Петербургский театральный журнал
16+

ХРОНИКА

ЭПИСТОЛЯРНОЕ НАСЛЕДИЕ

Г. Джеймс. «Божественная Джулиана». («Письма Асперна») Александринский театр.
Режиссёр Елена Чёрная

Некий энергичный молодой человек по совету своей знакомой решил хитростью проникнуть в дом одной известной в прошлом особы, чтобы заполучить бесценную реликвию, за которой не один год охотятся любопытные журналисты. Эта особа — бывшая подруга знаменитого писателя. И, будучи в преклонном возрасте, она десятки лет хранит у себя его письма. Их никогда никто не видел и не читал, и оттого интерес к ним распалялся с каждым новым именем поколением биографов. Молодому человеку удаётся войти в дом и даже выведать кой-какие подробности благодаря ухаживанию за немолодой и некрасивой племянницей старухи.

Однако выбранный героем способ достижения цели имел неоригинальные последствия: умирая, старуха завещает молодому литератору письма лишь в случае его свадьбы со своей племянницей. Понимая, что столь дорогая цена никогда заплачена не будет, героиня сжигает их.

Рассказанная история, которая имеет в своей основе реальные события, произошедшие с поэтом Байроном, остаётся для зрителей занимательной до самого финала. Но главное достоинство этого спектакля — в актёрских работах, которые доставляют редкое по нынешним временам удовольствие от «сделанности», вылепленности каждой роли. Всем трём основным персонажам найдена своя индивидуальность, своя пластика, своя манера говорить. И эта тщательность, подробность в работе с актёром закономерно подаёт крупным планом не столько персонажей, сколько исполнителей.

Даже если вы знаете всех актёров Александринки, вам в антракте наверняка придётся выяснять у соседей, какую же актрису вы не узнали. И вовсе не потому, что её героиня практически неподвижна и закутана с ног до головы, в тёмных очках и нахлобученном чепце.

В этой больной старухе, прикованной к инвалидной коляске, ничто не напоминает прекрасного лика молодой женщины с удивительно спокойным и прямым взглядом, направленным с цветного слайда на экране куда-то поверх зрителей. Ввалившаяся в плечи голова, тяжёлое громкое дыхание, слабый, скрипучий, точно рассохшийся голос — вот всё, что осталось от Божественной Джулианы. Однако этот голос странным образом заставляет к себе прислушиваться, точно затягивает в себя. Медленный, глухой, прерывистый, он может вдруг неожиданно сорваться, взять другую ноту и выплеснуть властные, повелительные интонации, зловещий хохоток. Он может прозвучать с прононсом, с кокетством, с издёвкой, с яростью и гневом. В этом голосе такое разнообразие оттенков, что невольно восхищаешься мастерством актрисы Ирины Лепешенковой, которая, не вставая с кресла-каталки, почти при полной неподвижности сумела показать всё величие своей героини и доказать справедливость присвоенного ей когда-то в молодости «титула» Божественная Джулиана. Манера держать себя, манера произносить слова, умение сделать нужную паузу и изменить интонацию — всё это ощущение собственного достоинства, несмотря на возраст и болезни. Порой вообще кажется, что её слабость и немощь — лишь видимость. В этой старухе ещё горит огонь, в этой старухе видно блестящее прошлое великолепной женщины.

Полная ей противоположность — племянница мисс Тина, до болезненности застенчивая, вечно смущённая, словно извиняющаяся за своё существование. Неизменно строгое платье, собранные на затылке волосы, беспокойно наморщенный лоб и скованная улыбка поджатыми губами; в её движениях и во взгляде чувствуются какая-то настороженность, недоверие, внутреннее напряжение и страх. Но в то же время — ожидание, жажда общения, даже заискивание. Она вся словно подаётся вперёд, когда говорит. А разговаривает дурным, жеманным голосом, иногда с дрожью, иногда на полушёпоте, с тревожными нотками. Привычка растягивать слова соответствует манерной вкрадчивости её движений. Елена Чёрная точно и убедительно нашла пластику и интонации героини — некрасивой, зависимой, одинокой. Разумеется, она влюбляется в молодого и привлекательного гостя, который нарушил покой их пустого дома.

Герой Дмитрия Шевченко обаятелен, галантен, вежлив и очень внимателен в своём стремлении обольстить. Он обладает цепким, проницательным взглядом прищуренных глаз и имеет обыкновение с элегантной лёгкостью перекидывать в руках трость. Он одновременно и Лицо от автора, и участник рассказываемых событий. Актёр обладает невероятным сценическим темпераментом, энергией и напором. Почти буквально оборачиваясь через плечо, он переносится от слушающих Автора зрителей в апартаменты Джулианы Бордеро и обратно. Шевченко держит сценический нерв постановки, заполняет ритмические сбои в композиции спектакля. Благодаря энергетике его голоса монологи «от Автора» не исчерпываются вводной, описательной функцией.

Может быть, это странно — особо подчёркивать, что профессиональный актёр обладает выразительным, гибким, с широким драматическим диапазоном голосом, отточенностью дикции и артикуляции. Но, к сожалению, в сегодняшнем театре это скорее исключение, чем правило. Дмитрий Шевченко — актёр, который может держать зрительское внимание, всего лишь небрежно поигрывая тростью и со стремительной лёгкостью выговаривая текст Комментатора событий.

Спектакль этот играется в маленьком уютном зале Чердака Александринки при минимуме декораций и постановочных средств. Несколько цветных слайдов в начале и неаполитанская музыка сразу уносят действие в солнечный южный город; плеск волн и шум гуляющей толпы напоминают о близости моря, а усиленные эхом голоса персонажей водят по гулким коридорам огромного пустого дворца…

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.