Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

23 ноября 2023

МУЗЫКАЛЬНЫЙ БУЛЛИНГ, ИЛИ ВОСКРЕСЕНИЕ ЧУЧЕЛА

«Чучело. Квартирник».
Казанский ТЮЗ.
Режиссер Радион Букаев, драматург Анастасия Чернятьева, художник Надежда Иванова.

По просьбе главного режиссера театра Радиона Букаева драматург из Екатеринбурга Анастасия Чернятьева написала инсценировку известной повести Владимира Железникова «Чучело», задав вектор в день сегодняшний. Всегда непросто создавать спектакль «по следам», тем более, когда след проложен Роланом Быковым в его знаменитом фильме «Чучело».

Сцена из спектакля.
Фото — Ирина Ерохина.

Музыкальный руководитель театра Юрий Чаплин предложил создать спектакль в формате концерта. Так родился «квартирник». Уютная, давно обжитая ТЮЗом форма театральных посиделок обернулась музыкальной «историей одной травли», как определили жанр спектакля его создатели. А на драму Лены Бессольцевой наложились разборки современных подростков.

Концепция квартирника и его музыкальная партитура — продукт коллективного творчества. В ходе репетиций актеры вместе с режиссером Радионом Букаевым придумывали спектакль. На репетициях рождалась музыка, авторами которой стали артисты Даниил Кукушкин и Ярослав Кац. Музыкальная форма спектакля многим обязана и хормейстеру Гузели Шакирзяновой. В постановке использованы соло-гитара, бас-гитара, драм-машина, терменвокс, аккордеон. Часть из них артистам пришлось осваивать.

Перед началом спектакля звучит голос Радиона Букаева. Режиссер рассказывает зрителям о том, что повесть Железникова была создана на основе реальных событий и описывает травлю, которой подверглась в школе племянница писателя. Превратившись со временем в «буллинг», слово «травля» не изменило своей сути, и Радион Букаев предлагает вместе подумать над тем, почему травля не исчезла из нашей жизни.

Действие происходит в наши дни. Десятиклассники, взломав замок, проникают в старый заколоченный дом. Захватив с собой музыкальные инструменты, они собираются хорошенько «оторваться» в первый день каникул. Как становится понятно по ходу действия, это тот самый дом, который когда-то, уезжая с внучкой Леной, подарил городу ее дедушка. Некогда здесь был музей, но, никому не нужный, он пришел в полное запустение. Художник Надежда Иванова создала на сцене образ странного, увешанного картинами дома, напоминающего маленький утлый паром. Метафора неслучайна — только на пароме и можно выбраться из этого сонного, унылого захолустья. Таким образом, само пространство становится точкой пересечения двух историй — давней и сегодняшней.

Сцена из спектакля.
Фото — Ирина Ерохина.

Еще одним связующим звеном между ними является охранник Валентин (Алексей Зильбер). Это тот самый Валька, который когда-то продавал собак на живодерню и участвовал в травле Лены. Теперь он остепенился и завел собаку, о которой трогательно заботится. Вот уже пять лет он охраняет этот заброшенный музей и вспоминает прошлое со смесью грусти и раскаяния: «Здесь моя одноклассница жила. В этом доме… Девочка — Ленка… Где она, думаю. Может, приедет. Хочу, чтобы приехала».

Но вместо Ленки-Чучела в доме появляется ее двойник — странная девочка по прозвищу Пугало (Полина Малых), которая пришла послушать музыку. Ей-то и предстоит повторить путь своей предшественницы.

Действие начинается с того, что Валентин застигает подростков в доме и грозит полицией. Но увидев гитару, смягчается, берет в руки инструмент и присоединяется к ребятам. С этого момента он то превращается в прежнего Вальку, то возвращается к себе нынешнему. В вокальной и инструментальной партитуре спектакля воссоздается история Чучела. В результате две линии, поначалу чередуясь, в финале соединяются в единую историю травли.

Помимо Пугала и Валентина персонажей на сцене четверо. Это школьники, музыканты рок-группы: Красавица, Двойка, Солист и Медведь, которые во время концерта превращаются в участников прежних событий. Каждый актер исполняет несколько ролей: Красавица, Кнопка, Шмакова — Мария Мухортова; Двойка, Рыжий, Маргарита Ивановна — Эльвина Сафина; Солист, Димка Сомов — Даниил Кукушкин; Медведь, Лохматый, Васильев — Ярослав Кац. Вязаные шапочки, куртки, очки, рыжий парик помогают их перевоплощениям. Две реальности разграничиваются и при помощи света (художник по свету Ания Шепелюк).

П. Малых (Пугало).
Фото — Ирина Ерохина.

Первой звучит «Песня про Чучело» в исполнении Валентина. В ней он вспоминает финал травли и одну из последних сцен «Чучела» — день рождения Димки Сомова. Как и в последующих номерах, пение чередуется с речитативом. В песне Вальки впервые появляются основные мотивы буллинга — «На тебе, на тебе, на!» и «Сила победила!». Во время расправы над Леной, по мере того как участники впадают в раж, темп убыстряется, и слова Вальки, подхваченные остальными, звучат с нарастающей агрессией: «Шесть, семь, восемь, девять! Мы схватили, окружили! Десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать! Веселее, Чучело, улыбнись!.. Она ябеда, она предатель! Четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать!.. На тебе, на, на, на…» Слушая песню, Пугало поначалу беззаботно танцует, а затем надевает на себя платье Чучела и отныне сливается с ее образом. Песня заканчивается словами девочки: «Волки, шакалы, лисы, что они со мной сделали!» Так в спектакль входит тема зверей, которая будет развиваться и обыгрываться.

Главная подстрекательница и заводила стаи — Красавица. На общем фоне она — яркое визуальное пятно и сгусток негативной экспрессии. Заскучав, Красавица предлагает спеть «Песню про зайку». Звучит любимая «шутка» компании, нагнетающая атмосферу хоррора:

Спит убитая лисичка,
Спит задушенная птичка,
Обезглавленный хомяк
На руках моих обмяк.
Утонув в зловонной жиже,
Спят в аквариуме мыши…

Затем Красавица издевательски требует Пугало на сцену и заставляет петь «Песню про зверей». Песня представляет собой рассказ Лены о том, как она пришла в класс, как впервые увидела Димку Сомова. Музыкальные характеристики персонажей и ситуаций точны и выразительны. Так, знакомство с Мироновой — Железной Кнопкой (Мария Мухортова) сопровождается суровым маршем. А голос учительницы Маргариты Ивановны (Эльвина Сафина), жесткой, холодной, не имеющей никакого понятия о том, что собой представляют ее подопечные, звучит искусственно, как из космоса, благодаря сопровождению на терменвоксе. Волной нежного эха плывет музыкальная фраза — мотив встречи с Димкой: «Я впервые увидела тебя, тебя, тебя, тебя…»

Сцена из спектакля.
Фото — Ирина Ерохина.

Тема зверей в этой песне становится центральной. Лена рассказывает про то, как ребята работали на фабрике детских игрушек, чтобы заработать на поездку в Москву. Она примерила на себя голову зайца, а другие — головы лисы, волка, медведя, тигра и шакала. Здесь впервые у одноклассников Лены проснулся «инстинкт хищника» в отношении более слабого («Сила победила!»), и начав будто в шутку щипать зайца, они увлекаются и причиняют девочке совсем не шуточную боль. Сцена избиения сопровождается уже знакомым жутковатым мотивчиком «Спит убитая лисичка, / Спит задушенная птичка…». Начиная с этого эпизода, актеры надевают маски зверей в те моменты, когда их персонажам изменяет человечность.

Собака Валентина словно чует недоброе, слышен ее вой. Это наталкивает подростков на мысль потребовать от Пугала очередную песню — «Собачий медленный танец» про первую любовь. И девочка рассказывает/пропевает историю своей первой любви к Димке Сомову, его геройских поступков, страха, предательства, своего самопожертвования и последовавшей травли. Рефрен «Можно, я буду с тобой дружить на всю жизнь?..», вначале звучащий с надеждой и любовью, постепенно оборачивается трагической насмешкой над собой, искажается болью обиды.

А дальше темп стремительно нарастает. Красавица, раздосадованная излишним вниманием к Пугалу, приказывает Солисту — двойнику Димки Сомова (Даниил Кукушкин) — сбросить ее со сцены, и картины избиения Лены, сожжения Чучела и расправы над Пугалом, молниеносно чередуясь, уже неотличимы друг от друга. Музыкально они решаются резкими, контрастными переходами — от ритмичного шуршания сминаемой бумаги, свистящего шепота к надрывному крику и зловещей а капелла «Гори, гори ясно!».

Сцена из спектакля.
Фото — Ирина Ерохина.

Пятеро актеров создают образ стаи хищников, в которых почти полностью стираются индивидуальные черты. Самая непростая задача стояла перед Алексеем Зильбером, исполнителем роли Валентина. Его персонаж — единственный реальный участник обеих историй. В ходе спектакля он действует, рассказывает, наблюдает и рефлексирует. Актер не просто вживается в образ подростка Вальки, но и смотрит на него глазами своего повзрослевшего героя, чередуя проживание с остранением.

Полина Малых, исполнительницы роли Чучела-Пугала, образует энергетический центр спектакля и держит зрителя в состоянии неослабевающего внимания. Трактовка образа девочки-изгоя в спектакле отличается от литературно-кинематографической версии. Если у В. Железникова и Р. Быкова Лена Бессольцева — добрая, открытая девочка, до сих пор не знавшая зла и верящая в то, что все люди хорошие, то здесь степень инаковости и надмирности героини такова, что в рисунке роли проступают черты блаженной, едва ли не святой юродивой. Дедушка так и говорит: «Лицо у тебя — милое такое, как у святой…» Обижать таких испокон веку считалось грехом, а потому и без того жестокие сцены побивания камнями и символического сожжения Чучела-Пугала набирают в спектакле еще более высокий градус трагизма.

Под стать героине и дедушка в исполнении Евгения Царькова. Он живет среди картин, в своем собственном мире, развернутом в прошлое: почти не участвуя в действии, он время от времени появляется со своим аккордеоном и наигрывает добрые старые песни — «Вдоль по улице метелица метет», «Старый забытый вальсок», «Старый клен». Чудаковатый и наивно-мудрый, он — некий условный посланник иной реальности, к которой принадлежит и Чучело. Их удел — прощать и жалеть: «Мне жалко этих людей, которые злы с тобой… Они потом будут плакать. Пожалей их, девочка».

Сцена из спектакля.
Фото — Ирина Ерохина.

Дедушкино пророчество сбывается лишь отчасти. Расплата в какой-то мере настигает виновных. Доказательство тому — неудавшаяся, сломанная Валькина жизнь. Но вот покаяния, каким завершается фильм («Чучело, прости нас!»), здесь так и не происходит. В финале на сцене остаются только Пугало и Валентин. «Я сегодня не смог, но потом обязательно. Я тебя защищу обязательно. Я думаю, я смогу», — мучительно повторяет тот. Мы не знаем, в какую сторону качнется маятник Валькиной души: повторит ли он путь Димки Сомова с его сиюминутной трусостью и отсроченной, отодвинутой на будущее смелостью, или он станет тем самым раскаявшимся грешником, что дороже сотни праведников. Финал остается открытым. Но вот что абсолютно точно, так это то, что спектакль ТЮЗа — повод для серьезного разговора. И он состоялся. После двух премьерных показов театр устроил встречи со зрителями, в которых приняли участие школьники, их родители и классные руководители. Может быть, хотя бы кто-то из подростков, посмотрев спектакль, увидит себя со стороны и не примкнет к стае…

В указателе спектаклей:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога