Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

«ЭХ, МОЛОДЕЖЖЖЬ…»

Р. Рязанцев, Н. Денисов. «Ритмы любви». Театр «Балтийский дом».
Постановка В. Тыкке, режиссер Д. Пантелеев

Помните мультик про муравьишку, который опаздывал домой в муравейник к закату? Большой дядя-жук, согласившийся подвезти бедолагу, на все его лепетания отвечал только: «Эх, молодежжжь…» — мол, что с вас, зеленых, неразумных, возьмешь.

«Эх, молодежжжь…» — должно быть, думали многие дяди и тети, пришедшие посмотреть новый спектакль театра «Балтийский дом» — мюзикл-триллер «Ритмы любви». Начавшись как детский «ужастик», сие действо разразилось затем грохотом «дискотечной» музыки с песнями-плясками до упаду, незатейливым любовным сюжетом и кучей смертей в придачу. Но обо всем по порядку.

Авторы спектакля, дабы приблизиться к современной молодежи, решили перенести действие небезызвестной «Жизели» в отвязный танцевальный клуб «Ночное кладбище» со всеми сопутствующими (клубными) атрибутами. Танцевальную массовку изобразил балет Марии Денс. Отчеканенные танцы этих ребят зачастую смотрелись вставными номерами, да и контраст с танцующими актерами театра был весьма ощутим (увы, не в пользу последних). Конечно — слепящий, мигающий, мерцающий неоновый свет (художник по свету — Е. Ганзбург). Бешеные ритмы современной музыки и яркие, утрированно нелепые костюмы героев (опять же, как нынче молодежь ходит, т. е. не пойми в чем). Непременный посетитель любого ночного клуба — милашка-гей, манерно выговаривающий словечки типа «отстой», «кайф словила», «клевый перец» и т. п. И, конечно, ди-джей, «зажигающий» и подзадоривающий публику громогласным «Полетели-и-и!» (привет DJ Цветкову). Лесничий в исполнении Романа Рязанцева (ко всему и композитора данной постановки) — личность мистическая, ведущий и соучастник происходящего, корифей и протагонист, несчастный влюбленный, а в иные моменты — и сам Лукавый, заглянувший на огонек в это странное заведение.

Выбор места действия объясняется просто: чтобы говорить на одном языке с современными тинэйджерами (а именно им в первую очередь адресован спектакль), нужно создать знакомую им атмосферу. А что может быть лучше бурлящей-шумящей, орущей-поющей дискотеки?!

В этом милом местечке и познакомились современный принц Альберт — Алик (Тихон Оськин) и его прекрасная Жизель — Эля (Ирина Муртазаева). Она, как водится, сама невинность. Он — вполне привлекательный романтический герой. Знакомство в волнах музыки, танец в неоновом свете и самое прекрасное чувство. А дальше — обман, разлука, драма. Наконец, смерть Эли. Тема любви и смерти, надо сказать, задана с самого начала: двум юношам среди танцующих мерещатся их погибшие возлюбленные. И до того девушки расстроены своей кончиной, что затаскивают на тот свет и несчастных молодых людей. За одной смертью следует другая, а за ней — еще одна… Эля, узнав, что Алик женат, кончает с собой, наглотавшись таблеток. Лесничий от несчастной любви к Эле выбрасывается из окна.

Все довольно грустно, но, честно говоря, особого трагизма не чувствуется. Мистическая тема любви и смерти нашла в спектакле довольно вялое воплощение. Потусторонние силы представляли кровожадные виллисы. Досрочно скончавшиеся девушки были с головой покрыты белыми прозрачными тряпочками и двигались по сцене, загадочно разводя руками. Смеяться вроде не над чем и бояться нечего. Большое и светлое чувство оказалось в значительной степени опошлено произносимым текстом. «Травиться, не закончив школу? Ну, это, я скажу, отстой!» — звучит вроде бы смешно, как и многие другие слова современного молодежного сленга в этом спектакле. Но тем они и смешны, нелепы, искусственны, что попали в театр, где им совершенно не место. Похвально стремление осовременить старинные сюжеты, привлечь к ним внимание молодых. Но, помимо развлекательной, театр имеет и некую просветительскую, воспитательную функцию. Поэтому, важно не потерять меру, кидая со сцены «е-мое», «блин», «прикол» и т. п. К тому же, повторюсь, и тинэйджерам их же собственные «блины» в театральном варианте могут быть не интересны. Не говоря об их родителях, которые, посмотрев и послушав такое, лишь подивятся, какая нынче молодежь пошла дурная… Вот в наши годы были песни…

О песнях. Таковые, несмотря на многочисленность и «моторность», в памяти, тем не менее, не остаются. Возвращаясь со спектакля, не хотелось напеть ни одну мелодию (а скорее, «не моглось»), уж больно они друг на друга похожи. Слова, увы, тоже оказались выписанными в лучших традициях низкопробной попсы. Словом, это должен быть очень непритязательный тинэйджер, чтобы он напевал после спектакля: «Завожусь я на любовь, заведи меня!». Пока что хита не получилось. Жаль, потому что запоминающаяся песня могла бы стать хорошей визитной карточкой спектакля, тем более — мюзикла.

Хотя кто ее знает, современную молодежь?! Может, сегодняшним тинэйджерам как раз придутся по душе песенки с примитивными словами, с почти отсутствующим мотивом, зато — с выразительными ударными ритмами. Такие, под которые можно дергаться в кресле весь спектакль. Остается надеяться, что юные зрители не забудут о том, что они все-таки в театре.

Известно, что в ближайших планах «Балтийского дома» еще один музыкальный эксперимент. К сентябрю обещана премьера мюзикла «Нева-чат» с использованием не только песен-танцев, но и передовых компьютерных технологий. В основе сюжета — ни много ни мало — «Ромео и Джульетта». А происходит все в Интернете. Рассчитано, опять же, на молодежь… Поживем — увидим.

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.