Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

ОПЫТ НАПИСАНИЯ ТЕАТРАЛЬНОЙ РЕЦЕНЗИИ НА СПЕКТАКЛЬ МАРАТА ГАЦАЛОВА «НОВОЕ ВРЕМЯ» ПОСЛЕ ПРОСМОТРА СПЕКТАКЛЯ АНДРИЯ ЖОЛДАКА «ПО ТУ СТОРОНУ ЗАНАВЕСА». «РЕИНКАРНАЦИЯ» СМЫСЛОВ

Т. Рахманова. «Новое время». Новая сцена Александринского театра.
Режиссер и художник-постановщик Марат Гацалов

В наше время фальсифицируется само понятие нового. Старое и древнее, появившись опять на повестке дня, провозглашает себя новым или его объявляют новым, когда оно подается по-новому…

Бертольт Брехт

Не уходи смиренно, в сумрак вечной тьмы.

Дилан Томас, перевод из русского дубляжа фильма «Интерстеллар»

Далекое Будущее. Наши дни. Космическая станция «Новая сцена» пытается восстановить систему после серьезной ошибки…

ДНЕВНИК АСТРОНАВТА ОКСАНЫ К. ЗАПИСЬ 1

Перехватив странное послание «Г-А-Л-И-Л-Е-Й» с космической станции «Новая», вращающейся на орбите планеты «Александринка-1», командование звездолета PTJ после безуспешных попыток выйти на связь с экипажем «Новой» отправило мой стыковочный модуль к станции для выяснения обстоятельств.

ДНЕВНИК АСТРОНАВТА ОКСАНЫ К. ЗАПИСЬ 2

Пристыковавшись и не обнаружив на борту никого из команды, я приступила к сканированию всех систем станции. Главный компьютер серьезно поврежден. Немногие оставшиеся файлы перекодированы и не поддаются расшифровке. На главном экране сохранилась всего одна папка, в ней текстовый файл «Нет Брехта, нет жизни, нет Галилея, нет даже космоса, в который всматривался Галилей».

ДНЕВНИК АСТРОНАВТА ОКСАНЫ К. ЗАПИСЬ 3

В ходе сбора информации дроидом-реконструктором установлено, что системный файл «Галилей» был стерт в результате действий одного либо всех членов команды. Экипаж станции тут же приступил к попыткам его восстановить, но удалось очень немногое. А именно: команда станции — Марат Гацалов (режиссер), Татьяна Рахманова (драматург), Владимир Раннев (композитор) и Татьяна Гордеева (хореограф) — начала процесс восстановления звуковых, визуальных, физических данных объекта… Но что-то пошло не так.

С. Сытник (Ученый). Фото А. Блюр

ЗАГРУЖЕННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ ОКСАНЫ К.

Среди поколения 30—40-летних режиссеров, писателей, публицистов принято не уважать «шестидесятников», распевавших протестные песенки под гитару и треск костерка и отмалчивавшихся на публичных собраниях. Эзопов язык, самиздат — протест рабов, поверивших в мираж свободы. Нам все это не нужно. Так думала и я! Пока время не сделало вираж и не пришла пора снова браться за «Галилея».

ЧЬИ-ТО ЗАГРУЖЕННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

1966 год. Эта страна. Идет процесс Синявского и Даниэля. Речи писателей в поддержку заключенных, речи других писателей с осуждением, выступление Шолохова, сетующего о мягкости наказания для «пасквилянтов». Тем временем академик Андрей Сахаров уже шесть лет как числится неугодным режиму вольнодумцем, и денно и нощно за ним присматривает КГБ, а в Уголовный кодекс РСФСР введена еще одна статья, по которой можно репрессировать несогласных, 190-1 «Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй»…

1966 год. В Московском театре на Таганке Юрий Любимов ставит «Жизнь Галилея» Бертольта Брехта, где все герои узнаваемы. Галилеи, кардиналы, кураторы, инквизиторы, философы и ученые в спектакле Любимова были героями этой страны.

ЗАГРУЖЕНО ИЗ «ВИКИПЕДИИ»

Инакомыслие — суждение в области морали или общественной жизни, отличающееся от принятого в обществе или коллективе; а также открытое отстаивание данного суждения. Люди, выражающие подобного рода мнения, называются инакомыслящими.

В тоталитарных государствах и общественных структурах инакомыслие преследуется. Меры наказания варьируются от самых жестоких (убийство, смертная казнь, сожжение на костре, пытки) до относительно мягких: общественного порицания, административных наказаний.

В. Смирнов (Папа), Н. Мартон (Философ). Фото А. Блюр

ДНЕВНИК АСТРОНАВТА ОКСАНЫ К. ЗАПИСЬ 4

Я все еще нахожусь на космической станции «Новая». Мой дроид восстановил несколько файлов, свидетельствующих, что я уже была здесь и, более того, присутствовала на экспериментальном процессе реинкарнации героя под названием «Новое время». Это совершенно меняет цель и характер моего исследования. Думаю, потребуется еще несколько дней.

ВОССТАНОВЛЕННАЯ ДИКТОФОННАЯ ЗАПИСЬ.
ГОЛОС ОКСАНЫ К.

Полумрак «Новой», но и в нем видна ужасная металлическая гармония. Все пространство заполняют железные фермы. Они словно кристаллические решетки будущих новых соединений, огромные клетки, в которых у нас на глазах должна возродиться жизнь. На заднем плане, озвучивая всю эту металлическую симфонию, Владимир Раннев дергает за струны фортепиано. И вот в пространстве металла материализуются четыре субъекта: Папа (Виктор Смирнов), Философ (Николай Мартон), Ученый (Семен Сытник), Торговец (Аркадий Волгин).

Субъекты передвигаются из одной металлической клетки в другую, то застывают в них, то вновь меняют диспозицию. Они ведут напряженную интеллектуальную беседу, ведут ее азартно, динамично. Сначала трое: Философ, Ученый и Торговец — говорят о Галилее и о Папе. Шепчут, кричат, отступают, пикируют друг друга. Перед нами почтенные старцы в костюмах, великолепно стилизованных под облачение итальянских вельмож семнадцатого века. А речь и жест их с точностью воспроизводят стиль игры русского императорского театра девятнадцатого века. И я прихожу к выводу, что молодым исследователям удалось реинкарнировать в своих железных клетках старый театр, старую школу актерской игры. Невероятно! Вот, значительный и мудрый, к этой троице присоединяется и Папа—Смирнов. Он — колосс, глыба, титан в белой папской мантии. Там, на заднем плане, зарождается еще какая-то жизнь — странная, нелепая и незначительная, но на первом плане всегда эти четверо. Так проходит пять, десять, пятнадцать минут действия. Реинкарнированные то со страхом, то с восхищением, а чаще с усталостью, как об очередном досадном недоразумении, говорят о Галилее. Фортепьянные струны звенят, незначительных персонажей на заднем плане становится все больше, они носят крест и платья, совершают кульбиты и прыжки, но так и не выходят на свет. Все, что мы узнаем о Галилее, узнаем от старейшин. Четыре героя окончательно воцаряются в пространстве и в своей актерской экспансии, при полном попустительстве руководителя эксперимента Марата Гацалова, добираются до смысла действия и захватывают его. Карикатурные старики, абстрактные и обезличенные маски оживают и предлагают присоединиться к их правде: от Галилеев одни проблемы, шум, расходы на пропаганду, мелкий народец, что бродит там впотьмах, размечтается, расшалится, начнет раскачивать металлические фермы, раскачивать наш державный корабль. И веско говорят старцы, и нежно, с тревогой о будущности человека. Зачарованный режиссер не прерывает их победоносного шествия против инакомыслия, против нового времени.

Рискованный эксперимент привел к катастрофе! Старые фантомы: кардиналы, инквизиторы, тираны и диктаторы — у нас на глазах обрели плоть, кровь и получили слово. А команда постановщиков так же у нас на глазах приняла решение им не мешать, поверила им. И пока обнаженные женские тела, вписанные в геометрию металлических клеток, отвлекали нас видением дивного нового мира, режиссер и драматург стерли, безвозвратно удалили файл «Галилей». Так закончилась история инакомыслия на космической станции «Новая».

Н. Мартон, А. Паршкова в сцене из спектакля. Фото А. Блюр

ДНЕВНИК АСТРОНАВТА ОКСАНЫ К.
ВОССТАНОВЛЕННАЯ ЗАПИСЬ 5

Я, Оксана К., сама вызвалась исследовать феномен «Нового времени», думая, что столкнусь если не с гражданским подвигом, то с гражданской акцией, но увидела спектакль, спокойно объясняющий мне наше «сегодня» совсем не с точки зрения Галилея, пусть и отказавшегося от своих убеждений, а с точки зрения репрессивной системы. Постановщики внимательно всматриваются не в протестующих и несогласных, а в тех самых власть имущих, «вынужденных» казнить и миловать.

Пьеса Рахмановой, а за ней и спектакль Гацалова оставляют нас без Галилея. Нет, конечно, о нем говорят и изображают в конце героем балаганного представления. Но личности, героя, его голоса — нет. Галилей лишь неприятное обстоятельство для настоящих героев спектакля Философа, Ученого, Торговца и умнейшего из Пап. Остальные участники действия лишь массовка, народ, который то безмолвствует, то бунтует, то показывает смешные сценки.

Я, астронавт Оксана К., уведомляю командование звездолета PTJ, что не могу и не хочу все это знать и помнить. Поэтому по окончании своего отчета все файлы, свидетельствующие о моем посещении «Нового времени», я удалю без возможности восстановления.

Конец отчета.

Март 2015 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.