Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

АНТРАКТЪ

АНТРАКТЪ. 100-СЛОВНИК

Готовя № 100 «Петербургского театрального журнала», мы решили организовать СТОСЛОВНИК: ровно 100 слов о журнале. Любых и в любой форме. Мы обратились с просьбой о ста словах к разным людям, в том числе заведомо к нам не расположенным. Просили «правду, ничего кроме…», ждали определений, замечаний, ассоциаций, недовольств и благожелательного похлопывания по плечу…

 

ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ, ПИСАТЕЛЬ

Все-таки это поразительно, что они существуют.

Что эта череда питерских подворотен по-прежнему приводит в полуподвальчик, где Марина Дмитревская и коллектив намагниченных ею девушек разного возраста в любое время дня, ночи и столетия выпускают очередной номер «ПТЖ»…

Зачем они делают это, что ими движет? Честный ответ на этот вопрос совершенно непредставим в устах Марины, поэтому я скажу за нее (мне можно).

Дмитревской движет — патриотизм. Любовь к Отечеству. Заветы предков, извините за выражение. Просто предки у всех разные и разное нам завещали. Дмитревской повезло — ей завещали это.

Вот она и пашет.

Пашет, твердо зная из первоисточника, что правда потом торжествует.

 

АЛЕКСЕЙ БАРТОШЕВИЧ, ТЕАТРОВЕД, ДОКТОР ИСКУССТВОВЕДЕНИЯ, ЗАВ. КАФЕДРОЙ ЗАРУБЕЖНОГО ТЕАТРА ГИТИСА, ЗАВЕДУЮЩИЙ ОТДЕЛОМ СОВРЕМЕННОГО ЗАПАДНОГО ИСКУССТВА ГИИ

Я давно люблю и высоко ценю «ПТЖ» не только за строгий профессиональный вкус и геокультурную масштабность — в сущности, петербургский журнал уже много лет как стал общероссийским (картину театральной жизни страны узнаешь по преимуществу из его публикаций), но особенно за свободу от опостылевшей эстетической партийности. Это не означает отсутствия позиции — она есть, и довольно твердая. Скорее, это означает демократическую широту взгляда или по крайней мере честное стремление к ней. И еще одно, не менее важное: журнал (вместе с факультетом) сумел вырастить сильное поколение театроведческой молодежи.

И напоследок: чистая радость бывать в подвале на Моховой. Подвал плох, но его атмосфера, то есть его люди чудесны.

 

ВАДИМ МАКСИМОВ, ДОКТОР ИСКУССТВОВЕДЕНИЯ, ЗАВ. КАФЕДРОЙ ЗАРУБЕЖНОГО ТЕАТРА РГИСИ

«Правду, ничего кроме…»? Не верю!

Ваша манера: все «отредактировать», обезличить, а потом все равно не публиковать.

В предложении вашем не вижу никакого смысла. Ни к какому диалогу вы не готовы.

Отвечаю только для того, чтобы закрыть тему.

 

ЮРИЙ БУТУСОВ, ГЛАВНЫЙ РЕЖИССЕР ТЕАТРА ИМ. ВАХТАНГОВА

«Предписание „Не будь побежден злом, но побеждай зло добром“ — во многих сферах жизни невозможно исполнить буквально, но в сфере искусства оно общее правило. <…> Ибо единственное стоящее дело критика — умолчать о том, что он считает плохим, и изо всех сил поддерживать то, что считает хорошим, особенно если это хорошее недооценено публикой» (Уистен Хью Оден в предисловии к сборнику эссе «Рука красильщика», 1963 год).

…27 лет прекрасной работы, внимания к театрам, любви к актерам, режиссерам, всем, кто занимается этим волшебным делом. Точный профессиональный анализ, отражение ежедневного процесса жизни, несмотря на невнимание и непомощь городских властей. Хвала, благодарность, почтение… Здоровья и многие лета. Выпьем!

 

ОЛЕГ ЛОЕВСКИЙ, ОСНОВАТЕЛЬ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ФЕСТИВАЛЯ «РЕАЛЬНЫЙ ТЕАТР»

Если кому-нибудь было бы интересно узнать, что происходило последние 27,5 лет в театральной жизни России и отчасти мира, то, конечно же, «ПТЖ» мог бы быть лучшим справочником никому не интересной после нас жизни. Прелесть этого издания в отражении ближайшей реальности, в прекрасной возможности (быстро пролистав его) увидеть, что там про тебя ничего нет, и отложить его навсегда. Но при случае сказать: «Были в этом журнале интересные материалы», — и загадочно улыбнуться. Этот журнал густо населен. В нем на века застряла вся театральная Россия. Застыла, как пчела в янтаре, и этот янтарь стал ювелирным изделием на пальце главного редактора Марины Юрьевны Дмитревской. Дальнейшее — молчание.

 

ГРИГОРИЙ КОЗЛОВ, ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА «МАСТЕРСКАЯ»

Когда все только начиналось, «ПТЖ» первым написал о «Москве. Молении о чаше». Позже, когда создавалась «Мастерская», журнал тоже нас поддержал. Первые шаги — это очень важно. Очень радостно, но и сложно, рискованно, страшно. И «ПТЖ» всегда был рядом. Мы всегда чувствовали заинтересованное, умное внимание. Елена Иосифовна Горфункель, Марина Юрьевна Дмитревская, Евгения Тропп, Марина Корнакова, Марина Заболотняя, Елена Вольгуст, Дмитрий Циликин, Татьяна Москвина, Ольга Скорочкина, Лена Вестергольм — много тех, кто всегда помогал.

А еще «ПТЖ» проследил всю судьбу нашего режиссерского поколения, зафиксировал все спектакли, не только питерские, но и в других городах.

Поэтому сегодня — сто капель за сто номеров!

 

КАМИЛЬ ТУКАЕВ, АКТЕР ВОРОНЕЖСКОГО КАМЕРНОГО ТЕАТРА

Не боги «ПТЖ» зажигают! Когда мы учились в театральном в 1980-е, единственное популярное издание в стране, посвященное Театру, рассматривалось как совсем необязательное, «не про нас». С годами оказалось важно и интересно, что о нашем спектакле думают критики. Эти люди казались «богами», и сходили они с театральных небес всегда неожиданно.

Но вот в 1992 появился «ПТЖ». И пишущие профессионалы обрели лица, они стали появляться не только на спектаклях, но и оставались «посидеть с театром под чаек», вели себя демократично, вступали в беседы и, главное, обсуждали с постановочной труппой сам спектакль. Одна из первых статей, попавшаяся мне на глаза и посвященная молодому Воронежскому Камерному театру, была про «Дядюшкин сон» режиссера М. Бычкова. Татьяна Кутихина, исполнительница роли Москалевой, еще не получила за эту роль «Золотую маску», но «ПТЖ» и Марина Тимашева предопределили своими восторгами это событие. Стало ясно — актеров здесь любят! И всякий, о ком не только писали, но и кому приходилось «гонять чаи» в уютном подвальчике «ПТЖ», эту любовь на себе, конечно, испытывал. Здесь были не «боги», здесь всегда были и есть коллеги-друзья.

 

АНАТОЛИЙ ПРАУДИН, ХУД. РУКОВОДИТЕЛЬ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ СЦЕНЫПОД РУКОВОДСТВОМ А. ПРАУДИНА, ПРОФЕССОР РГИСИ

Думал. Так вот: кажется, рождение «ПТЖ» — главное событие в истории нашего театра нового времени. В этом соображении — все сто.

 

АЛЕКСАНДР НОВИКОВ, АКТЕР ТЕАТРА ИМ. ЛЕНСОВЕТА

В плену у злого карантина
Я много дней провел уже,
И вдруг открылась мне картина —
Я не могу без «ПТЖ».
Смогу ли жить без режиссеров?
Уверен, что смогу уже.
Смогу без сцены, без актеров,
Но не дай бог без «ПТЖ».
Пропала жизнь… Вмиг тихо стало…
На днях закроется «Буше».
Но время грусти не настало,
Смысл моей жизни — в «ПТЖ».
Забыт, заброшен Дядя Ваня,
Но нет печали на душе…
Мне не тревожно на диване,
Ведь ты со мной, мой «ПТЖ»!
Блистать в ролях, в кино сниматься —
Не это красит жизнь мою…
Есть цель — от «ПТЖ» дождаться
Со мной большого интервью!

 

ОЛЕГ РЫБКИН, ГЛАВНЫЙ РЕЖИССЕР КРАСНОЯРСКОГО ТЕАТРА ДРАМЫ

Проще сказать так: я люблю этот журнал, люблю его таким, каким помню со времен студенчества, с характерными черно-белыми обложками, с его стремлением объять необъятное, с желанием представить реальный театральный процесс в его развитии, с тем сочетанием опытных профессионалов, с научными и историческими, энциклопедическими штудиями, и совсем юных театроведов, которым редакция предоставляет редкую возможность увидеть в печатном виде свои первые рецензии. Стоит ли говорить, что это и есть особый мир «ПТЖ», в котором выросло большинство ныне известных деятелей театра, имея в виду и режиссеров, и художников, и театральных критиков?..

С его тоном рецензий, и восхищенных, и резких, можно не соглашаться. И временами даже раздражаться и злиться, но именно это, наверное, и есть свойство живого издания.

Сколько помню, «ПТЖ» почти всегда существовал на грани закрытия. Это уже стало восприниматься как какая-то нависшая над редакцией кармическая константа. А журнал жил, а не выживал, находя возможность развиваться. И всегда вопреки обстоятельствам «непреодолимой силы»…

Спасибо, что вы есть! Как говорится, трудно первые 100 номеров!

 

АЛЕКСАНДР АРТЕМОВ, РЕЖИССЕР БДТ

СИТУАЦИЯ

Захожу я в ПТЖ,
Вижу я — вы там уже.
Кто в одёже, кто в неглиже.

От Любимовки до Володинки
Все любименькие и молоденькие,
Все любименькие и молоденькие
От Любимовки до Володинки.
И Наташечки, и Танюшечки,
И Иришечки, и Витюшечки,
И Мариночки, и Оксаночки,

Все красивенькие, и любименькие,
И задорненькие, и счастливенькие.

И Настюшечки, и Надюшечки,
И Кристиночки, и Мариночки,
Валентиночки и Миленочки
И Анжелочки и Женюшечки,

И Сереженьки, и Володиньки
От Любимовки до Володинки,
От Любимовки до Володинки
Все любименькие и молоденькие,
Все любименькие и молоденькие
От Любимовки до Володинки

Захожу я в ПТЖ,
Вижу я — вы там уже.

 

ЯНА ТУМИНА, РЕЖИССЕР, РУКОВОДИТЕЛЬ МАСТЕРСКОЙ В РГИСИ

«ПТЖ» — плотно, насыщенно укомплектован. Живуч, несмотря ни на что, в обложках интересен, с удобной навигацией.

Жаль, мелкий текст, глаза устают, был бы крупнее, читала бы журнал дольше, а так — «перебежками».

Всегда с быстрой реакцией на все события, то есть живой и рефлексирующий, в МНЕНИЯХ — РАЗНООБРАЗНЫЙ.

Хочется для вас денег. Чтобы хоть иногда была цветная печать внутри. Хочется для вас помещения и зарплат, соответствующих вашему труду и времени, которое вы тратите на создание каждого номера.

Хотелось бы в каждый номер добавить «встречу с критиком». Когда журнал знакомит с теми, кто пишет, не отчетно, кратко, а по-живому, неформально: хочется посмотреть критику в глаза, узнать о нем. И вообще допустить в журнал критику о критиках.

Журнал стоически постоянен, и это то, что радует в наше безумное время. Всё меняется, а журнал есть, держится гордо, независимо, полноценно.

И раз вам нужны наши 100 слов, значит вы готовы меняться.

 

ЯРОСЛАВА ПУЛИНОВИЧ, ДРАМАТУРГ

Только 21 получилось, не 100…

Дмитревская
Митя
Печеньки
Моховая
Норштейн
Володин
Водка
Стиль
Разговоры
Чай
Приколы
Самовязанный свитер М. Ю.
Кушляева
Аврал
Фестиваль
Смешные фотографии
Смешные объяснительные
Веселое
Питер
Подвал
Ксения Блаженная

 

МИХАИЛ ОКУНЕВ, АКТЕР ОМСКОГО ТЕАТРА ДРАМЫ

Уложиться в сто слов, чтобы поздравить «ПТЖ» с сотым номером — нуничегосе (считается за одно слово) задачка. Да каждый номер заслуживает по крайней мере тысячи слов (преуменьшаю, конечно).

Оценивать «ПТЖ», простите, не могу по причине того, что люблю этот журнал с самого начала со всеми его достоинствами и прочими недостатками. Это благодаря ему мы имеем не просто понимание, но и (если можно так сказать) эмоциональное представление о том, что происходит в российском театре (вру), просто в театре. Это «ПТЖ» рассказывает о спектаклях, и возникает ощущение, что ты их видел. Это он знакомит нас с людьми, которых никогда не встречал, но они дороги тебе, как самые близкие. Это он, журнал, заставляет возмущаться и негодовать по поводу того, что происходит там или не там (ну вот, так и знал, что не уложусь в сотню). Ну вы меня поняли — я хотел сказать: «Обнимаю и спасибо». То, что напечатано в скобках, предлагаю не считать)

 

ВЯЧЕСЛАВ ЗАЙЧИКОВ, ГЛАВНЫЙ ХУДОЖНИК НИЖНЕВАРТОВСКОГО ГОРОДСКОГО ТЕАТРА

Во избежанье пу100стословья
Я буду краток (мой совет не нов).
К журналу движимый любовью,
Я должен уложиться во 100 слов

Без малого почти что пол100летья
Его читают всюду и всегда,
Читают дяди, тети, дети,
Актер провинциальный и звезда
столичной сцены. Пуганый чиновник,
Министр культуры, на дежурстве мент.
Колхозный 100рож, гвардии полковник
И, не поверите, простой интеллигент.

В нем все и вся о театральном деле.
Что было, будет, есть и почему.
Что посмотреть на будущей неделе
И что смотреть не надо никому.

Картинки, буковки, слова, страницы.
Последний номер на 100ле лежит.
Читаю. Хорошо. Тепло. Не спится.
А за окном рассвет «брезжит».

Я ночь провел в Марининых объятьях,
Я за ночь прошагал десятки Тропп…
Читайте «ПТЖ», читайте, братья,
Чтоб не тупить и развиваться чтоб.

Я далеко не Паша Руднев,
Умом коряв, и лексикон не нов.
Не поленитесь, посчитайте, люди:
Я уложился в 98 слов!

Я все проверил точно, досконально.
Осталось два, я все пересчитал!
Но будет 100, так мыслил изначально.
Вот эти два: «Живи, журнал!»

 

АННА АЛЕКСАХИНА, АКТРИСА ТЕАТРА ИМ. ЛЕНСОВЕТА

100-й номер? Ничего не знаю об этом… Вот 100-й спектакль — это да! Редкие исполнители, чаще главные, сыгравшие все сто раз, — им букеты, аплодисменты и поощрения. Это они не дают потускнеть, развалить и снять. Это к ним взывают новички — вводящиеся, это они держат марку и лелеют легенду. Дают намек, как было на премьере, с чего все начиналось, зачем затевалось… Сыграть сто раз — это радостно. Выпустить сотый номер — почти невероятно. Ура! Из раритетного уже нулевого сыпались странички, а сотый сияет полиграфическим совершенством. Какой ценой, какими усилиями добираются до читателей эти вожделенные тетрадки! Но и до сотого спектакля попробуй дотяни! Внутри сотни бывали и культовые отважные тексты с эффектом взрывной волны (помню наизусть несколько абзацев и блестящих mots), и знакомство со спектаклями, которых никогда не увидишь, и с людьми, о ком бы иначе никогда не узнал. Образование: опера, балет, Европа и Азия. Веселая хронология: вводы, звания, банкеты и капустники. Эта рубрика бесславно сгинула, увы! Суетные блоги — дань суетному времени. Переписки, которые засасывают, да так, что забываешь subj. И конечно, «когда хвалят — приятно. Когда ругают — два дня ходишь не в духе…» Привет, «ПТЖ»! И как говорят евреи: «До 120!»

 

ОЛЬГА ВАЙСБЕЙН, ТЕАТРОВЕД, БИБЛИОГРАФ ЦБИ

По долгу службы я читала и расписала все номера «ПТЖ», начиная с нулевого. И могу сказать прямо: это любимая часть моей работы. Никакое другое издание не отражает современный театральный процесс так полно и объективно. Здесь предоставляют площадку разным авторам, и на один спектакль бывает две противоположные рецензии. Любимая рубрика — «Выход в город» — рецензии на все спектакли одной недели, в частности тех театров, куда обычно не ступает нога критика. «ПТЖ» — очень личностный журнал, в котором всегда отчетливо слышен страстный голос его главного редактора. Я могу с ним не соглашаться, но я уверена в его неангажированности. А это главное. С юбилеем, дорогие!

 

ОЛЬГА МОКИНА, БИБЛИОГРАФ, ЗАВ. ОТДЕЛОМ СПБГТБ

«Петербургский театральный журнал» (я расписываю его для Театральной библиотеки) можно принимать или не принимать, можно соглашаться или не соглашаться с мнением его авторов, восторгаться или возмущаться его материалами, но то, что труд и целеустремленность его создателей вызывают искреннее уважение, — в этом нет сомнений. Журнал экспериментирует, его сайт востребован у пользователей. И это при том, что, существуя столько лет, журнал часто оказывается в пограничной ситуации: выйдет ли следующий номер или не выйдет, будет ли финансирование или нет. Сейчас просто невозможно представить театральную жизнь Петербурга без этого издания. Да и не надо, наверное. Возможно, было бы неплохо, если бы в городе существовал журнал-противовес такого же уровня, но его нет… и это еще раз говорит в пользу «ПТЖ»!

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.