Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

12 июля 2021

ОЧЕНЬ СЛУЧАЙНО ИЗБРАННОЕ

Заметки о фестивале КукART

Свою концепцию пятнадцатый КукАRT сформулировал как «Театр кукол — один для всех!». Придерживаясь традиционно демократичных критериев, фестиваль назвал приоритетными для программы проекты, сочетающие участие профессиональных бюджетных и негосударственных театров кукол. Впервые в кукартовскую программу вошла театральная лаборатория, объединяющая режиссеров драматического театра с выпускниками и студентами курса Н. П. Наумова (факультет театра кукол РГИСИ). Больше тридцати спектаклей в основной программе, двенадцать в клубной, плюс программа уличных спектаклей «Петрушки на Невском»… Впору было бы бросить все на период с 22 по 30 июня. Но — увы. Пришлось ограничиться более или менее случайным избранным. Получилась довольно пестрая мозаика, частью из предсказуемо сильных впечатлений — частью из довольно рутинных, но профессионально важных вопросов, которые фестиваль актуализирует в очередной раз.

Сцена из спектакля «Королевы красоты».
Фото — архив фестиваля.

Предсказуемо сильно, например, показался новообразованный Театр ТОЛК из Новосибирска, возглавляемый Эльмирой Куриленко. Фрагмент «Королевы красоты» по знаменитой пьесе М. МакДонаха в исполнении студентов Новосибирского театрального института показали на прошлом КукАRTе, потом полная версия блеснула на «Рождественском параде», и вот уже полноценный репертуарный спектакль увидела фестивальная публика.

Эта постановка, возможно, первое обращение театра кукол к творчеству британского драматурга. Что неудивительно: драматургия МакДонаха ставит перед постановщиками слишком много условий для сценической удачи. Но Куриленко и ее команде смелости не занимать, и кажется, что они оказались максимально близки к самобытному идеалу, доступному только искусству играющих кукол. Спектакль с куклами-уродцами, трогательными и завораживающими в своей нечеловеческой выразительности, явно «устоялся» в своей ансамблевой целостности и обрел жанровую зрелость. В студенческом варианте это была безусловная трагедия — теперь «Королева красоты» стала трагикомичной, гротесковой, почти «жестоким фарсом». Зрителя постоянно окунают в противоречивые впечатления: чего стоит одна только сцена, в которой эротико-романтический накал мгновенно сменяет атмосфера почти кафкианского хоррора. Кукольная Морин, только что наивно-угловато льнувшая к Пато, превращается в подобие хищного насекомого, способного перемещаться по стенам и почти буквально «плеваться ядом». Здесь и точная работа с куклой, и намеренно простое пространственное решение дорогого стоят.

Успешным был показ и еще одного лауреата «Рождественского парада» — спектакля «Вечер сказок» (Театр кукол Республики Саха (Якутия)), адресованного детям. Его режиссер — выпускник факультета театра кукол РГИСИ Александр Иванов — вместе с художником Оксаной Адамовой придумал очень остроумную интерпретацию сказочных сюжетов о лесных животных и силах природы. Действие разворачивается на одном небольшом столе, дуэт обаятельных артистов-рассказчиков замечательно, азартно управляется с ярко-характерными куклами, работает в масках, ловко выдерживает взаимодействие с маленькими зрителями в интерактивных эпизодах. Здесь нет каких-либо сложных ассоциативных ходов или затейливой визуальной условности (которыми так любят увлекаться авторы спектаклей для «думающих» младенцев), зато нашлось место и национальному колориту, и простым общечеловеческим «мудростям», и незлой игровой иронии. Чувство жанра и темпоритма, понимание специфики аудитории у авторов и исполнителей «Вечера сказок» хочется назвать универсальными — ибо смотрят спектакль одинаково увлеченно зрители всех возрастов, нимало не смущаясь его очевидной и безошибочной традиционностью.

Сцена из спектакля «Белые ночи».
Фото — Наталья Ларина.

«Белые ночи» Владимирского театра кукол (режиссер Марина Протасова, художник Наталья Крутова) адресованы старшеклассникам. Литературная классика из школьной программы вполне изящно и при этом конструктивно вписалась в одноактовое действие среди стеллажей известного книжного магазина с видом на Казанский собор. Здесь судьба случайно сводит двух молодых людей, чья мимолетная история оказывается очень схожей с судьбой героев Достоевского, о которой они читают за чашкой кофе. Марионетки и планшетные Настенька, Мечтатель, Бабушка, Постоялец, то в «черном кабинете», то на фоне нарисованных петербургских пейзажей возникают будто бы в воображении наших современников… и пропадают без следа, когда пути «живых» героев спектакля безвозвратно расходятся. К достоинствам спектакля помимо осмысленной и грамотной работы с куклами нельзя не отнести на редкость удачный баланс литературного текста и пластического действия: и стилистика классического первоисточника достаточно полно представлена, и «говорильни» удалось избежать. В своей репертуарной нише это несомненно очень удачная работа.

Спектаклю «Чудо мое особенное» из Тольятти не повезло с площадкой, которая оказалась критически мала, — в фестивальном показе мы увидели почти «дайджест» сюжета о девочке Даше, проходящей «проверку на прочность» в новой школе. Режиссер Янина Дрейлих и художник Денис Токарев, воплощая острую социальную тему, пошли бесхитростным путем: натуралистичные куклы в «черном кабинете» натуралистично разыгрывают эпизоды из жизни восьмиклассников, перемежаемые их диалогами в классном чате. Такая форма, вероятно, должна создавать у адресной аудитории эффекты присутствия и узнавания себя в героях-типажах, в репликах и ситуациях — и тем провоцировать зрительское сопереживание. Думается, что в полной версии спектакль свою педагогическую сверхзадачу выполняет, благо актеры работают тщательно, а драматургическая ситуация действительно узнаваема.

Можно сказать, что настолько же узнаваемы и сценические коллизии шекспировских «Ромео и Джульетты», прибывших на КукАRT из Казахстана (Государственный театр кукол, г. Алматы). Веронские любовники здесь предстают в «живом плане», они молоды и атлетичны, их сценические интонации и объятия максимально близки к «реальным» (недаром спектакль маркирован 16+). Действие движется чередованием «кукольных» и «живых» эпизодов в очень условном пространстве со столом-трансформером посередине и ажурной готической «розой», просвечивающей через бумажный задник. Смятая белая бумага на полу, бумажные кукольные двойники шекспировских героев (они есть у всех, кроме Ромео и Джульетты), теневая королева Маб и ее теневой мир сновидений, музыкальный ряд из узнаваемых англоязычных хитов, рисование «граффити» на бумажных «стенах», драки и танцы — у спектакля, идущего на казахском, все атрибуты «актуального» сценического синтеза. И этих атрибутов, вполне линейно организованных режиссером Диной Жумабаевой и художником Юлией Черновой в двухчасовом действии, порой кажется избыточно и даже необязательно много. Но работа в такой стилистике может оказаться полезным опытом для молодой, энергичной, обаятельной труппы, вчерашних выпускников вуза. Понаблюдать за их ростом было бы любопытно, и остается надеяться, что грядущий КукАRT предоставит такую возможность.

Сцена из спектакля «Медведь».
Фото — архив фестиваля.

Еще одного классика интерпретировали в спектакле «Медведь» (Калининградский областной театр кукол, режиссер Наталия Степаненко, сценограф Светлана Струкова). Чеховскую пьесу попытались поставить как «что-то декадентское», привнести этакие изломы модерна в сюжет водевиля. Ростовые бледнолицые куклы, словно загримированные «под немое кино», не слишком выразительные танцевально-пластические сцены (отражающие душевные метания героини), активно драматизированное существование актеров в «живом плане» — и, к сожалению, утрата того ритмично-ироничного очарования, которым столь славен первоисточник. Игра с жанром авторам спектакля не удалась (и это не первый случай на театре, где классический материал побеждает и смелого постановщика, и добросовестных исполнителей).

А вот эстонских кукольников не победили даже пандемия с локдауном. Учитывая все сомнения и привычные неприятия такого варианта, выдающийся эстонский режиссер Рейн Агур все-таки принял решение дать возможность познакомиться с его работой, выпущенной на сцену прямо перед закрытием границ, в видеозаписи. «Песси и Иллюзия. Мой сон» (театр «ProJekt», г. Кохтла-Ярве, Эстония) — уже второе обращение Агура к культовой для финской культуры книге Юрьё Кокко, увидевшей свет в 1944 году. Большая часть литературного первоисточника остается за пределами сценической истории. Находясь в гуще апокалиптической людской реальности, натуралист по призванию и ветеринар по профессии Кокко обращается к природе как к вечному началу Жизни, способной многократно возрождаться после любых катастроф. Поэтому забавный трогательный лесовичок Песси упорно и даже сурово отвергает «дело людей» — войну. Пространство спектакля-сна обозначено острыми складками зеленовато-бурой парашютной ткани, навевающими атмосферу дремучести, заброшенности, заповедности. Звучат Бетховен и Россини, по складкам парашюта маршируют черно-белые войска, летят самолеты, разлетается брызгами поднятая взрывом земля… Для кукольных жителей фантастического леса (их оживляет и озвучивает Ирина Марьяпуу, она же — художник спектакля) вся эта кинопроекция — чужая нематериальная реальность, к которой они категорически не хотят иметь отношения. Но до каждого из них война (бессловесный персонаж Романа Максимука) дотягивается своей беспощадной рукой. Финал, отправляющий девочку-эльфа Иллюзию и лесовичка Песси в эпицентр оглушительного взрыва, и трагичен, и поэтичен. Ибо зритель уже знает: в лесном мире никто не исчезает бесследно и однажды обязательно возродится. Непременно хочется подчеркнуть: кинопоказ, конечно же, не дает полноценной замены «живому» действию, но в данном случае компромисс оказался очень продуктивным, показав, что качественная видеозапись на большом экране может представить спектакль весьма впечатляюще. В нынешней непредсказуемой ситуации такой опыт был просто необходим, уже потому, что в некоторой мере опроверг пренебрежительное отношение очень многих практиков театра к самому факту «дистанционного участия» в фестивальной программе.

Завсегдатаи КукARTа знают, что военная тема для этого фестиваля, традиционно открывающегося 22 июня, не случайна и осмысленно важна. А программа этого года показала, что тема по-прежнему остается одной из самых проблематичных для современного театра. Справедливости ради, ни один из спектаклей, увиденных автором этих строк, нельзя назвать ни художественно совершенным, ни целостно впечатляющим. Причины тому разные. Например, «Когда папа вернется с войны» по рассказу Андрея Платонова «Никита» (Новосибирский областной театр кукол, режиссер Борис Саламчеев, художник Александра Павлова), где кукольное действие на столе сочетается с кукольным же действием в видеопроекции с использованием «зеленого экрана», при добросовестной работе артистов и грамотной инсценировке очень много потерял из-за условий показа. Нельзя не отдать должное самоотверженности исполнителей, согласившихся играть на Малой Садовой ровно в 4 часа утра 22 июня, — это была безусловно уместная художественная акция, дань памяти и подвигу победителей. Но на закрытой камерной площадке этот спектакль несомненно показался бы более интересным.

Сцена из спектакля «Станция Тевли».
Фото — архив фестиваля.

«Станция Тевли» Хабаровского краевого театра кукол была заявлена в аннотации как спектакль документальный, основанный на воспоминаниях бабушки его автора — молодого режиссера Элистина Михайлова. А в действительности зритель увидел череду очень условных картин, в которой довольно трудно было распознать и главного героя, и суть взаимоотношений двух карикатурных увальней-фашистов с их коллективной жертвой (еврейским населением деревни). История получилась скорее о Катастрофе вообще — с прекрасным хоровым пением на иврите, с неизбежными шагаловскими мотивами в «картинке», с написанными на чемоданах именами односельчан, с печальной невестой-узницей в полосатой робе, баюкающей полено вместо погибшего младенца. Безусловно, здесь был ряд образно ярких моментов, поводов сделать комплимент художнику Наталье Павлишиной: гитлеровцы, методично пропалывающие «грядку» из жителей Тевли; кукла Смерть с огромными руками и лицом-черепом под эсэсовской фуражкой. Но сценическая драматургия, увы, не получилась ни целостной, ни ритмичной, ни оригинальной (последнее особенно ожидалось в силу заявленной документальности материала). Есть ощущение, что масштабы темы и профессиональной зрелости постановщика оказались слишком неравны. Так случается.

Почему не вполне состоялась «Кукла. Блокадная история» (режиссер и художник Николай Бабушкин, Екатеринбургский театр кукол)? Думается, первая объективная причина в избранном материале. Рассказ Геннадия Черкашина, увидевший свет в середине 1990-х и взятый за основу спектакля, в литературном плане производит впечатление незавершенного синопсиса с целым рядом непрописанных деталей исторического контекста, поверхностным очерком характеров, обстоятельств и т. д. Сейчас трудно сказать, почему рассказ вышел из печати именно в таком виде, но, безусловно, для воплощения на сцене материал требовал очень серьезной доработки. И если постановщик воспринял такой литературный текст за абсолют, то спектаклю это не пошло на пользу: в сценическом сюжете с малоподвижными «шарнирными» куклами реалистичного облика более-менее убедительно сложилась только история о взрослеющей девочке, которая однажды оказывается готовой отказаться от любимой игрушки, чтобы поберечь и защитить свою маму. На первый план вышла сюжетная линия, беспроигрышно бьющая в «чувствительное место» зрительских эмоций (исполнители-рассказчики активно работают в этом направлении), но войны и Блокады здесь могло и не быть. Во всяком случае, действенно-визуально эти мотивы можно было увидеть разве что в образе печки-буржуйки, вокруг которой в живописных позах располагались на несколько минут члены кукольной семьи. «Непростой военной сказки», обещанной в аннотации, на сцене не получилось.

Сцена из спектакля «Как Петрушка невесту искал».
Фото — архив фестиваля.

А вот что у КукARTа получается всегда и неизменно — так это программа «Петрушки на Невском», благодаря которой Малая Садовая целый день принимает парад уличных спектаклей и выступлений кукольных солистов. Все они очень разные, и каждые два года дают возможность убедиться: двух одинаковых Петрушек не бывает, а на марионеток в руках такого мастера, как Леонид Кондаков, можно смотреть вечно. В этот раз КукART снова собрал огромную компанию, от многократного участника уличной программы «Бродячего вертепа» (Москва) до великолепного сторителлера Руслана Вольфсона (Израиль) и свежевыпущенных из Мастерской Н. П. Наумова (РГИСИ, курс Амелы Вученович) кукольников, представляющих Китай и Россию.

Невозможно не отметить отдельно выступление «Бродячего вертепа» в Карельской гостиной Дома Актера с очередным «разоблачением» из истории театра кукол. Александр Греф, Елена Слонимская и Дарья Пенская представили реконструкцию ширмы XVII века со знаменитой картинки из книги Адама Олеария — и опровергли расхожее заблуждение о том, что грядка этой ширмы имела форму кольца!

Итоги театральной лаборатории под руководством Олега Лоевского «АртМост. Драма и куклы» оказались в какой-то мере печальными: по причине болезни участников к финалу пришла лишь одна группа из трех, с которой работал петербургский режиссер Роман Габриа. Зато сюжет, который они представили зрителям в последний день фестиваля, показался очень любопытным: отчасти перформативная, отчасти интерактивная, в чем-то весьма трогательная, в чем-то почти апокалиптичная история о сотворении из мусора антропоморфного «Коли». Сгодились для него и пластиковые бутылки, и детали сантехники, и пивные банки, и резиновая калоша, и светодиоды, и ножка деревянного стула, и шерстяная шапочка, и старый чемодан, и т. д. Существо ожило, оказавшись лицом к лицу с репродукцией «Джоконды», выдало предсказуемую реакцию — надпись нетвердыми буквами «Здесь был Коля» — и отправилось за двери зала… Наверное — покорять мир.

Или — в путь к следующему КукARTу. Через два года фестиваль будет отмечать свое тридцатилетие.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога