Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

15 января 2023

ПАМЯТИ ИННЫ ЧУРИКОВОЙ

На захаровского «Иванова» в Ленком я ходила много раз — и всегда ждала момента, когда Инна Чурикова — Сарра после страшной реплики мужа «Ты скоро умрешь!» подойдет к нему близко-близко и спросит о приговоре доктора Львова шепотом: «Когда, он сказал, когда?!» Земля в тот момент уходила из-под ног. Поразительно, что, несмотря на трагизм ситуации, это было такое зрительское счастье, такой восторг, такое торжество Театра.

Инна Чурикова.

И то же самое в великолепном, недооцененном, на мой взгляд, сериале Глеба Панфилова «В круге первом»: она там играла эпизод, жену осужденного по 58-й узника шарашки, и за время их свидания комната, в которой только двое, разделенные столом, минут пятнадцать, не больше, успевала все сказать и про любовь, и про окаянную эпоху, которая в России все длится и длится, и не видно ей конца. И опять — невесть откуда берущееся ощущение торжества Жизни. Даже здесь, в тюрьме. Я не знаю других актрис, которые умеют ТАК играть — поднимаясь на шекспировские и общечеловеческие высоты из самого что ни на есть заурядного российского быта. Причем играть из фильма в фильм, из спектакля в спектакль — господи, как же много их было! И любили ее за это все, от лифтерши и уборщицы до моих самых рафинированных коллег.

А еще — она была прелестна. Девушка, которую Панфилов разглядел в роли Бабы-яги — других тогда не предлагали, — превратилась со временем в настоящую красавицу с ослепительной улыбкой и всегда сияющими глазами. В Королеву — неслучайно она ее и сыграла, недавно покинувшую свою Англию королеву Елизавету, это, по сути, последняя ее работа на сцене. Инна была настоящей женщиной — обожала мужа и сына и преданно им всю жизнь служила, не чураясь никаких женских радостей.

Однажды мне срочно надо было сделать с ней большое интервью для журнала, она была на гастролях и сказала: «Приезжайте в Самару». В Самаре, однако, ее не оказалось, и вскоре выяснилось, что она… просто перепутала Самару с Саратовом. Когда я появилась уже в Саратове, Инна немедленно повела меня в какой-то местный магазинчик, где азартно накупила целый ворох тканей — «Смотрите, это же чудо, в Москве такого не найдешь! И еще — я могу научить вас делать бусы, прямо из ничего, но зато какие!» Те три саратовских дня стали для меня абсолютным подарком судьбы.

Одной роли в фильме «Начало» ей хватило бы, чтобы навсегда войти в историю кино. Но — спасибо судьбе и Глебу Панфилову — таких ролей было много. Помните, там, в «Начале», ее героиня играет в кино Жанну д’Арк? Как же долго они с Глебом готовились к фильму о ней, как же мечтала Инна об этой роли. Как потрясающе рассказывала об этом неслучившемся фильме. А потом заметила как-то: «Все, уже не сыграю… Возраст». И в ответ на мои восклицания — не жалейте, мол, столько прекрасных ролей уже сыграно — сухо ответила: «Нет. Я бы там про другое сказала. Не успела». О том, сколько еще было неосуществленных проектов, надо спросить у Панфилова. Конечно, она успела все и даже больше, иначе не плакали бы сейчас миллионы ее почитателей в России и не в России.

Конечно, ей было немало лет, и прошлым летом она тяжко болела. Но все равно не оставляет горькое чувство, что уход Инны Чуриковой сегодня, в это страшное для нас время, неслучаен. Инна — и смертоубийство, творящееся вокруг? Да всем своим творчеством вместе с Глебом Панфиловым они утверждали свободу и ценность человеческой жизни, приближали тот день, когда Россия могла бы примкнуть к цивилизованному демократическому миру. Сегодня, когда окончательно уходит их эпоха, хочется сказать только одно: спасибо за эти усилия.

…Последний раз я была в Ленкоме на похоронах Марка Захарова. Он — не тем будь помянут — плохо распорядился своим наследством. Теперь на этой же сцене будут прощаться с великой Актрисой, принадлежащей не только его театру и отечественному кинематографу, но и нам всем. Она была душой нашей души. Они все уходят, и мы остаемся одни в «ревущем пламени и дыме», но, в отличие от Волошина, уже даже не знаем, за кого нам молиться. За тех и других становится все труднее. Я хорошо представляю себе ее и Глеба Анатольевича переживания — нет, страдания! — последнего времени. Простите нас. И хотя многие из ваших друзей уже не смогут прийти в Ленком — мы все равно вместе.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога