Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА

«В ЧЕРНОМ-ЧЕРНОМ ГОРОДЕ, НА ЧЕРНОЙ-ЧЕРНОЙ УЛИЦЕ…»

А. Волошина. «Мама». Центр драматургии и режиссуры.
Режиссер Владимир Панков, художник Максим Обрезков

«Белые обои, черная посуда… Нас в хрущевке двое: кто мы и откуда?» — песенка группы «Бумбокс» стала рефреном спектакля Владимира Панкова «Мама» по пьесе Аси Волошиной. Тут все черно-белое, у сценографа Максима Обрезкова «икейные» комоды, расхожий фаянс, семейные фото трех женщин и девочки, видеопроекции этих фото на заднике, пластиковая елка…

Это ведь и не елка, собственно: почти пародия на нее. Это не дом. Это не семья: две растерянные постсоветские бабушки и крутая по мере сил богемная девочка. (Мать девочки в пьесе Аси Волошиной умерла от рака, отец… так, отчасти мерцает на горизонте.)

Но: это елка!!! И жилье. И семья. Других не дано. Здесь дом, здесь и выживай. Здесь и родишь, здесь растить будешь — с этим опытом и запасом тепла. (Новое дитя намечается к финалу пьесы.)

Попытка исследовать метафизику неуютных и типовых малогабаритных кварталов, семей, судеб, попытка понять — «кто мы и откуда?» — самое важное тут. Не особенные ужасы: они прописаны в пьесе по-молодому небрежно. И оттого, честно сказать, кажутся вымышленными. Именно общее, типовое, «всехнее».

На премьерах ЦДР на Соколе последних двух сезонов видно, как Владимир Панков и его SounDrama обживают возможности бывшего зала Камерного театра. В недавнем «Одноруком из Спокана» казалось: звуковой шторм выходит из берегов. В спектакле «Мама» напротив — все очень камерно. И волшебные панковские девы с виолончелями, и задумчивые юноши с духовыми, и рык моторов — могли б активней создавать спектаклю еще одно измерение. Что ж: пройдена еще одна стадия поиска золотого сечения.

То же можно сказать о тексте 33-летнего драматурга. «Мама» — еще одна стадия поиска тонких истин о нашем малогабаритном мире. Если в «Человеке из рыбы» Аси Волошиной место родины занимает тоска по Караванной, то в «Маме» — место семьи занимает тоска по ней. Что и проговорено на «черно-белом» языке. «Ступень» отработана — можно лететь дальше. Вглубь.

Ноябрь 2018 г.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.