Петербургский театральный журнал
Внимание! В номерах журнала и в блоге публикуются совершенно разные тексты!
16+

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

* * * * *

За последние годы поставил спектакли «Житие и страдание преподобной мученицы Февронии», «Дневник Анны К.», «Золушка» (Екатеринбургский ТЮЗ), «Женитьба», «Чудаки» (Омский Пятый театр), «Три товарища» («Балтийский дом»), «Крокодил», «Урок первый. Воскресенье», «Сизиф и камень», «Поющие призраки», «Царь Piotr», «Бесприданница», «Дом на Пуховой опушке» (Экспериментальная сцена под руководством Анатолия Праудина), «Вся жизнь впереди» (Театр на Литейном).

А. Праудин. Фото М. Дмитревской

А. Праудин.
Фото М. Дмитревской

1. Что такое для вас театр? Для чего он?

Театр продолжает оставаться домом, где мечты обретают художественную форму, становятся поэтической реальностью. Рукотворный акт этого таинственного, во многом мистического превращения — суть театрального бытия и вчера, и сегодня. Сегодня, как и вчера, театр служит одной цели. Это, пожалуй, единственное место, где люди, собравшись вместе, могут поплакать над чужими судьбами. Театр продолжает оставаться местом скорби и глубокого сочувствия к Человеку.

2. Как изменился ваш взгляд на театр за последнее десятилетие?

Десять лет назад я возглавил питерский ТЮЗ, что означало необходимость сформулировать идею театра, который я делаю. Идея эта, в общих чертах, всем известна и, собственно говоря, является не чем иным, как уже давно существующей идеей русского репертуарного Театра-Дома, художественные составляющие которой 100 лет назад разработал Станиславский, а лучшие люди театра советской поры развили ее и обогатили своей практикой. Иными словами, оказалось, что 10 лет назад я открыл велосипед, что, впрочем, меня нисколько не огорчает, а, напротив, вдохновляет на освоение этой замечательной машины.

3. Что угрожает театру сегодня?

Угроза театру таится внутри нас. Лень и нежелание самосовершенствоваться. Стагнация духа и холопья кровь. Если с этим не бороться каждый день, театр, о котором я говорю, мы потеряем, тем более в свете грядущих перемен. Увы, радикальных.

4. Что такое для вас «живой театр»?

«Мещане» Г. Товстоногова, «Серсо» А. Васильева, «Война и мир» П. Фоменко, «Школа для дураков» А. Могучего, «Отелло» Л. Персефаля и т. д.

5. В диалоге с кем вы находитесь последнее пятилетие?

Со всеми, кто делает сегодня театр.

6. Что было особенно важно для вас в последние годы (т. е. в первые годы ХХI века)?

Не уснуть, если, конечно, состояние бодрствования — не иллюзия, не сон.

7. Ваши сильные театральные впечатления за это время?

Их много, но, пожалуй, «Оскар и Розовая дама» Пази — подчеркну.

8. Что вы приобрели и что потеряли за это время?

Трудный вопрос. Не знаю.

9. Ваше этическое кредо сегодня?

Когда Горький устами писателя Мастакова говорит, что жизнь мудрее нас, для меня это не фраза, а истина. Я не перестаю удивляться, насколько все толково и справедливо устроено вокруг нас. Мир, если к нему присмотреться, гораздо честнее, чем мы привыкли о нем думать, а в человеческих отношениях гораздо больше искренности, чем расчета, нравится это нам или нет. «И никакие связи никому не помогут сделать душу большой, а ножку маленькой».

10. Как вы ощущаете сегодняшнюю петербургскую театральную ситуацию? Что изменилось за эти годы?

Мы остались без Пази.

11. Как влияет на вас социальная ситуация?

Влияет, наверное, если я не могу позволить себе выходные или полноценный отпуск.

12. Какой вам видится ваша будущая судьба?

Посмотрим.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.