Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ФИГУРА НА ЦИФЕРБЛАТЕ

Д. Пуччини. «Богема». Ростовский государственный музыкальный театр.
Дирижер Александр Анисимов, режиссер Константин Балакин

«Богема» — первая премьера Ростовского музыкального театра нового сезона. Она совпала, впрочем намеренно, с датой пятилетия театра (датой открытия нового здания и получения нового статуса — не театра оперетты, а музыкального со всеми вытекающими отсюда последствиями: присоединением к труппе опереточной коллективов оперного и балетного). За эти недолгие еще годы театр заявил о себе довольно громко и внушительно — количеством и качеством постановок, хорошим уровнем музыкального звучания молодой труппы и оркестра. На счету уже значительные успехи, участие в фестивале «Золотая маска» и постоянный интерес со стороны критики местной и столичной. Театр в орбите внимания. И столь стремительно завоеванным позициям надо соответствовать. Совершенно очевидно, что это возможно лишь при условии достаточно высокой планки требований к себе, по крайней мере, со стороны исполнительской. Со стороны постановочной — не каждый спектакль даже лучших режиссеров обязательно гарантирует попадание в десятку.

«Богема» относится к работам театра, в которых певцы-актеры, хор и оркестр лидируют в создании главных положительных впечатлений, а постановочная часть — работа режиссера, сценографа и художника по костюмам — подпадает под определение среднестатистической. Предложенное режиссером К. Балакиным и художником Е. Дмитраковой сценическое решение остается на уровне иллюстрации сюжета с редкими и потому странно выглядящими попытками придать зрелищу образность. На подмостках выстроена мансарда — станок, который при определенных разворотах превращается в парижское кафе (вторая картина) или пригородную станцию (третья картина). Установка мобильна и вполне функциональна в обозначении места действия. Витражная стеклянная стена, которая венчает этот станок, видимо, призвана вызвать у зрителя некие ассоциации, потому как к финалу превращается в окно-часы, отсчитывающие последние минуты жизни Мими. Потом стена-часы откидывается и на нее вступает Рудольф. Его съежившаяся в комок фигура на циферблате — похоже, тот самый запланированный постановщиками эффект, который призван преобразовать историю из бытовой, обыденной, мелодраматичной в поэтическую. Но прием не превращается в метафору, остается эффектом-одиночкой, он не поддержан всем ходом строения сценического действия спектакля в целом. Внутри, правда, есть еще пара попыток выйти за рамки поведенческих клише, давно на «Богеме» выработанных, — в первой картине Мими, а в последней Рудольф встают на перила балюстрады и тянутся вверх, будто обращаются к небу, к Богу с просьбой дать счастье, поддержать, спасти. Но мизансцена выглядит странно, как отдельно взятая придумка — без подготовки и развития посередь привычно бытовых перемещений и реакций. А еще в третьей картине наши влюбленные ходят под зонтиком, хотя дождя нет (может, по техническим причинам), а рядом с ними Марсель и Мюзетта никак не реагируют ни на погоду, ни на зонтик и продолжают ссориться. В общем, еще одна отдельно взятая красивость. Ткань спектакля не вяжется в поэтически-художественную, остается традиционно- бытовой. Сами персонажи, их взаимоотношения не обрастают никакими новыми, свежими характеристиками, мотивами, подробностями, подтекстами, которые бы шли от режиссуры. Просто есть исполнители, которые своими собственными чувствами оживляют легко отзывающийся на непосредственную эмоцию, по сути, самоигральный материал. Именно поэтому публика сочувствует Мими, которую Ирина Крикунова делает сдержанной и сильной, сохраняя за героиней ее трогательность и незащищенность; сопереживает Рудольфу, который у Сергея Мунтяна получился действительно искренне любящим, порывистым, открытым в проявлении чувств (что иногда влияет на качество вокала). В партии Марселя предстал Владимир Петров из Минска и вписался в ансамбль молодых солистов и как умудренный опытом старший партнер, и как умудренный опытом герой, фактически лидер компании. Ольга Макарова актерски точно провела коронную для своей героини Мюзетты вторую картину, хотя вокально показалась менее ровно, нежели Крикунова, которая стремительно набирает в мастерстве. Впечатления по части женских образов снижали костюмы — унылые у Мими и безвкусно кричащие у Мюзетты.

«Богема» Пуччини — это во многом оркестр, в котором бушует вся сила эмоций. И тут индивидуальность дирижера Александра Анисимова, в прошлом сезоне возглавившего театр, вполне совпала с авторскими намерениями. Оркестр держал тонус спектакля. Для оперного театра это залог его достижений — нынешних и тех, которые есть все основания ожидать в будущем.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 
• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.