Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ЛАВКА ПИСАТЕЛЯ

ТЕАТР — ЛЮДИ, ГОДЫ, ЖИЗНЬ…

Художники сцены / Автор вступительной статьи, биографических описаний, составитель Л. С. Овэс. СПб., 2004.

Художники театра не избалованы издательским вниманием — так, чтобы публиковали их эскизы к спектаклям, макеты, наброски… Бывает, мелькнут один-два снимка на страницах специальных журналов, или, если повезет, выйдет монография — тогда только. На непросвещенный взгляд вся эта работа лишь предварительный этап для осуществления главного — спектакля. Но спектакли недолговечны, они существуют считанные часы театрального вечера, чтобы с закрытием занавеса уйти в небытие. Получается, что сотни листов зарисовок, проработок, поисков образа оседают в архивах, изредка появляясь на выставках лишь в малой своей части. Они как бы не существуют… И при этом они часто сами по себе — произведения искусства, свидетельства времени, отбушевавшей жизни спектакля, и в них оживает театральное прошлое — замечательное, великое прошлое. Об этом думаешь, листая книгу «Художники сцены. Наследие Санкт-Петербургского государственного академического театра оперы и балета им. М. П. Мусоргского», выпущенную в свет информационно-издательским агентством ЛИК. Это издание является продолжением публикации работ, посвященных истории театра, который часто по-прежнему называют Малый оперный или МАЛЕГОТ и который многие годы носил звание «лаборатории советской оперы». Тем, кто здесь ныне работает, есть чем гордиться, есть о чем вспомнить и поведать читателям. В этом смысле столь активная издательская деятельность (а книги выходят по заказу театра, инициируются литературной его частью во главе с Е. Б. Амербикян) уже сегодня не может быть не оценена по достоинству.

Книга, как принято говорить, богато иллюстрирована. Действительно богато — около двухсот эскизов в цвете. Это целый мир образов, линий, цветовых решений, за которым проступает в зримых очертаниях реальная, осязаемая, не только в словах воссозданная жизнь театра с момента его открытия в 1918 году и до 1980-х (последние два десятилетия не представлены — они доступны зрителю, приходящему на спектакли и, как сказано в ­предисловии, явятся поводом для последующих публикаций). Для того чтобы весь этот массив материалов отобрать, выстроить, прокомментировать, воплотить на страницах издания, потребовался огромный труд. Он проделан Любовью Овэс — составителем, автором вступительной статьи и биографических описаний — с большой тщательностью, профессиональным знанием дела, хорошим вкусом. И с любовью. С любовью к своим героям, способным по­грузить в зримо воплощенный мир звуков, которыми наполнен музыкальный театр, а теперь и книжные страницы.

По отношению к каждому из двадцати трех персонажей, кому посвящены специальные разделы, нашлись слова достаточно емкие и точные, в которых без ложного пафоса и восторгов выявляется индивидуальность художника, рисуется в фактах его творческая биография, дается представление о почерке, о месте, которое он занимает в общем ряду, о значении им сделанного, часто вне зависимости от количества выпущенных на сцене МАЛЕГОТа спектаклей (у кого-то на счету один-два — как у Ю. Пименова, С. Юнович, А. Тышлера, Г. Руди, Л. Чупятова, у кого-то — десятки, как у М. Бобышова, Т. Бруни, В. Дмитриева, М. Щеглова). Цепочка имен выстроена по хронологии — от К. Коровина и А. Головина до З. Аршакуни — и по значению в формировании изобразительного языка, театральной лексики не только Малого оперного, но отечественного театра в целом. Это намерение отчетливо читается в самом способе отбора имен. И еще читается желание восстановить историческую справедливость, воздать должное тем, кто по тем или иным причинам оказался вне сферы постоянного внимания — например, П. Ламбин, или Б. Эрбштейн, или М. Григорьев, или Г. Мосеев.

Биографические справки занимают одну-две колонки и вроде бы представляют собой набор фактов, иногда известных, иногда по крупицам собранных, специально найденных, которые по определению должны быть сухими и строгими. Но они порой так красноречивы, за ними встают судьбы иногда столь драматичные, что автора никак не упрекнешь в сухости — и изложения и отношения. Скупые строчки справок читаются с не меньшим увлечением и дают не меньше информации, нежели основная вступительная статья, которая внушительна по размеру и закономерно открывает книгу.

Сочетание двух крупных разделов — собственно истории Малого оперного с точки зрения развития театрально-декорационного искусства и раздела биографий — верно избранный ход. Такая структура книги, такой способ подачи материала придают изданию содержательный объем, панорамность взгляда, вбирающего в себя общее и частное, обобщение и конкретику.

«Художники сцены» — пиршество для глаз, но и пища для размышлений о сменах театральных и общественных эпох, о Времени, об Истории…

Из замечаний — укажу на досадную мелочь: вероятно, из желания уважить каждого персонажа в книге даются два инициала перед фамилией, причем почти при всяком упоминании, чего обычно не делается. И это, увы, множит ошибки — на с. 14 читаем Н. И. Ушин, на с. 15 — Н. Н. Ушин, на с. 23 А. А. Арапов, на с. 14 А. В. Арапов, на с. 24 в одном и том же абзаце Штрассенбург появляется то как К. С., то как С. К. Досталось даже В. И. Немировичу-Данченко — он на с. 76 указан как В. Н. Поэт Борис Корнилов возникает на с. 34 с инициалом Н., режиссер Эммануил Каплан мелькает на той же странице под буквой И. В книге есть два указателя — театральных работ и иллюстраций, что, безусловно, идет на пользу читателю. Но принцип отбора театральных работ художников помимо МАЛЕГОТа остается непроясненным.

Февраль 2005 г.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.