Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

9 августа 2021

В СТОРОНУ СНЕГА

«Не горюй, заяц!».
Театр «Около дома Станиславского».
Режиссер Юрий Погребничко, художник Надежда Бахвалова.

Его выпускали здесь не раз из ладоней — и экранной метелью, носили на плечах суконных пальто, как погоны. Сегодня все снежные запасы «Около» собрались в чуть сероватый квадрат посреди планшета. Особый постановочный шик — корочка клея поверх ваты. В наст будто вмерзла большая собака с воздетым ухом. «Это будет моя», — едва коснувшись зверя взглядом, семенит мимо японка — Элен Касьяник. «Тогда этот — мой», — Алексей Чернышев делает пас к гипсовому полкану с ребрами из арматуры, ветерану советского парка.

Сцена из спектакля.
Фото — Виктор Пушкин.

На старой сцене в Вознесенском пьеса Семена Злотникова «Два пуделя» уже шла в начале двухтысячных. Знакомство хозяев на прогулке собак, сближение в тактике «шаг вперед — два назад». Методу Юрия Погребничко сродни этот тип нецепкого диалога. Зритель с первых реплик чувствует призрачность перспективы «сходить замуж» — и для питомицы, и для хозяйки. Нездешняя японка и крепыш в спортивном костюме глядят в разные стороны. Она — голова в облаках: тревожную вертикальную стойку в отношениях с миром переняла, наверное, у своей Чапы. Иногда несет смешную отсебятину про любовь к саке и одесситов, владеющих морем. На вопрос, лает ли ее девочка, когда сердится, отвечает с искренним недоумением: «Ну что вы, она же не настоящая… Скульптура». А на другом полюсе — собеседник во всеоружии мягких, житейских реакций, юмора. Кажется, не слишком замороченный спортом. Обаятельный аргумент в пользу гравитации.

«Меж собакою и волком у плакучих ив потерял мужик иголку, дырку не зашив…» Эти строчки Саши Соколова когда-то не донесла до дворцового концерта Алиса — Алексей Левинский. Премьере «Около» они пригодились бы как эпиграф: судя по габаритам, пудели Надежды Бахваловой помнят о волках-прародителях. И «дырку не зашив…» — самая суть рукоделия Погребничко, во все времена. Вязь крючочков и петель здесь победили сплошные прорехи, сквозняк без начала и конца. Сегодня ситуация одноактовки постепенно раскрывает створки для персонажей Сергея Козлова. Под сень неверного фонаря стекается зоокомпания — вольнодумцы, что выгуливают себя сами. Их плюшевые доспехи и череда монологов на перине из снега — пунктир новогоднего утренника, пронизывающего спектакль. Даниил Богомолов — ежик настроен на волну Бориса Рыжего и гудки Вторчермета. Максим Солопов — медвежонок знает коан о концах и началах. Все это в ландшафте Погребничко так знакомо, естественно, что понемногу начинаешь расплываться в кресле.

Сцена из спектакля.
Фото — Виктор Пушкин.

Но напружинить спину заставляет заявление зайца. Одним жестом набросив капюшон с ушами, Алексей Чернышев выступает с совершенно невообразимым: «Вот представь себе… Этой стены как бы нет, а темный провал… публика в туманном театре, ряды, ряды… Вот так сидят передо мной — такие бледновато-чудные в полутьме. Тут и мои покойные родители, и старые враги, и твой этот тип с револьвером, и друзья детства конечно, и женщины, женщины — Нина, Ада, Катюша, другая Нина, Маргарита Гофман, Оленька…» Уже потом, разворошив в памяти диковинные имена, докапываешься до автора фантазма: так художник Трощейкин из набоковской пьесы «Событие» набрасывает замысел картины. А пока снеговые подмостки невзначай рифмуются с мигом пойманного дыхания зала. Вполне непостижимая вещь — метаморфозы зрителя в реальности «Около». При испытаниях на прочность, каким подвергают нас опыты инклюзии, партисипации, site specific, более непосредственной — и счастливой — формы включенности в действие, чем в Вознесенском, я еще не встретила. Здесь иногда открываешь в себе «другую Нину». Недаром заповедный квадрат обнесен сегодня изгородью из проволоки, в лучших традициях парка былых времен. Чуть поодаль табличка-предупреждение о штрафе: за нарушение какой границы, каких пределов?

В первых вариантах программки значилось: «Пятьдесят и еще одна минута драматического кабаре». Как экстраординарная, отдельная минута ощутим в режиссерской драматургии бросок к Владимиру Набокову. Устроенная вполне изощренно, композиция Погребничко не оставила обычной прозрачности. Набоковское присутствие в ней сродни эффекту шаровой молнии: копит энергию на периферии, неявно, чтобы разразиться вспышкой ближе к финалу. И тогда воздух расступается для тихого монолога Алексея Шендрика — медвежонка, читающего последние абзацы рассказа «Слово» совсем без купюр, от первого лица. Почти несовместимой с пространством «Около» кажется сама плотность этой прозы с терпеливым вниманием к детали, к сетке голубых жилок и светлой родинке на ступне ангела. Сидящие лицом к снегу звери внимают красоте молча — и словно смыкаются с публикой крошечного зала, воплощая идею Трощейкина. После паузы кто-то из плюшевой компании замечает: «Медвежонок, ты — лучший». И возразить на это нечего.

Сцена из спектакля.
Фото — Виктор Пушкин.

Совсем невдалеке от сегодняшнего концерта рассказывает свою сказку Андрей Могучий. Там — ангел пророчествует словами Алексея Саморядова, здесь — уклоняется от ответа волею Владимира Набокова. Притяжение Погребничко к этой прозе, похоже, авторский синтаксис: недоверие к артикулированным финалам, внятности последних истин. Герой рассказа 1923 года не может припомнить слово, полученное во сне от ангела, что спасет его горестное отечество. Оно заповедано, но невоспроизводимо. И цепную реакцию «забываний» подхватывает в спектакле игра с эпиграфом к «Дару». По ходу действия на экране несколько раз уже вспыхивала знаменитая цитата-мистификация из грамматики П. Смирновского: «Дуб — дерево. Роза — цветок…» В окончательной версии этот текст является без последней строчки. Так лучше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога