. Так, в этом сезоне был запущен специальный студенческий абонемент, позволяющий учащимся самостоятельно выбрать спектакли, которые они смогут посмотреть в ближайшие три месяца. Если говорить о гендерном распределении аудитории, то, как и в другие театры, к нам больше ходят женщины. Но есть спектакли, которые вызывают серьезный интерес у мужской аудитории, например — «Пьяные» Могучего или «Игрок».

5. Конечно, постоянные зрители есть. В первую очередь хочу сказать о тех, кто посещает наш театр уже очень давно и регулярно. Это ЛОМО, ВМА, некоторые представители ФК Зенит. Нередко на наших спектаклях можно увидеть космонавтов, дружба с которыми исчисляется не одним десятилетием. Несомненно, важно упомянуть и так называемых «талисманов»: зрителей, которые не пропускают ни одно начало сезона уже более пятидесяти лет. Кроме того, на наших премьерах стремятся побывать видные, медийные жители двух столиц. Многие зрители пересматривают те или иные спектакли по несколько раз. У нас есть много друзей среди петербургского и московского бомонда. Есть клуб друзей БДТ, который не только поддерживает театр, но и является одним из самых преданных его зрителей.

6. Мы серьезно расширили аудиторию за те годы, что Могучий возглавляет театр. Сейчас к нам пошла публика, которая раньше не ходила не только в БДТ, а вообще в театр.

Сейчас очень популярны так называемые интеллектуальные клубы. Наш театр является одним из активных участников множества программ подобных объединений и всячески поддерживает их. Очевидно, что зрителям становится мало только посещения самых громких театральных событий, им нужна постоянная эмоциональная и интеллектуальная тренировка. Я часто просматриваю соцсети наших постоянных зрителей, со многими из которых мы дружим, общаемся вне театра. И я вижу, что сегодня он у нас, завтра на лекции в «Доме Бенуа», а послезавтра пришел в Эрмитаж в среду, потому что музей открыт до девяти и можно побродить по залам почти в одиночестве. Поэтому в театре активно развивается программа «Эпоха Просвещения». В этом году к совместному лекционному проекту с центром «Прагмема» добавился совместный проект со школой Masters, который выстроен вокруг последних премьер театра.

Зритель в целом почувствовал современный нерв, понял, что театр разговаривает с ним на современном, поэтому понятном ему языке. Как я уже говорил, наша публика помолодела, теперь ее костяк составляют зрители 25+. Представители крепкого среднего класса. Наш зритель активный, интеллигентный, широких интересов человек, вчера, предположим, он смотрел водопады Игуасу, а сегодня прилетел в БДТ на «Грозу». Так бы я охарактеризовал нашего зрителя. И мне это нравится.

7. Мне кажется, театр тотально не должен ориентироваться на конкретный зрительский сегмент. Он должен и может ориентироваться только на свои художественный ценности и установки.

Наши «Три толстяка» — тоже история не про спектакль для конкретного зрительского сегмента, в данном случае для подростков. Тут в другом смысл: есть определенный провал, потерянная для театра часть потенциальной зрительской аудитории, подростки. Не только для нашего театра, а для театра в целом. Ведь для них, как правило, театр — место непонятное и скучное, для взрослых, место с совершенно непонятными ценностями, очень далекий от них мир. БДТ системно работал в этом направлении, была лаборатория Бориса Павловича, опыт работы со школами. Почему для нас важна эта история — потому что она ориентирована в будущее, сегодня это подростки, а через 10–15 лет — активный зритель нашего театра, это потенциально наша аудитория, наша задача ее «вести» от отрочества к зрелости, зарядить ее любовью к театру, вовлеченностью в театр.

Поэтому сегодня у нас часто можно встретить очень молодых зрителей на совсем не детских спектаклях «Гроза» Андрея Могучего, «Война и мир Толстого» Виктора Рыжакова. И в то же время на спектакле «Фунт мяса» я уже несколько раз видел одну и ту же достаточно пожилую зрительницу.

 

РОДИОН НИКИТИНСКИХ,
интернет-маркетолог театра «Мастерская»

1. Знает в лицо. В «Мастерской» зрители — это не клиенты, а друзья. Город заговорил о театре во многом благодаря «сарафанному радио». На языке современного маркетинга это называется «адвокаты бренда». Постоянные зрители стали не просто потребителями услуги, а частью огромной семьи, чей дом находится на Народной улице.

2. Мы выделяем два основных сегмента наших зрителей: молодые люди от 25 до 34 лет и взрослая аудитория от 35 до 44 лет. Это наши основные покупатели. Конечно, большинство из них — женщины (около 70–75 %). Далее все зависит от сезонности и мероприятия.

Ниже приведена статистика по посетителям сайта, покупателям на нашем сайте, а также статистика подписчиков сообщества в социальной сети «ВКонтакте» (наша основная площадка).

Посетители сайта: до 18 — 2 %, 18–24 — 9 %, 25–34 — 31 %, 35–44 — 24 %, 45–54 — 18 %, 55+ — 16 %. Сайт-покупатели: до 18 — 2 %, 18–24 — 10 %, 25–34 — 39 %, 35–44 — 29 %, 45–54 — 13 %, 55+ — 8 %. Подписчики ВКонтакте: до 18 — М 1 %, Ж 4 %; 18–21 — М 3 %, Ж 10 %; 21–24 — М 3 %, Ж 11 %; 24–27 — М 3 %, Ж 7 %; 27–30 — М 6 %, Ж 6 %; 30–35 — М 4 %, Ж 7 %; 35–45 — М 2 %, Ж 16 %; 45+ — М 4%, Ж 15 %.

3. Как было сказано выше, основные посетители театра (как и сайта и социальных сетей) — женщины, около 70–75 %.

4. В основном наши зрители — активные молодые люди, готовые приобрести билет по стоимости 900–1300 рублей. Они увлекаются искусством, литературой, кино. Люди взрослого сегмента более обеспечены, приобретают билеты стоимостью от 1200 до 3000 рублей.

5. За все время существования театра около 60 % зрителей посещали более одного спектакля. Впрочем, эта цифра меняется в зависимости от названия спектакля. К примеру, «Тихий Дон» для половины зала является первым спектаклем «Мастерской», тогда как «Тартюф» первый спектакль лишь для 25 % зала.

За последний год 57 % покупателей онлайн покупали 1 раз, 43 % — более одного раза.

Вся база e-mail: 50 % покупали 1 раз, 25 % не покупали онлайн, 25 % покупали больше 1 раза.

Доля новых посетителей сайта 90 %, доля новых покупателей 54 %.

6. Только приумножался. Особых изменений по сегменту не наблюдалось. Разве что на 4 % сократилась доля зрителей в сегменте 18–24 лет. И это естественно — зрители растут вместе с «Мастерской».

7. Репертуар театра строится по художественном принципу «Искренний интерес к человеческому бытию, к человеческой душе и личности…». В «Мастерской» много внимания уделяется русской классике (Достоевский, Булгаков, Шолохов), но есть спектакли и по зарубежным классическим произведениям, а также спектакли, поставленные по современным авторам (Ерофеев, Хуб, Шишкин, Угаров…).

 

НАТАЛЬЯ ВИНОГРАДОВА,
зам. директора МХТ имени А. П. Чехова

по работе со зрителем

1. Регулярно проводим социальные опросы, общаемся, принимаем пожелания зрителей.

2. От 16 до 80 лет (основной состав от 25 до 60 лет), спектакли для детей и взрослых — от 8 до 60 лет.

3. В основном женщины (до 70 %).

4. Служащие, интеллигенция, медицинские работники, предприниматели среднего звена (основной состав — служащие).

5. Есть постоянный зритель (до 25 %): поклонники театра, режиссера, актера, спектакля.

6. Немного больше либерально настроенного зрителя.

7. Каждый спектакль ориентирован на определенный зрительский сегмент, это очень важный аспект деятельности театра. Репертуар театра разнообразен — от классических спектаклей до сложных психологических и современных форм. Правильно ориентированный зритель — это большая часть успеха того или иного спектакля.

 

МАРИЯ ЧИСТЯКОВА,
зам. директора «Мастерской П. Н. Фоменко»

1. Да.

2. Средний возраст мужчин — 37 лет, средний возраст женщин — 39 лет.

3. Женщины 74 %, мужчины 26 %.

4. Образование: 77 % высшее, 7 % с ученой степенью, 8 % незаконченное высшее (большинство из них студенты вузов), и это студенты, которые покупают билеты (т. е. учтенный процент). НО ВАЖНО ОТМЕТИТЬ, что процент в данной категории значительно выше за счет дополнительной благотворительной программы, инициатором которой является дирекция театра, — в адрес студентов, которые посещают наш театр бесплатно по студенческому билету любого высшего учебного заведения России.

5. Частота посещения: 37 % новых зрителей приходят в театр.

6. Если мы рассматриваем изменения в составе зала с точки зрения аудитории, то за последние пять лет зал изменился сильно: во-первых, подросли зрители, которые ходили к нам в старших классах на спектакли по программным произведениям, например, или просто с родителями. Теперь эти юноши и девушки приходят к нам сами. Во-вторых, аудитория обновляется за счет появления новых постановок. В-третьих, пришла публика из интернета. Как итог, трансформация безусловно произошла, и последние пять лет — очень яркий период этих перемен.

7. Наш репертуар определенно не ориентирован на один сегмент. В театре главный принцип — реализация художественных замыслов и идей.

 

ТАТЬЯНА ГРУЗИНЦЕВА,
зам. худ. руководителя театра «Грань»

(Новокуйбышевск) по связям с общественностью

1. Да, знает.

2. От 20 до 60 лет.

3. Примерно 70 % женщин и 30 % мужчин.

4. В основном это интеллигенция — врачи, учителя, работники культуры, техническая интеллигенция. Но много и випов — чиновники, власть имущие. Очень мало заводчан. Студенты, но, несмотря на их огромное желание, не всегда получается найти им место. Как правило, студенты ходят по студенческим билетам.

5. Примерно 50 % постоянных зрителей. Можно судить по отзывам в книге и в социальных сетях. Часто люди подходят и рассказывают, на каких спектаклях они уже были. Также администратор ведет учет зрителей, записывает их телефоны и знает, что одни и те же компании людей регулярно покупают билеты. Многих актеры театра уже знают в лицо. И примерно 50 % — это новые зрители

6. Пять лет назад с трудом собирали зал, уговаривали знакомых и друзей прийти бесплатно на спектакль. Сейчас билеты невозможно купить за полгода.

7. На зрительский интерес театр не ориентируется. Скорее, театр предлагает зрителю то, что кажется ему самому интересным и достойным для постановки. Репертуар в основном классический, как зарубежные, так и отечественные авторы. В афише спектакли по пьесам Стриндберга, Сартра, Шекспира, Сервантеса, Вампилова, О. Мухиной. Основной принцип, по словам режиссера, это наличие разных жанров.

 

ВИКТОР МИНКОВ,
директор театра «Приют комедианта»

В структуре театра «Приют комедианта» есть отдел, который напрямую взаимодействует со зрителями. В его работу в первую очередь входят все виды исследований аудитории: изучение и анализ статистических данных, взятых из открытых источников, организация анкетирования и опросов, направленных на изучение социально-демографических показателей, общественного мнения, каналов коммуникации, которыми пользуются посетители театра, и пр. Более того, театр регулярно устраивает специальные мероприятия для постоянных зрителей, чтобы лучше понимать, кто сегодня приходит в театр.

У маркетологов есть поговорка: «Если твоя целевая аудитория — все люди, значит, никто». Но в нашем случае на этот вопрос по-другому ответить невозможно. Возраст — от 16 до 99, гендер — мужчины и женщины. Сегментирование аудитории по социально-демографическому признаку осталось в XX веке. В XXI веке, благодаря современным технологиям, зрители определяются по их интересам и жизненной позиции. Подробности по этому вопросу — в ответе про репертуарную политику театра.

В данный момент в процентном соотношении зрительный зал выглядит так: 35 % — постоянные зрители, 65 % — зритель случайный (или тот, которого мы не можем однозначно идентифицировать как постоянного). Мы движемся к тому, чтобы увеличить процент постоянных зрителей. Практически каждый, кто купил билет в «Приют комедианта», вносится в зрительскую базу, после чего его покупательское поведение тщательно анализируется и, при необходимости, мотивируется. За последний сезон в театр вернулось более 40 % покупателей. Это достаточно высокий процент, который свидетельствует о том, что действующая коммуникативная стратегия действительно работает.

В последние годы мы наблюдаем одну общую тенденцию: театры больше не конкурируют друг с другом. Театры конкурируют с другими развлекательными заведениями: большими торговыми центрами, ресторанами, кинотеатрами — любой организацией, предоставляющей развлекательный контент. Конечно, это впрямую отражается на составе зрительного зала. Начал исчезать средний возраст — золотой сегмент любого производителя товаров или услуг. Люди старшего поколения не оставили своей привычки посещать театр, их состав стабилен. Уровень посещаемости молодыми людьми в возрасте от 18 до 25 лет также остался прежним. А вот вчерашняя молодежь, зрители в возрасте от 25 до 40 лет, начала театр покидать. Я думаю, что эту тенденцию наблюдаем не только мы, но и наши коллеги, иначе не было бы сейчас на рынке такого количества специальных акций со скидками, которые иначе, как демпингом, я назвать не могу. Это серьезная проблема, которую нужно решать не по отдельности, а сообща. У меня есть несколько идей и стратегий по возвращению зрителей среднего возраста, которые мы реализуем в рамках маркетинговой политики театра «Приют комедианта». Но мне бы хотелось, чтобы мои коллеги поняли всю серьезность ситуации и присоединились к нам в борьбе за зрителя.

Условно репертуар театра можно разделить на две категории: высокая комедия и спектакли, которые мы маркируем как «особый ракурс». Аудитория сегментируется по этим двум направлениям. Основа для выборки — не гендер, возраст или социальный статус, а, скорее, внутреннее мироустройство зрителя — его интересы и образ жизни. Первая категория привлекает тех, кто ищет отдохновения и психологической разгрузки. Им важны глубокие эмоции — неважно какие: смех или слезы, веселье или грусть. Основная задача, которую решает зритель при выборе этого репертуара, — выйти из привычной жизни и погрузиться в другой мир, отвлечься от быта. Спектакли «особого ракурса» (эксперименты молодых режиссеров) привлекают зрителя совсем другого: дерзкого, любопытного, стремящегося познать что-то новое, непривычное. Наша главная задача — правильно сегментировать зрителей на эти две категории (чтобы любитель пощекотать себе нервы не попал на спокойную, классическую постановку, а поклонник классического театра не был шокирован Лиром в исполнении женщины). Самое интересное, что психологическое состояние человека никогда не бывает статично. Тот зритель, который сегодня хочет экспериментов и нового видения, завтра — может захотеть увидеть простую, трогательную историю и сопереживать главным героям мелодрамы. Поэтому, как только порог лояльности к театру конкретного зрителя становится достаточно высоким, мы предлагаем ему попробовать посмотреть спектакли противоположной категории, раскрывая для него все грани нашего репертуара.

 

НАТАЛИЯ СЕРГЕЕВСКАЯ,
специалист отдела по связям с общественностью Большого театра кукол

1, 2, 3, 4. Мне кажется, что критерии типа «возраст, пол, социальный статус» в современном мире уже мало о чем говорят. Женщина 40 лет не замужем и молодой человек 21 год в свободных отношениях — что нам это говорит о человеке? Ничего. Они оба могут быть социально активны (или пассивны), любить фильмы Тарантино и ходить на все премьеры БТК. А могут — не ходить. Сейчас время персонализации, более детальных критериев (откуда человек заходит в интернет, как покупает билеты, какую музыку слушает, ходит ли в «Подписные издания» или нет и т. д.).

5. Да, у БТК сильный и активный пул постоянных зрителей. У нас есть БТК-Клуб, в котором состоят наши постоянные зрители. Самый близкий круг друзей — это «гранатовые» зрители.

6. Я бы могла сказать «помолодел», но см. пункт 1. Я бы сказала, что зритель поумнел. Сейчас гораздо большее количество людей готовы воспринимать сложные, многогранные формы, готовы думать и размышлять в театре, не только развлекаться.

7. Мы делаем спектакли для детей разного возраста. Дети — это сегмент. В остальном — мы делаем театр для людей.

 

АЛЕКСАНДР КУЛЯБИН,
директор Новосибирского театра «Красный факел»

Театр, разумеется, должен знать своего зрителя — и для этого мало просто заглянуть в зал и пробежаться по лицам, чтобы сделать какие-то поверхностные выводы, или провести обязательное анкетирование, результаты которого мы предоставляем в официальных отчетах. Нужно вести постоянную работу со зрителем, выстраивать диалог. На это общение и направлены наши многочисленные мероприятия, акции, конкурсы — мы узнаем аудиторию и ее запросы, отслеживаем реакции, интерес. Если планируется мероприятие со свободным входом, мы на своих ресурсах открываем предварительную регистрацию — это помогает нам видеть, кто и насколько заинтересован, в то же время таким образом формируется некая зрительская база. У нас работает обратная связь на сайте театра, в официальной группе театра «ВКонтакте» и других социальных сетях, где зрители охотно делятся своими впечатлениями о спектаклях, о театре в целом. Уже несколько лет «Красный факел» еще до официального начала сезона проводит такое мероприятие, как открытие кассы, — сейчас многие театры подхватили эту инициативу. И это — тоже работа со зрителем. Мы видим потенциальную аудиторию будущего спектакля — потому что, как правило, открытие кассы посвящено первой премьере сезона, а по статистике проданных в этот день (первый день работы кассы после летнего перерыва) билетов можно судить об интересе к той или иной постановке.

У «Красного факела», как, наверное, и у любого театра, существует сегмент постоянных зрителей — мы видим их на каждой премьере, на околотеатральных событиях. Около 35 % наших зрителей ходят в театр каждый месяц и чаще, более 40 % — несколько раз в год. В то же время есть и так называемый случайный зритель — тот, кто пришел в театр, потому что это модно, престижно, потому что ему стало интересно, что за процессы там сегодня происходят, мотивировок может быть много. В процентном отношении количество тех, кто пришел в театр впервые, может колебаться от 15 до 30 %. Наша задача — этого зрителя заинтересовать и удержать. По понятным причинам это не всегда удается сделать: кто-то попал не на «свой» спектакль или вообще не на свой вид искусства. И все же мы видим, что состав постоянных зрителей регулярно пополняется. Значит, все идет как должно. В «Красный факел» приезжают зрители и из других городов — причем приезжают прицельно, выбирая то или иное название из репертуара. Среди них тоже есть постоянные.

Значительную часть зала — от 70 до 80 % — составляет женская аудитория — это простая и понятная статистика. Тем не менее сегодня к нам часто приходят и пары, и зрители-мужчины самостоятельно, поэтому мы не переживаем за глобальный перекос в гендерном составе. То же можно сказать и о социальном статусе. Да, поход в «Красный факел» — это престижно. Однако наша ценовая политика довольно гибкая, и позволить себе пойти в театр может каждый. Не менее 40 % нашего зрителя — служащие, работники офиса, порядка 12–15 % — студенты, 10–15 % — представители бизнеса.

Исходя из этого, можно судить и о возрастном составе зрителя — основную часть зала составляет публика 25–40 лет. Причем за последние годы театр посещает гораздо больше молодежи, чем раньше. Это связано и с репертуарной политикой, и с маркетинговыми стратегиями. Нам интересно привлекать молодую аудиторию, которая впоследствии стала бы нашим постоянным зрителем. Существует система скидок для студентов, мы стараемся вести работу с высшими учебными заведениями, некоторые постановки просто во многом ориентированы на молодежь — им близки и понятны «Онегин», «Гедда Габлер», «Процесс».

В репертуарной политике мы не можем не учитывать зрительский спрос — как иначе выжить? Но при этом понимаем, что сами воспитываем свою аудиторию. Поэтому в планировании долгосрочного репертуара необходимо выдерживать баланс. И если мы сегодня ставим комедию, то завтра, грубо говоря, начнем работать над драмой. Есть категория зрителей, которым в театре хочется отдохнуть, — и мы не имеем права осуждать их за это или отказать в этом. Есть те, кому хочется задать самому себе какие-то вопросы и попытаться найти ответы, — и мы должны давать такую возможность. Анализируя спрос и предложение, мы можем делать те или иные выводы. Например, на пластический спектакль зрителя пока еще нужно «заманивать», но зато те, кто на нем уже побывал, пишут нам восторженные отзывы. Никто не отменяет воспитательного момента, и, не будем отрицать, в ближайшем будущем хочется приложить к этому дополнительные усилия, потому что возможности сегодня для этого есть. Мы не боимся идти на эксперименты, у нас есть «имиджевые» проекты — «Три сестры», например: его не назовешь стопроцентно зрительским спектаклем, но он стал нашей визитной карточкой и сегодня покоряет не только российского, но и мирового зрителя. Театр должен быть открытым и давать зрителю возможность выбора, но при этом уметь направлять.

 

НАТАЛИЯ МОЗЖАКОВА,
директор Серовского театра драмы им. А. П. Чехова

1. Зритель для нас — это постоянный объект изучения, анализа и поиск путей общения. Так как театр в Серове является единственным профессиональным театральным коллективом на севере области, но не имеет собственного здания, приходится выезжать на разные площадки, а также создавать и играть спектакли для зрителей разного возраста. Кроме Дворца культуры металлургов в Серове, играем спектакли в расположенных рядом городах, на сценах местных ДК. Города эти небольшие, численностью менее 100 тысяч, но группы постоянных зрителей формируются в каждом городе.

2. Мы играем спектакли для всех возрастов, есть в репертуаре три спектакля для самых маленьких — от года до трех лет, есть «детсадовский» репертуар, есть для школьников, есть несколько спектаклей для серьезного разговора с подростками, ну и, конечно, взрослый репертуар. Так что если говорить о возрасте, то от 1+ до 60+. В год по билетам спектакли смотрят более 35 тысяч жителей севера области.

От 50 до 60 % зрителей — это дети до 12 лет, 10–20 % — зритель до 30 лет, 10 % — зритель от 30 до 50 лет, 30–40 % — зритель старше 50 лет.

3. В основном в театр ходят женщины — 75–80 %, гендерный состав по детям не отслеживаем. На премьеры взрослого репертуара мужчин приходит на 10–15 % больше, но текущий репертуар все же посещают больше женщины.

4. Школьник — учащийся, работающий-служащий, пенсионер.

5. Постоянный зритель есть, примерно 30 % от премьерного зала. Но так как у нас условия существования театра без стационарной площадки, зритель в зале постоянно меняется.

6. Стало больше зрительских пар, помолодели зрители взрослого репертуара (40–45 лет), работаем над привлечением молодого поколения, но в регионе молодежь уезжает учиться в областную столицу и чаще всего не возвращается.

7. Репертуар у театра не ориентирован на определенный сегмент зрительской аудитории, задача-максимум, с которой мы живем, — знакомить с театром, развивать художественный вкус, формировать зрителя и продолжать общаться с ним на серьезные, волнующие темы. Планирование репертуара строится не только от потребностей зрителей, учитывается и потребность в профессиональном росте труппы театра.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.