Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ИДЕАЛЬНАЯ ТРУППА

ФОТОВЕРНИСАЖ ТАТЬЯНЫ ТКАЧ

Александр Лыков

Ирина Полянская

Константин Хабенский

Михаил Пореченков

Константин Воробьев

Татьяна Кузнецова

Сергей Бызгу

Валерий Кухарешин

Виктор Сухоруков

Николай Иванов

Саша Куликова

Сергей Барковский

Михаил Разумовский и Ольга Самошина

Евгений Меркурьев

Михаил Трухин

Александр Новиков

Вячеслав Захаров

АКТЕРЫ

Театральному Петербургу известны, как минимум, три Татьяны Ткач, прекрасные и разные. Сразу скажем: наш фотовернисаж собрал портреты, выполненные Татьяной Ткач — известным критиком, журналистом, много лет пишущим о театре, рассказывающим о людях театра по радио и на страницах городских газет. Несколько лет назад ей показалось недостаточным использовать лишь «слова, слова, слова…», она купила фотоаппарат и с тех пор не расстается с ним, пытаясь поймать в ловушку снимка самое прекрасное и самое ускользающее из мгновений жизни: ЛИЦО.

Читатель без труда узнает каждого, остановленного фотовспышкой Ткач. Любимейшие лица петербургской сцены. Без грима. Они остановлены фотографом всегда нечаянно, налету. Никто долго не выстраивал им антураж и не работал над рекламным имиджем. Эти портреты — не имиджевые и не рекламные. Никакой милой сердцу взбалмошной богемности, кривляния, игры в кадре. Их лица прекрасны и чисты, как слеза ребенка. Известно: люди театра живут подчас суетно, на бегу и вполне разобщены. На портретах Т. Ткач они выглядят словно родственники, из одной деревни. Театральные братья и сестры. Они все разные, за каждым тянется шлейф спектаклей, ролей, но на этих снимках у них есть единая метка: улыбка. Правда, они все улыбаются. Им хорошо и уютно в кадре. Их лица открыты и доверчивы. Никто не исходит важностью или кокетством. У всех во взгляде светится что-то природное, детское. Нет трагиков и неврастеников: все сплошь улыбаются. А если нет — значит, просто еще не успели улыбнуться, Татьяна поспешила нажать кнопку.

Режиссер Клим как-то сказал в порыве высоких чувств: «Театр — это священная роща посреди разбомбленного дворца, и мы должны ее охранять». Радостная душа артиста — вот важнейшее дерево «священной рощи». Татьяне удается уловить это в своих фотопортретах. Она никогда не снимает врасплох, из-за угла, всегда спрашивает разрешения у персонажа. Но при этом ничего специально не готовит и не выстраивает: снимает своих героев в природной декорации быстротекущей жизни. Любимый фон, если приглядеться, — окно или набережные и мостовые Петербурга.

На ее портретах всем тепло и радостно. Как в детстве на даче. Или у елки. Кажется, что все счастливы, нет несыгранных ролей и невоплощенных судеб. Все сбылось или еще сбудется. Это не означает, что фотограф приукрашивает лица и обстоятельства жизни своих героев. Просто она снимает все самое лучшее, зачарованное, детское в них. У людей играющих ее камера ценит превыше всего дар естественности. Природной органики.

Трагик Костя Воробьев и комик Сергей Бызгу одинаково счастливо и беспечно улыбаются в кадре.

Парадоксальный, состоящий из острых углов Саша Лыков элегантен, как черный лаковый рояль. У народных артистов Николая Иванова и Евгения Меркурьева совершенно детские распахнутые лица. Миша Пореченков держит на руках таксу, и они смотрятся на снимке словно близнецы-братья. Саша Новиков, как и его Карлсон, живущий много лет на крыше театра им. Ленсовета, — «самый добрый, самый умный, самый-самый красивый и неотразимый мужчина!».

Татьяна их не ретуширует, не скрывает их неприятностей и морщин. Но при этом снимает их так, что всем понятно: они люди — отмеченные Божьим даром. Питер Штайн как-то сказал: «У людей театра очень хороший нюх7% с его помощью они понимают про жизнь гораздо больше, чем суперинтеллектуалы». Ничего из этого понимания они не оставляют на черный день, для себя, про запас — все несут на сцену. Они укрепляют нас в вере, что «жизнь — это прекрасное магическое приключение», как говорится в одном спектакле. Они принимают на себя груз наших страхов и несчастий, изживая их в игре. А еще — проживая на сцене наши отчаянье, усталость, безверие, они прибавляют нам надежду.

С фотографий Татьяны Ткач — все вместе и поодиночке — они шлют нам воздушный привет своей души. В древности считалось, что актеры присваивают себе чужие души. Вглядимся в эти фотографии. Совершенно очевидно — они нерасчетливо и не лукавя отдают нам свои.

Продолжение в № 29

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.