Петербургский театральный журнал
16+

НЕ PULP FICTION, А ПРОСТО — DARK ACTION

«Войцек». Режиссер-постановщик Олег Николаенко.
Царскосельский филиал СПГАТИ, Интерстудия.

Action ошарашивает. Полуторачасовая атака на зрителя. На все пять органов чувств. Непрерывная видеотрансляция, обрушивающаяся с нескольких телевизионных экранов. Нескончаемый аудиопоток разной мощности и характера — от речевого до назойливого техно. Впечатляющий свет (приятно, что не под Глеба Фильштинского). Изощренный дизайн костюмов(урбанизм в стиле клуба Грибоедов).

Спектакль смонтирован без пауз, без мгновений безмолвия, без долгих замирающих планов. Он не страдает кинофилией, скорее клипоманией. Каждый эпизод имеет свою примочку. Режиссерская манера О.Николаенко безудержно фантазийна и предметна. Привычная вещественность в спектакле обретает иные оттенки: револьвер капитана становится обозначением его мужественности, лимон в ладони доктора — знаком его порочности, кресло,в котором сидит Мария, свидетельстует о безволии и податливости ее натуры.

Режиссер прибегает к языку театра кукол, не избегает броских приемов эстрадных представлений. Так Мария (Виктория Рябкова) с материнской нежностью прижимает к груди хеллоуэн, внутри которого выкрашенные в темное золото муляжи детских ручек. Или неожиданно после сцены соблазнения Марии, решенной с откровенностью эротических шоу и с изрядной долей иронии, возникают огромные бесформенные куклищи. Ярко раскрашенные они передвигаются под танцевальный мотивчик, сближаются, дергаются, преуморительно трутся друг о дружку. Тот же любовный акт, но исполненный в буффонной манере.

Все, что у Бюхнера происходит за пределами пьесы, в спектакле выведено на сцену: нам подробно и последовательно демонстрируется история развращения Марии(которому она не слишком сопротивляется). Переживающее лицо в версии О.Николаенко — Войцек (Владимир Быстров).

Пароль к такой сценической интерпретации пьесы: Dark side of the Moon//Pink Floyd и: Каждый умрет той смертью/которую выбрал себе сам//Б.Гребенщиков. Фразы эпиграфом вынесены на титульный лист программки. Ее разворот знакомит с умозрительным замыслом создателей. В программке настойчиво повторяется: «теневая сторона» любви, «темная сторона» жизни и смерти. Так очерчивается один из смыслообразующих уровней спектакля. Другой — человек и стихийный мир его монструозных «фантазмов и фантомов», неизбежно порабощающий своего творца. Таково, по мысли режиссера, содержание «истории о «маленьком человеке, придумавшем себе смерть» (цитирую программку).

Шаг от абстрактной концепции к сценическому воплощению оказался небольшим. Длиною в словечко "dark"/"темный". Именно оно во всем семантическом многообразии стало проводником в неоднородный, сложносочиненный, контрактивный язык спектакля. Напоминающий сленг. Желающий стать новоязом. Посыл к эксклюзивности action был в установке на синтетичность действия, оговоренную продюсером Интерстудии. В предворявшем спектакль слове режиссера.

Action с точностью подстрочника воспроизводит обозначенный идейный ряд. Тоненький световой контур, проецируемый прожектором, выписывает круг, внутри которого Войцек. Снаружи — темень, тень и другие персонажи. Они предстают ипостасями Войцека. Dark/тайной — стороной его натуры. Но и dark/дурной, нечистой его стороной.

Капитан, балаганщик, доктор, актер балагана, соседка, сестра, блаженная. Действующих лиц, в сравнении с пьесой, заметно поубавилось. Впрочем, драматургический текст изрядно клиширован режиссером. Приблизительно в таком же соотношении, как оригинальная версия песни к ее танцевальному ремиксу.

Своих безымянных героев актеры представляют в условно-гротесковой манере. Капитан(Вячеслав Зубков), в его же исполнении балаганщик, доктор и актер(Денис Юсувханов) — пластика их нарочита, у каждого движения — пантомимическая выразительность, не лица — маски, запечатляющие ту или иную эмоцию. В персонажах Вероники Рябковой(сестра) и Будланы Болдаевой(соседка) заложено наступательное, бесстыдное, страстное начало. Их перемещения вихреобразны (насколько позволяет небольшая сценическая площадка), позы откровенно искусительны. Блаженная Татьяны Басковой решена, по контрасту, минимумом актерских средств. Ее существование статично, жесты скупы.

Абстрактны костюмы героев. Иногда обыгрывается цвет: Войцек в сером —"маленький человек«, искушенная соседка в вызывающе алом платье, блаженная — в зеленом, сестра в черном (темное «я» Марии?). Черный плащ доктора с изнанки оказывается кислотно-оранжевым, доктор превращается в балаганного шута. Под блестящим сюртуком капитана обнаруживается кожаный прикид садомазохиста.

Есть в спектакле и dark/безнадежная сторона. Мария и Войцек в этой истории дистанциированы друг от друга. Они существуют по разные стороны круга. Войцек разговаривает с женой, в ответ ее голос звучит через телефонную мембрану. Руки Марии и Франца встречаются в луче света, она вступает в круг. Но вмешивается невидимый режиссер. Войцек послушно выполняет его указания, демонстрирует предписываемую нежность. Голос извне звучит и в эпизоде убийства, едва только герой заносит нож. Актеры повторяют уже разыгранную сцену с большим накалом, следуя воле режиссера. Собственной воли персонажи в спектакле безнадежно лишены.

Шестое чувство улавливает за наступательным движением эпизодов, за вызывающей пестротою приемов, за волюнтаризмом трактовки не только свойственный начинающим эпатаж, но и нерв, энергию, азарт поиска. Движение к dark/тайной или другой стороне театра.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.