Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА

КУКЛЫ: ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ

«КуКЛОПодобная феерия» (по мотивам пьесы В. Маяковского «Клоп»).
Новоуральский театр кукол «Сказ».
Режиссер Александр Борок, художник Захар Давыдов, видеохудожник Юлия Михеева

«Аналогия» (по пьесам С. Мрожека «Серенада» и «Лис-аспирант»).
Челябинский театр кукол им. В. Вольховского.
Режиссер Михаил Яремчук, художник Ирина Хмарук

«КуКЛОПодобная феерия». Сцена из спектакля. Фото А. Мирошкина

…Театральная жизнь, как, впрочем, и всякая иная, идет по кругу (только оптимисты-марксисты верят, что по спирали). В последней четверти прошлого века мастера легендарной «уральской кукольной зоны» (режиссеры Валерий Вольховский, Роман Виндерман, Виктор Шрайман, Анатолий Тучков, Михаил Хусид) сделали две вещи: вывели на кукольную сцену мировую драматургию и прозу и уравняли в правах куклу и актера в живом плане. Классики в их интерпретации (Брехт, Сухово-Кобылин, Гоголь, Шварц и сам Шекспир) звучали дерзко и даже оппозиционно, антизастойно, а вышедший из-за ширмы актер с открытым лицом транслировал главное послание спектакля, именно так было, к примеру, в финале великой «Карьеры Артуро Уи» Валерия Вольховского.

Прошли годы, и еще совсем недавно казалось, что современный российский театр кукол бесконечно далек от того, что делали уральские патриархи. Кукольная афиша «Золотой маски-2019», в которой впервые в истории фестиваля было целых десять спектаклей-номинантов, причем адресованных взрослому зрителю, продемонстрировала совсем иные тенденции. Да, самая высокая литературная классика (к примеру, «Дон Кихот» Виктора Плотникова или «Сад» Александра Янушкевича и Татьяны Нерсисян по пьесе «Вишневый сад»), но лишь как материал для экзерсисов в области формы, фантастически изобретательного формального театра. Прежде всего театра художника (уральские мастера тоже работали с грандиозными художниками, вспомнить хотя бы Марка Борнштейна или Елену Луценко, но все-таки ведущая роль была именно у режиссера). И позиция актера в театре художника переменилась: не равноправный союзник, но краска.

«КуКЛОПодобная феерия». Сцена из спектакля. Фото А. Мирошкина

Но вот в уходящем сезоне 2018/19 случилось увидеть два спектакля, которые, не порывая окончательно с современными кукольными трендами, заставляют вспомнить и о прошлом. О впечатлениях — по порядку.

 

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В 1929-Й!»

«КуКЛОПодобная феерия» режиссера Александра Борока по «Клопу» Владимира Маяковского начинается с актерского баттла в фойе Новоуральского театра кукол. Нельзя обвинить Борока в погоне за модой, для него это, скорее, возвращение в прошлое: пару десятилетий назад, когда и слова-то такого — «баттл» — в обиходе не было, именно баттл Александр Борок и Сергей Плотов демонстрировали в их спектакле «Гамлет — русская народная скоморошина» Челябинского театра кукол. В Новоуральске баттл ведут три азартные актрисы бронебойного обаяния: Анастасия Сорвилова-Мужайлова, Татьяна Лузина и Наталья Климентьева. Их наряды заставляют вспомнить и о полотнах Малевича, и о времени их создания. А приглашая зрителей в зал, участницы баттла напоминают и о времени создания пьесы Маяковского: «Добро пожаловать в 1929 год!»

«КуКЛОПодобная феерия». Сцена из спектакля. Фото А. Арчер

«КуКЛОПодобная феерия». Сцена из спектакля. Фото А. Арчер

То, что придумал для этого спектакля художник Захар Давыдов, вызывает в памяти известную фразу про театр не как зеркало, но как увеличительное стекло. Персонажей «Клопа», представленных в виде разнообразных насекомых (привет от Франца Кафки), мы рассматриваем через гигантскую лупу на сцене между куклами и зрительным залом. Иван Присыпкин/Пьер Скрипкин (Андрей Данченко), как и положено, будет интересоваться зеркальным шкапом и мечтать отдохнуть у тихой речки, Маруся (Татьяна Лузина) страдать, Олег Баян (Александр Семенов) учить шикарным манерам. Живой план выйдет на первый, а цитаты из других сочинений Маяковского и шутки на злобу дня (особенно остро зал реагирует на все касающееся пенсионной реформы) потеснят событийный ряд пьесы.

А. Борок (Лис-философ). «Аналогия». Фото М. Муллыева

Но настоящий разгул того, что обозначается оборотом «по мотивам», случится во втором действии. Перед ним в антракте в фойе покажут фильм в родченковской стилистике (оператором был сам Александр Борок), где двое ученых будущего, напоминающих инопланетян, решают, стоит ли размораживать и возвращать к жизни Присыпкина. Есть ощущение, что героя воскрешают не изо льда, а из… мавзолея. Кукла Присыпкина из второго акта — абсолютный шедевр художника Захара Давыдова. От насекомого в воскресшем столько же, сколько от того, что живее всех живых, зловещий неумирающий символ, вдруг отбрасывающий в прошлое всех обитателей этой стерильной и сверкающей (я бы сказал, пелевинской) научной лаборатории будущего. Здесь будут читать куски из поэмы «Владимир Ильич Ленин», тосковать по 37-му году, а пара стариков в инвалидных креслах (тоже дивные куклы и замечательные актерские работы Натальи Булдаковой и Александра Семенова) встанут (восстанут), когда зазвучит «Интернационал».

А. Малышев (Молодой Лис). «Аналогия». Фото М. Муллыева

Лет тридцать назад Александр Борок и Сергей Плотов создали в Челябинске свой «Черный театр», где играли Хармса и Станиславского, но их главным созданием все же были «Рассказы о Ленине» — спектакль ернический, для того времени ужасно дерзкий и ужасно смешной. Мне кажется, своей новоуральской сценической фантазией по мотивам Маяковского Борок заявил (дописал) новую театральную главу этих «Рассказов…». Ему представляется, что это необходимо именно в наши дни. Я тоже так думаю. А новоуральский «Сказ», где спектаклей для взрослых не было с конца семидесятых (!), «КуКЛОПодобной феерией», несомненно, вписал новую главу в свою творческую биографию.

 

И ЕЩЕ ОБ АЛЕКСАНДРЕ БОРОКЕ. БОРОКЕ-АКТЕРЕ

Челябинская «Аналогия» Михаила Яремчука — это две пьесы Славомира Мрожека «о курах и лисах», а на самом деле о том, какими фантастическими и непреодолимыми становятся подавленные желания во времена тотальных запретов. Часть первая — «Серенада» (перевод Галины Гусаровой). Белый кабинет со скошенными стенами, на стенах — рисунки Леонардо. Над сценой — композиция из часов (подступ к текучим часам Дали, они появятся во второй части). Вообще много цитат из великой живописи, большей частью ХХ века. «Кур в летах» (я видел этот состав, есть другой, с «курами юными») опытные актрисы играют как истинные клоунессы: Блондинка (Арина Жарикова) — балетная пачка, но шляпа и «ласты» из «Снежного шоу» — катает за собой клетку с белоснежной курицей, Брюнетка (Наталья Балдина) — наряд из сексшопа для садо-мазо, ее черная курица в клетке-каталке похожа на гипертрофированную модель пениса, Рыжая (Марианна Тарасова) — ябеда, сплетница и подлиза в наряде морковного цвета. Актрисы работают бесстрашно, не боятся быть некрасивыми, уродливыми, смешными. Петух (Андрей Дрыгин) — мачо после менопаузы. Лис молодой (Александр Малышев) — гибкий, хлесткий, высокий, с виолончелью, смычок которой похож на хлыст. Красота порока, сексуальность, манкость. Такому и соблазнять не надо — сами налетят. Кукла Лиса — некий трансформер, модуль, арт-объект, голова (морда) живет вполне самостоятельной жизнью. Живой и кукольный планы спектакля взаимодействуют, перетекают друг в друга.

А. Дрыгин (Петух). «Аналогия». Фото М. Муллыева

Часть вторая — «Лис-аспирант» (перевод Музы Павловой). Это, собственно, моноспектакль Александра Борока, чей герой (Лис) ведет диалог с мартышкой шарманщика, представленной статичной куклой. Бездна комплексов представителя более низкой ступени эволюции, лесть и обвинения, кружения вокруг и на месте, игра с рыжей шубой и куклой лиса, заговаривание собственных комплексов… Тень повешенного в финале, по поводу которой возможны любые фантазии. Праздник умного лицедейства, интеллектуальный и формальный изыск и сожаления о том, что Борок-режиссер так редко позволяет себе возвращаться к актерской профессии.

«Аналогия». Сцена из спектакля. Фото М. Муллыева

Александр Борок жизнью и творческой биографией связан с уральской кукольной зоной, успел застать ее если не расцвет, то вполне плодоносный финал, когда в середине восьмидесятых Валерий Вольховский позвал молодого актера, выпускника ЛГИТМиКа, в челябинскую труппу. Просто сегодня мне кажется важным заметить, что после трех десятилетий исканий на разнообразных творческих территориях Борок вернулся к тому, с чего начинал: человеку и человеческому внутри бурлящего социума. Для него и не только для него именно это становится главным на сцене. Сцене российского театра кукол, где, к счастью, нет никакой монополии на смыслы и формы, лишь цветущее многообразие. Хорошо бы и жизни самой брать пример с этих взрослых игр театра кукол.

Май 2019 г.

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Оставить комментарий
  • (обязательно)
  • (обязательно) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.