Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

МЕЛОДИИ СТИХИЙ

Н. Римский-Корсаков. «Садко». Мариинский театр.
Режиссер Андрей Степанюк, дирижер Валерий Гергиев

Былина — русский миф, русское сакральное знание о Мире Природе законах, их созидающих. — оживает в театральном действе Музыкальное «звучание» декораций Константина Коровина (в реконструкции Вячеслава Окунева) — ставшее редкостью решение художественного пространства: без бытовизма, столь губительного для русской эпической оперы. Сочетание чистого красного, синего, зеленого погружает в былинную древность. Солнце — часть росписи палаты — большое и пронзительно-красное с женским ликом — символ благодарности и гармонии былинного мира.

Среди богатырей Садко славен не физической силой, но силой вдохновения. Удальство Садко (В. Галузин) — не бахвальство самовлюбленного юнца перед старейшинами новгородскими (каким легко сделать Садко, если следовать псевдорусской, стереотипной манере исполнения), но жажда полноты ощущений и подвига.

Древнеэпический, одиссеевский мотив — зов сирен — звучит в зове Волховы (Г. Горчакова) с ее глубоким и чувственным голосом, женственностью облика. Нежность гусляра к Волхове упоение чудом ее красоты — целая гамма чувств, сыгранных-пропетых В. Галузиным — не что иное как созерцание женственности, неведомой доселе Садко.

В Волхове Г. Горчаковой нет томительного эроса дев Наины (этого «первоначального» русского зова сирен), но есть теплая творческая стихия. Каждое проявление Волховы — как порыв ветра — стремительно, но величие «вещей девы» не покидает ее ни на миг, так стремительна и величава только Стихия. Причеты-уговоры сварливой жены (Е. Цеповальник) не удержат гусляра. А у М. Тарасовой Любава Буслаевна — иная. Тоска-кручинушка, которую не выговорить только выплакать, слышна у нее. По-особенному прозвучит и молитва-благословение с силой побей, равной только могущественной силе Старчища.

Стихия во всей полноте открывается мужественному страннику-Садко. Звонкоголосые гусли тешат обитателей морского царства, вовлекают в хороводы даже самого Морского Царя. Его игра-пляска обращается в бушевание стихии, открывая темный грозный ее облик.

Побывав в странах далеких увидев мир неведомый. Садко возвращается в Новгород исполненные мужества и любви.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.