Петербургский театральный журнал
16+
ПЕРВАЯ ПОЛОСА

ПАМЯТЬ ПРОФЕССИИ. ЛИЦОМ К ЛИЦУ

НЕЛИНЕЙНЫЕ ПРОЦЕССЫ ВЛАДИМИРА ЛУПОВСКОГО

Беседу ведет Марина Дмитревская

Память профессии — это и память профессии театрального фотографа.

С ее прекрасным представителем, известным всему столичному театральному миру фотографом Владимиром Луповским мы собирались поговорить давно. Но первый разговор потерялся в старом пленочном диктофоне, вторая редакционная попытка была неудачной, а вот на третий раз…

Фотографии Луповского глаз отличает на раз. Его камера обязательно фиксирует движение, движение, движение. Пусть сбивается резкость, пусть плывет (иногда намеренно) изображение — но это всегда живая жизнь спектакля. Он останавливается и фиксируется на лицах как на точках в этом потоке театральной реальности, остальное — «нелинейные процессы», кривизна воздуха и линий, асимметрия живой жизни…

Владимир Луповской Давайте сначала я задам вам вопросы. Кто вы?

Марина Дмитревская Театральный критик Дмитревская.

Луповской Что такое современный танец? Определите кратко, в нескольких словах — что это такое для вас?

Дмитревская Это то, с чем я совершенно не связана, то, что вы много снимаете. Поиск пространства свободы. Теперь я. Володя, вы в прошлом физик, откуда ваш интерес к фотографии?

Луповской Я с детства увлекался ею, мой отец любил фотографировать нас, детей. Одно время он вел фотокружок в школе, и первые азы фотографии я получил от него. Когда учился в школе, снимал наши школьные мероприятия, соревнования, турпоходы для стенгазет.

В. Луповской. Фото И. Захаркина

В. Луповской.
Фото И. Захаркина

Дмитревская А когда началась фотография как профессия?

Луповской Первым, кто научил меня более серьезно относиться к этой профессии, был мой сосед по блоку в общежитии МГУ — Владимир Доценко, он в то время уже заканчивал отделение фотожурналистики, но до университета несколько лет работал фотокорреспондентом в областной газете «Крымская правда» в Симферополе. В студенческие годы я впервые пробовал делать материалы, которые публиковал в университетской газете, районных и областных газетах. Но эти попытки были хобби, ради которого по окончании университета я окончил школу фоторепортажа при Центральном доме журналиста в Москве. Ею руководила удивительный человек — доцент ВГИКа Лидия Павловна Дыко. Ее учебник по композиции среди профессионалов считается классическим. Она постоянно приглашала на занятия и творческие встречи к нам ныне уже классиков советской фотографии. Фотокорреспонденты, которые приходили к нам на встречи: Дмитрий Бальтерманц, Георгий Зельма, Евгений Кассин, Дмитрий Донской, Петр Носов и многие другие — не стеснялись называть себя ее учениками. Именно встречи и горячие обсуждения наших и их работ были лучшей школой. А после перестройки, когда науку нашу просто развалили, мое хобби само как-то перешло в основную профессию.

Дмитревская В науке были долго?

Луповской Двенадцать лет, до 1994 года.

Дмитревская Ваша первая профессия и фотография имеют точки соприкосновения?

Луповской Я окончил кафедру общей физики и волновых процессов физического факультета МГУ. А занимаются на ней нелинейной оптикой, нелинейными процессами в волновой физике.

Дмитревская «Нелинейные процессы» — это как раз о ваших фотографиях современного танца… А что вы снимали вначале?

«Гамлет». Режиссер Э. Някрошюс. Театр «MENO FORTAS». Вильнюс, Литва

«Гамлет». Режиссер Э. Някрошюс.
Театр «MENO FORTAS». Вильнюс, Литва

«Гамлет». Режиссер Э. Някрошюс. Театр «MENO FORTAS». Вильнюс, Литва

«Гамлет». Режиссер О. Коршуновас Вильнюсский Городской театр, Литва

Луповской Я всегда больше любил снимать жизнь и сейчас очень люблю жанровую фотографию. В студенческие годы с первого курса увлекся пантомимой, которая была тогда на подъеме, занимался в студии пантомимы МГУ, которую вел Валерий Калиниченко, затем Саша Пепеляев, снимал своих друзей в студии и выступления других коллективов и мастеров — Театр пластической драмы Гедрюса Мацкявичюса, Александра Жеромского, Анатолия Елизарова. В 1980-х годах наша студия участвовала в Конгрессе дураков Славы Полунина.

После университета занялся наукой, но с фотографией не расставался. В стране стали появляться первые ростки современного танца, некоторые друзья по студии стали делать первые шаги в этом виде искусства. В Петербурге появился Театр танца Александра Кукина, в Москве — Школа танца Николая Огрызкова, Александр Пепеляев создал театр «Бедный Йорик», а затем театр «Кинетик», в Екатеринбурге Лев Шульман — театр «Провинциальные танцы».

В начале 90-х большой вклад в развитие современного танца в России внесли Французский культурный центр и Немецкий культурный центр имени Гете. Они стали привозить в Москву, Петербург и другие города педагогов и свои компании, известные уже во всем мире, но нашему зрителю пока непонятные. Российские балетные критики порой выходили с этих спектаклей с красными глазами, как после корриды. Когда Сергей Данилян в 1994 году организовал приезд с мастер-классами в Москву и Петербург Мерса Каннингема, никого из пишущей братии это даже не заинтересовало — это не наше, мы со своей балетной школой впереди планеты всей.

Время все поставило на свои места, информационная блокада рассосалась, танцовщики, хореографы, зрители стали образованнее, у современного танца появились свои поклонники, он стал одной из номинаций «Золотой маски», за что надо сказать отдельное спасибо Ольге Гердт, добившейся этой номинации в жарких спорах.

Впервые настоящие произведения современного танца я увидел на сцене в 1993 году во время фестиваля, организованного Гете-институтом. Это были спектакли основоположников немецкого театра танца — Пины Бауш, Урса Дитриха и Сюзанны Линке. Помимо спектаклей во время фестиваля организаторы привезли и большую фотовыставку. В то время в журнале «Балет», с которым я тогда сотрудничал, публиковались сплошь постановочные фотографии — встань сюда… прими позу… практически никакого живого движения, сплошной застывший в мраморе канон. Посмотрев выставку, я понял, насколько фотография может передавать движение, полет, экспрессию, «заболел» тогда этой темой и до сих пор ей верен. Первыми организациями, которые в 1996-1997 годах помогли мне сделать выставки, посвященные современному танцу, были Французский культурный центр (ФКЦ) в Москве, отдел культуры Посольства Нидерландов (по материалам гастролей их компаний в Москве), потом были две выставки при поддержке Гете-института о спектаклях Пины Бауш, показанных в Москве и Калининграде.

Во второй половине 90-х годов заместитель директора ФКЦ Анн Руссель и ее помощники Ирина Зайцева и Елена Карасева (большие поклонники театра) придумали проект Русского сезона в Авиньоне, который был живо воспринят Валерием Ивановичем Шадриным и проведен при содействии руководимой им Международной конфедерации театральных союзов.

Дмитревская Как же, как же, 1997 год, я там была…

Луповской Когда создавался буклет Русского сезона, ФКЦ в самый последний момент привлек меня к съемке спектаклей для буклета, поскольку фотографии, которые присылали театры, не устраивали организаторов и дизайнеров. Обо мне вспомнили, так как к тому времени в ФКЦ прошли две мои выставки о современном танце. За 2-3 месяца я успел переснять некоторые спектакли, как результат — около половины фотографий в том буклете были мои. Затем ФКЦ и Международная конфедерация театральных союзов собрали и отправили на Русский сезон в Авиньоне большую группу активных, подающих надежды критиков и журналистов, сейчас их имена в театральной среде всем известны — Дина Годер, Марина Тимашева, Роман Должанский, Марина Давыдова, Алена Карась и другие. Меня тоже пригласили. На фестивале я познакомился со многими нашими критиками, режиссерами и актерами и продолжил потом с некоторыми сотрудничество. Так в моей жизни появилась еще одна большая тема для съемки — театр.

Д. Сторик (Леди Макбет), К. Сморигинас (Макбет). «Макбет». Режиссер Э. Някрошюс. Театр «MENO FORTAS». Вильнюс, Литва

Д. Сторик (Леди Макбет), К. Сморигинас (Макбет). «Макбет».
Режиссер Э. Някрошюс. Театр «MENO FORTAS». Вильнюс, Литва

Дмитревская Тогда была еще пленка. Вы снимаете цвет или черно-белую фотографию?

Луповской Все зависит от ситуации. Но больше люблю ч/б и пленку.

Дмитревская Я тоже. А в чем, по-вашему, преимущество черно-белой фотографии?

Луповской Она более графична, психологична. Один мой товарищ очень точно сказал: черно-белая фотография лучше запоминается, потому что в ней меньше визуальной информации, мозг лучше ее воспринимает. Лишние цвета отвлекают.

Дмитревская А пленка и цифра — в чем разница? Ведь она точно есть…

Луповской Во-первых, пленка как материал проверена веками на сохранность, негативы хранятся уже почти две сотни лет, а сколько будет храниться цифровое изображение на носителях, пока никто не знает. И в пленке есть явно что-то живое, рукодельное. Пленка отличается от цифры — как живое теплое струганое дерево отличается от ламината. На пленку сейчас я снимаю только что-то для себя или по просьбе клиента, это теперь роскошь. Для современных информационных технологий пленка не нужна. Но коллекционеры предпочитают пленочное изображение.

Дмитревская Володя, если вспомнить десятки и сотни отснятых вами спектаклей, что бы вы включили в свое «Избранное»?

Луповской Хороших спектаклей было очень много.

Дмитревская Критерий — именно качество спектакля, ваш собственный пойманный ракурс или соответствие постановке? Или?

Луповской Конечно, любой хороший спектакль доставляет тебе радость от увиденного, а дальше все зависит от того, насколько хорошо ты смог передать зрителю свои впечатления от него.

Режиссер А. Могучий (Россия)

Режиссер А. Могучий (Россия)

Режиссер Э. Някрошюс (Литва)

Режиссер Э. Някрошюс (Литва)

Дмитревская А по какому принципу вы сделали бы собственный альбом?

Луповской У альбома, выставки должна быть своя концепция, тема, ритм, план, сюжет. Мне приходилось делать выставки для разных фестивалей, некоторые из них были многоплановые. По просьбе Международного театрального фестиваля «Балтийский дом» я сделал две большие выставки: одна — «Пасынки небес» — была посвящена творчеству Эймунтаса Някрошюса, другая — 20-летию фестиваля. На основе последней организаторы потом смогли сделать еще три экспозиции. Когда проводили фестиваль премии «Европа — театру», на большие мольберты поставили портреты режиссеров — лауреатов этой премии, и зрители с огромным удовольствием фотографировались рядом и в обнимку с любимыми режиссерами. К фестивалю «Не весь Туминас» выбрали блок, связанный с литовской режиссурой, и назвали выставку «Литовский акцент», а на последнем «Балтийском доме» были выставлены работы и портреты тех режиссеров, спектакли которых участвовали в этом фестивале, экспозиция получила название «Действующие лица». Приезжаешь на фестиваль, смотришь — новая выставка! Приятно, когда твои работы долго живут и каждый раз по-новому радуют зрителей.

Дмитревская У театральной фотографии есть задача быть адекватной спектаклю или она — сугубо автономное искусство? Ведь иногда видишь прекрасную фотографию, идешь на спектакль — а там какой-нибудь ужас!

Луповской Да, фотограф иногда, если есть желание, может сделать прекрасное из ерунды. За такой профессионализм театр должен ему платить проценты от сборов:-)

Дмитревская Если вы видите спектакль, который вам явно не нравится, он пустой и бессмысленный, вы будете «продавать» его, фотографии намекнут на качество?

Луповской Это критик имеет право критиковать. А фотограф снимает то, что есть. Актеры работают, стараются — по крайней мере пытаешься снять то хорошее и светлое в спектакле, во что вложены душа и труд.

Дмитревская То есть вы лакируете действительность? Качество вашей работы не зависит от спектакля?

Луповской Нет, я не лакирую, тоску я стараюсь не снимать. Ведь и отличный спектакль можно снять из рук вон плохо.

Дмитревская Если я делаю интервью и вижу, что собеседник — вредный дурак (бывали такие случаи), я не буду превращать его в умного, я нарисую нашим диалогом объективный портрет. Такое бывало.

Луповской И ваши герои подписывали вам интервью?

Дмитревская Конечно. Вот я и спрашиваю: фотография может спектакль приподнять или опустить?

Луповской В танце у меня такое было. Иногда критики-«язвы», бравшие у меня фотографии для своих материалов, потом жаловались коллегам, что мои опубликованные работы перечеркивали их критическое суждение, поскольку мне эти спектакли нравились, в отличие от них:-)

«Отелло». Режиссер Л. Персеваль. Театр «Талия». Гамбург, Германия

«Отелло». Режиссер Л. Персеваль.
Театр «Талия». Гамбург, Германия

Дмитревская В идеале сколько раз нужно смотреть спектакль, чтобы снять его содержательно?

Луповской В идеале лучше прожить весь процесс создания спектакля с коллективом от читки до премьеры хотя бы эпизодически, чтобы он стал частью твоей жизни. Такое у меня бывало, но редко. Слишком суматошная жизнь. Снимаешь сразу, поскольку чаще приглашают уже на пресс-показы. Но по ходу спектакля тоже можно сориентироваться, если заранее подготовиться, знать пьесу.

Дмитревская Когда вы смотрите спектакль сквозь камеру, успеваете воспринять его как спектакль или это набор картинок, планов, параллельный процесс?

Луповской Вы же успеваете смотреть, переживать и писать?

Дмитревская Ну, у нас в идеале писать нужно со второго просмотра. А вообще я застала две манеры хороших фотографов: одни снимали из зала (Юрий Белинский), другие были мастерами постановочной фотографии (Борис Стукалов). Прогон, остановки, специально для фотографа. Тоже отлично получалось.

Луповской Мне лучше несколько раз снять на прогонах, и желательно, чтобы была возможность аккуратного свободного перемещения. Я сторонник живой съемки.

Дмитревская А кто вообще ваши любимые фотографы, учителя? Образцы мировой фотографии?

Луповской Анри Картье-Брессон, Себастьян Сальдаго, Георгий Пинхасов и многие другие, в каждом творческом человеке я нахожу для себя что-то интересное и новое.

Дмитревская А из театральных?

Луповской Чешский фотограф Виктор Кронбауэр. Его шикарнейшая большая выставка была в Бахрушинском музее этой осенью. Ровесников я оценивать не буду, а из более молодого поколения мне нравится, как работают Денис Жулин, Станислав Левшин, Николай Круссер, Владимир Постнов и другие. Талантливых людей много, сейчас такой информационный бум, что только успевай впитывать.

«Персона. Мэрилин». Режиссер К. Люпа. Драматический театр им. Г. Голоубека. Варшава, Польша

«Персона. Мэрилин». Режиссер К. Люпа.
Драматический театр им. Г. Голоубека. Варшава, Польша

Дмитревская Почему театральная фотография завоевывает все большее пространство?

Луповской Потому что сейчас идешь, покупаешь фотоаппарат и снимаешь. Все стало просто, были бы деньги. Производители создают «умные» камеры, которые позволяют технически грамотно сделать фотографии. Правда, вопрос в том, что они несут в себе. Порой на фотосессиях коллеги стреляют очередями, как из автоматов, непонятно, где находишься — в театре или на стрельбище:-) — ничего, бильдредактор потом отберет, что ему необходимо.

Дмитревская Я имею в виду театральные издания. Открываем старые журналы — там визуальный ряд вполне скромен. А сейчас мир вообще захлебывается в фотографиях, она перестала иметь ценность, но в театральных изданиях, напротив, приобрела ее.

Луповской Все стало более доступно, посмотрите, сколько сейчас информационных агентств и банков, и, естественно, из большего количества можно выбрать больше и лучшее. Но мне кажется, что в настоящее время, наоборот, из СМИ уходит культура в высоком смысле этого слова.

По требованию издателей бильдредакторы вынуждены подбирать не столько уникальные и интересные материалы, сколько дешевые, которые хотя бы как-то осветили событие. А сколько редакций у нас в последнее время поувольняли и поменяли, сколько отделов культуры позакрывали!

Редко в каком театре грамотно ведут архивы и уважают труд фотографа. Для многих театров, после того как фотография получена, имя фотографа уже даже нежелательная приставка к публикации фотоснимка. Посмотрите — на многих ли сайтах наших театров указано имя фотографа? В большинстве случаев не увидите. То же самое и в СМИ, особенно в интернет-изданиях. В театральных публикациях порой вместо имени автора пишут — «из архива театра». А ведь Закон об авторском праве (один из разделов которого — Право на имя) никто не отменял.

Дмитревская Объясняю. Театр, который на корню купил у фотографа всю съемку, считает это своей собственностью и просит писать именно так. И хотя мы стараемся писать «Фото Иванова из архива театра», — иногда театры протестуют.

Луповской Закон об авторском праве подразумевает право на имя и имущественное право. Имущественное право автор может передать театру. Но право на имя-то, если это специально не указано в договоре, всегда остается за автором фотографии!

«Весна cвященная». Хореограф А. Прельжокаж. Балет А. Прельжокажа. Экс-ан-Прованс, Франция

«Весна cвященная». Хореограф А. Прельжокаж.
Балет А. Прельжокажа. Экс-ан-Прованс, Франция

Дмитревская А как вам кажется, образ спектакля точнее передает фото или видео?

Луповской Это разные виды искусств, сравнивать нельзя.

Дмитревская Мне кажется, если видео снимают с одной точки — это не передает ничего, это лишено ракурса. А если это монтаж — то это уже интерпретация оператора.

Луповской Так же интерпретирует и фотограф. Но он един в разных лицах: одновременно режиссер, оператор, постановщик и прочее.

Дмитревская Вы снимаете каждый день? Зовут или сами выбираете?

Луповской Почти каждый день, особенно во время фестивалей, когда приходится порой снимать по 2-4 спектакля ежедневно. В остальное время стараюсь заранее отслеживать интересные проекты.

Дмитревская А насколько востребованы архивы?

Луповской Иногда требуются. Если б они еще были разобраны!.. У меня в архиве, увы, бардак. Еле успеваю обрабатывать только текущее для публикаций.

Дмитревская Появляются в театральной фотографии новые молодые имена?

Луповской Появляются. Много хороших среди молодежи, некоторых я уже назвал выше. Главные редакторы тоже стали фотографами, вы например:-)

Дмитревская Смеяться не надо. Я с шестого класса с фотоаппаратом!.. Володя, вы много бываете в Петербурге.

Луповской Периодически появляюсь. Этой осенью открыл для себя два прекрасных театральных пространства — «Легкие люди» и ON. ТЕАТР. В пору моей молодости бывали сквоты в художественной среде, студии, лаборатории. Там было легко находиться, снимать, работать. То же самое я почувствовал, оказавшись в этих двух театрах.

Дмитревская А какие московские пространства интересны для съемки?

Луповской Все зависит от того, какая компания и как к тебе относятся. Везде интересно, где есть творческие и гостеприимные люди.

Дмитревская А пустой зал — вообще прекрасно. Володя, кроме театра что-то снимаете или уже только его?

Луповской Снимаю, всегда. Фотоаппарат для меня как записная книжка:-)

Дмитревская Но по-прежнему интереснее снимать танец?

Луповской По-прежнему интереснее снимать жизнь, людей. И, конечно же, танец:-)

На прошлой неделе снимал репетиции «Весны священной» Саши Вальц в Мариинском театре. Особенно интересно было наблюдать эмоции артистов, познающих новую для них технику, и фиксировать ощущения, которые они при этом испытывают. А вот сейчас сфотографирую главного редактора, критика Марину Дмитревскую, если она не возражает… :-)

Апрель 2013 г.

Комментарии (1)

  1. Evgeny Lyulyukin

    Какой правильный и красивый разговор. :)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

*