Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

29 марта 2023

ЭТУ МАГИЮ НЕ РАЗОБЛАЧИТЬ

О выставке Александра Орлова в Санкт-Петербургском Доме Актера

В залах Дома Актера недавно состоялся вернисаж Александра Орлова, одного из лучших сценографов страны. По идее, выставка юбилейная, но последние несколько лет в связи с развитием альтернативной истории даты у нас как-то не всегда совпадают с событиями, вот и тут — юбилей случился в июне прошлого года, а выставка — в марте этого.

Александр Орлов на открытии выставки.
Фото — архив СТД.

Три зала СТД — Лимонная, Синяя и Карельская гостиные, — в которых проходят выставки, на самом деле отнюдь не предназначены для экспонирования современных произведений искусства, дворцовый интерьер «спорит» и частенько одерживает верх в состязании эстетик. На выставке Орлова пространство преобразилось благодаря художнику Юрию Сучкову, готовившему экспозицию. В Лимонной и Карельской гостиных стены затянули черным, и это было единственно правильным решением для показа сценографических работ Александра Орлова.

Основным экспозиционным принципом стал прием раскадровок, располагающихся не только по стенам, но и в пространстве, это, с одной стороны, придает ритм и динамичность, а с другой — погружает в медитативность, вовлекает в миры, созданные художником, и уйти оттуда очень трудно, приходится делать немалое усилие.

Выставка называется «Черная магия и ее разоблачение». Не знаю, откуда возникло такое название, мне кажется, магия таланта Орлова черной не была никогда, и никакого разоблачения на выставке тоже не произошло, напротив, все, кто здесь побывал, очарованы и удивлены еще более, чем прежде.

На выставке Александра Орлова.
Фото — архив СТД.

Во-первых — количество работ. Их очень много, и это примерно одна двадцатая часть из существующих, по словам устроителей. Во-вторых, представлены ранние, начиная с 70-х, работы Орлова, сделанные рукой, вживую, а мы отвыкли от «такого» Орлова, ведь последние четверть века он творил исключительно на компьютере. И наконец — макеты! Их все меньше и в театрах, и на профессиональных выставках, технологии вытесняют ручной труд, что неизбежно, — но какое счастье для театрального человека порассматривать эти произведения искусства, вжиться в авторскую затею, еще раз подивиться высокому ремеслу и вспомнить замечательных мастеров макетного дела. Например, Михаила Николаева, с которым сотрудничали лучшие сценографы, и Александр Орлов, конечно, тоже.

Об Орлове написано множество серьезных аналитических статей. «Спартанец, аскет, идолопоклонник ʺпустого пространстваʺ, единомышленник Питера Брука, враг деталей, мелких подробностей, всевозможных изысков, рыцарь идеи. Его театр похож на монастырь, а сам он на пилигрима. Он существует в сфере духа, точной, емкой и лаконичной идеи. Кажется, что сценографическую плоть он терпит исключительно как одежду, покров мысли. Если бы он мог отказаться от нее, то с удовольствием сделал бы это».

Несмотря на репутацию сдержанного аскета, иные выставленные работы Орлова обнаруживают невероятно напряженный эмоциональный план. Например, макет 2007 года к «Даме с собачкой» на Малой сцене БДТ (режиссер А. Праудин). Орлов подчеркивает и обыгрывает нестандартные пропорции площадки, перекрывая глубину сцены белым сплошным забором, в макете это просто картон, в спектакле — светлые доски. Герои оказываются на длинной и узкой авансцене-дороге, тоже застеленной досками, как на причале, им друг от друга некуда деться, их встреча неизбежна, предопределена судьбой. И две тележки, что используют для перевозки багажа на вокзале, могут двигаться только навстречу друг другу. Столкнувшись, соединившись, они служат местом, где встречаются герои. Но от этих тележек так и тянет вокзальной суетой, возникает атмосфера неизбежного прощания, разлуки и бесприютности. В макете тележки разведены по сторонам, а в центре лежат арбузы, присыпанные снегом. Парадоксальность, неожиданность этого образа точно и остро передает суть чеховского рассказа, горечь о несбывшемся: вроде бы вот она — полнота жизни, любовь… а холод реальности делает счастье невозможным.

На выставке Александра Орлова.
Фото — архив СТД.

Да, Орлов, как всегда, немногословен, но при помощи минимума деталей порождает ассоциативную, чувственную память у зрителя, и впечатления от макета, пусть простят меня режиссер и актеры, оказываются сильнее, острее, глубже, чем от спектакля.

Сценографические идеи Орлова определяют, порой даже диктуют общее решение спектакля, смысл и эстетику происходящего на сцене.

«Месяц в деревне» в БДТ (2009 год, режиссер А. Праудин). Эскизы лаконичны, жестко обозначают идею — от благополучной деревенской идиллии к выжженному пошатнувшемуся миру после катастрофы. Орлов трактует русскую историю любви тургеневской барышни как греческую трагедию. Спектакль выстроен в соответствии с идеей, но оказывается куда более тонким и эстетически разнообразным благодаря изысканному взаимодействию декораций, костюмов и света. На фоне белого горизонта возникают четкие силуэты костюмов Ирины Чередниковой, выстраиваясь в графическую заставку — сценки усадебной жизни.

Но слишком эта деревенская идиллия рафинирована, чтобы быть реальностью, она тревожит взгляд угольной резкой чернотой на белом фоне — так же, как и ряд уходящих вглубь порталов из неплотно пригнанных черных досок. Доски есть, но нет фактуры дерева, нет тепла, нет природы, нет опоры, о которой так мечтает хрупкая героиня, оказавшись наедине с бедой, любовью-болезнью. Облака охристо-рыжей пакли служат лишь знаком деревенского пейзажа, «изображают» сено, прикидываются живой травой. И если поначалу на сцене нарядные люди и красивая плетеная мебель, то к финалу сцена пустеет — страсть сожгла все. Горизонт делается серым, тяжелым, предгрозовым. В момент, когда одиночество становится неизбежным, — все вздрагивает, привычная и нарядная симметрия искажается, порталы пошатываются и сдвигаются, накреняются вбок. Глаз даже не успевает уследить за переменой — все, вроде, осталось прежним, но мир надломился…

На выставке Александра Орлова.
Фото — архив СТД.

На выставке нет работ Ирины Чередниковой, жены и соавтора, бывшей сокурсницы Александра Орлова, но вот перед некоторыми работами, как в этом случае, невольно задумываешься, насколько же удачен и гармоничен их творческий и человеческий союз, насколько костюмы Ирины вписываются в декорации Орлова и дополняют, разнообразят их…

«Горячее сердце» по Островскому (1989 год, Омский академический театр драмы, режиссер А. Максимов). Мало того, что Островский писал эту комедию как сатирическую, так еще и режиссер с художником после развала СССР, видимо, осмысляли действительность в весьма смелом, гротескном и саркастичном ключе. В зеленом-зеленом пространстве березы, березы, березы… Патриархальная Россия, где все могло быть хорошо, если бы не самодурство и хамство купцов, лживость мещан, если бы не трусость женихов… Но вот является в темное царство прародительница феминизма девушка Параша… И — главная береза оказывается ракетой! И фьюить — уносит Парашу с ее горячим сердцем из темного царства в светлое будущее. Скажем, в 1989 год…

Фотографировать застекленные работы в Синей гостиной нереально — все отсвечивает, поэтому придется поверить на слово или пойти посмотреть самим, пока не закрыли.

На выставке Александра Орлова.
Фото — архив СТД.

Удивителен тот факт, что у Александра Орлова есть неосуществленные работы, и их немало. О причинах можно только догадываться: возможно, идеи Орлова опережали техническую оснащенность театров? К примеру, макет к спектаклю «Троянский конь» в Театре Комиссаржевской в постановке А. Морфова и сейчас кажется достаточно сложным для реализации проектом. На этикетке год не указан, но указан город — Ленинград, стало быть, до 1991 года. Сложная металлическая конструкция, напоминающая конскую голову, пробуждает фантазию, любопытство: как именно она должна была работать, предполагалась ли трансформация, насколько легко освоили бы ее актеры?

Макет «Женщина в песках», работа с режиссером Львом Стукаловым, не осуществленная в Омском драматическом театре в неизвестном году, явно не требовала серьезных технологических решений и неподъемных финансовых вложений. Что же с этой женщиной случилось, что пошло не так?

«Мера за меру» — не первая и не последняя в творческой биографии Александра Орлова. Одна из «Мер» состоялась в Академическом театре имени Вахтангова в Москве, в постановке Юрия Бутусова. А вот неосуществленная — в многочисленных эскизах и раскадровках. Может, и хорошо, ведь часто макеты и эскизы пропадают в недрах театральных мастерских, в цехах, а иногда и в директорских кабинетах. А от неосуществленных работ нам все же остаются макеты и эскизы, раскадровки, потрясающие сценографические идеи.

Сегодня Александр Орлов, как и всегда — нарасхват. Его спектакли идут не только по всей России — от Москвы до Иркутска, но и в США, Польше, Германии, Норвегии, Дании, Финляндии, Болгарии, Эстонии, Латвии.

Эдуард Кочергин на выставке Александра Орлова.
Фото — архив СТД.

Его эскизы и макеты хранятся в Центральном театральном музее им. А. А. Бахрушина и Санкт-Петербургском театральном музее. Он лауреат множества театральных премий, «Золотой софит» получал более 10 раз, является дипломантом «Пражской квадриеннале», лауреатом международного фестиваля «Балтийский дом», лауреатом Национальной премии «Музыкальное сердце театра». Его мастерство признано и по достоинству оценено — он Заслуженный художник РФ, лауреат Государственной премии РФ и член-корреспондент Российской академии художеств.

Его учитель, живая легенда — Эдуард Степанович Кочергин на открытии выставки сказал, что петербургская школа сценографии «в большом порядке». И мы убеждаемся в этом, и очень надеемся, что так будет всегда.

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.

 

 

Предыдущие записи блога