Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ХРОНИКА

ТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН

Л. Толстой. «Анна Каренина». Тверской драматический театр.
Режиссёр Вера Ефремова

Конечно, роман не есть произведение театральное. Пишется роман не для театра, для театра существуют инсценировки. Инсценировка — занятие ответственное, так как необходимая здесь избирательность может закончиться печально. Во всех отношениях.

С Толстым сложнее. К нему позволительно относиться по-разному, но отрицать «разнообразия, силы, глубины» — никак нельзя. В Тверском драматическом театре посчитали, что можно. Или, может быть, там подумали, что «Анна Каренина» роман исключительно про любовь. Конечно, и про любовь, и про семейную жизнь, счастливую и несчастную, и даже про невозможность существования любящей женщины в буржуазном, полном предрассудков обществе. Теперь, когда отпала необходимость обличать это общество, предъявляя в качестве последнего аргумента мёртвое тело несчастной госпожи Карениной, исчезли вместе с социальной подоплёкой любого рода философские измышления, столь огромное место занимающие в произведениях Льва Николаевича Толстого.

То была любовь… Любовь, неизвестно откуда взявшаяся среди этих благополучных, но очень скучных господ, в этой жутковатой болотной бесприютности, благопристойности, давящей на нервы. Кажется, что герои этой «Анны Карениной» так же чопорны и бездушны, как и нависающий над ними тяжёлый зелёный занавес. У них в жизни ничего нет, кроме холодной предупредительности и пустых разговоров. Им решительно ничто не интересно.

На сцене отсутствуют привычные символы — обозначения дома или светского салона. Только люди, сиротливые и потерянные без привычного реквизита.

Нам предлагалось поверить в любовь двух людей, по сути, равнодушных друг к другу. Относящихся друг к другу с лёгким презрением и неуловимой брезгливостью. В спектакле Тверского театра героев нет. Куда-то подевалась их жестокая, мучительная любовь, их борьба. Анна Каренина (В. Рычкова) — в меру спокойна и рассудительна, слегка тяжеловесна, и, судя по всему, её постоянно мучает сонливость. Как она могла полюбить такого Вронского (К. Юченков) — небольшого, вертлявого, несерьёзного какого-то — непонятно.

В отличие от главных героев сочувственную поддержку получил Алексей Александрович Каренин (А. Чуйков), ставший в спектакле фигурой номер один. Солидный такой господин, похоже, искренне любящий жену и старательно выполняющий свой долг. Он честен и порядочен — в коренных вопросах жизни, и потому так уверен в себе, но главное — он гораздо человечнее Анны и Вронского, в смысле — живее. Это достойный противник, он, кажется, занимает в жизни Анны неизмеримо больше места, чем Вронский. Не будь его, и Вронский был бы не нужен — некому противостоять. Страдающий и славный человек, заполнивший собой весь спектакль. Линию Левина и Китти вырезали напрочь, не оставив нам никакой возможности лишний раз вместе с господином Левиным заняться поисками бога — в себе и окружающих. Любовь — это да. А впрочем, любовь есть Бог. Или наоборот?

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*