Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

О СПЕКТАКЛЕ

Такое гипервысказывание, какое сделал Юрий Бутусов в «Чайке», делают обычно в самом начале пути. Бутусов, напротив, то ли изживает, то ли сжимает им свой 50-летний опыт. Но свойства именно молодого театра живут в этой «Чайке», полной летучих ассоциаций, импровизаций и какой-то восторженной одержимости. Бутусов явно настаивает на том, что театр это прежде всего — игра и судьба, а уж потом — социальное, политическое или любое иное высказывание.

Предложив роль Треплева Тимофею Трибунцеву, актеру с предельно личной, авторской интонацией, Бутусов в полной мере разделил с ним «крест» этого персонажа, его одержимость.

Страстную, истовую интонацию спектакля подо- гревает то, что он посвящен звезде советского кино Валентине Караваевой, которая после автокатастро- фы играла «в затворничестве», снимая в собствен- ной квартирке на любительскую камеру монологи Нины Заречной. И Тригорин (Денис Суханов) здесь такой же мученик театра, как и все остальные его страстотерпцы. Он владеет залом, даже шепча о сво- их страхах и издерганных нервах. Но царит в этом заколдованном царстве рыжеволосая уездная «ото- рва» Нина в исполнении Агриппины Стекловой, сы- гравшей свою лучшую роль.

Напротив, в «Чайке» Константина Богомолова (МХТ) актеры предстают в своей мрачной, точно стреноженной, натужной работе. Чувство тяжести навсегда поселилось в доме, который заполнен ди- коватым скарбом старой профессорской квартиры, довоенной утварью, шкафами и диванами. Только старенький телевизор сдвигает полусоветский быт к 60-м годам ХХ века.

Богомолов вчитывает в эту «Чайку» собственную биографию и личные обстоятельства жизни актеров. Играющий Тригорина Константин Хабенский, хоть и выходит под овации зрительного зала, играет не- что в корне противоположное самодовольству успе- ха. Харизматичный актер и знающий себе цену муж- чина, он точно теряется в момент самой игры. Ни- как не может захватить большой объем роли, играет плоско, невыразительно. Взобравшись на стол и бол- тая ногами, он говорит о себе, Хабенском: «Я никог- да не нравился себе». Тема исторической деградации сильно сплетается здесь с темой бесталанности. Трудно избавиться от мысли, что режиссер со- знательно воспринимает бездарность как мучитель- ную, почти биографическую черту времени. В тексте «Чайки», по Богомолову, оказалась записана бесслав- ная и бездарная жизнь нескольких поколений отече- ственной интеллигенции.

Но вот что интересно: оба этих столь непохожих друг на друга режиссера полностью узурпировали у публики место для свободной работы ассоциаций, для самостоятельного дочувствования, додумывания, сотворчества. Оба сработали «тоталитарно».

Алена Карась

1. Какие качества театрального критика нужно занести в Красную книгу?

Независимость суждений, несуетливость.

2. Зачем сохранять театроведение?

А что, его планируют ликвидировать? Театроведение — это рефлексия о театре, она не может исчезнуть, пока существует театр.

3. Ассоциации: театральный Петербург — это…

Экстремальные полюса: косность, академизм, болотистая вязкость традиций — и свобода эксперимента, порыв к новому, творческая исступленность, истовость. Но и там, и там — торжество формы.

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.