Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ТЕАТР ПЛЮС МЕСТО

ЛЕБЕДИ В ПРУДУ И НА КОЛОКОЛЬНЕ

В этом году «Сенокос», традиционно устраиваемый центром культур «МИРА», состоял всего из двух спектаклей — драматического и хореографического. Первый прошел на рассвете в селе Фомиха, второй игрался в четырех разных локациях Суздаля в разное время суток.

Прошлым летом на «Сенокосе» состоялась первая лаборатория современной драматургии. Проект Школы-студии МХАТ и фестиваля молодой драматургии «Любимовка» курировал Виктор Рыжаков. Именно постановка пьесы-победительницы прошлогоднего «Сенокоса» — «Голая» Милы Фахурдиновой — открывала нынешний фест. Пьеса представляет собой дневник начинающей писательницы, которая стала послушницей буддийского монастыря — специально для того, чтобы вести там хроникальные записи и потом выпустить документальную книгу. Постановщиком выступил Никита Щетинин, ученик мастерской Виктора Рыжакова.

Спектакль должен был начаться в половине четвертого утра на берегу реки Нерль, близ села Фомиха, в 30 километрах от Суздаля. География этой местности такова, что переправиться на нужный берег реки со стороны Суздаля не представляется возможным без какого-нибудь плавательного средства. Здесь и начинается самое интересное. Местные жители, конечно, знают путь понадежнее переправы на самодельном плоту (можно заехать в село с другой стороны), но с тех пор как каждое лето на фестивальные спектакли стали приезжать столичные автомобили и тревожить сельскую безмятежность здешней жизни, жители возмутились и попросили, чтобы стоянка машин все же была не на их берегу. В итоге театральная переправа превращается днем в конвенциональную поездку на катере, а ранним утром, когда реку не отличить от берега из-за обильного тумана, — в фантастическое путешествие на плоту через реку Стикс. Устроители мероприятия не стали уточнять, предусмотрены ли плоты с паромщиками как пролог к другим спектаклям, но для перехода в другой мир, в который уводит пьеса «Голая», лучшего транспорта не придумать.

«Голая». Сцена из спектакля. Фото из архива фестиваля

Пьесу сыграли пятеро артистов, исполняя по нескольку ролей, прямо на берегу, а зрители стояли, сидели на импровизированных лавках и вязаных подстилках на земле. Естественным задником к спектаклю стал пейзаж с восходящим солнцем. Кроме природных, никаких других декораций не было. Основными аксессуарами стали проволочные профили с колокольчиками, закрепленные на артистах и очерчивающие их, или, скорее, их персонажей, силуэты. Вероятно, количество закрепленных на проволоке колокольчиков обозначало количество исполняемых ролей. Сюжет у пьесы захватывающий: девушка рассказывает, сначала с ненавистью и брезгливостью, о монастырских порядках, об окружающих ее людях, их черствости и глупости, о запретах и негласных законах заведения, о своих нехороших мыслях, а потом она и вовсе, как ей кажется, умирает. Но все же каким-то чудом выживает и начинает испытывать совсем другие чувства, меняется сама и осознает, что изменила монастырский устав и людей. Просветление героини случилось как раз в тот момент, когда солнце не просто взошло, но и принялось греть лучами замерзших зрителей.

«Лебединое озеро». Сцена из спектакля. Фото из архива фестиваля

«Лебединое озеро» поставила Ольга Цветкова, хореограф и легендарный куратор направления современного танца в ГЭС-2, а ныне свободный художник, временно проживающий в Петербурге. Лебединую тему Ольга открыла для себя еще в бытность танцовщицей в компании Александра Пепеляева, поставившего свою версию «Лебединого» и объехавшего с ней весь мир. Ольга планировала восстановить знаменитый спектакль в этом сезоне, но помешали известные события, разделившие мир на уехавших и оставшихся (Пепеляев осел в Эстонии, хотя обещает приехать и «вспомнить» «Лебединое озеро» уже на другой площадке в следующем сезоне). Тем не менее проект в Суздале является самостоятельным, он не замещает что-то, где-то не состоявшееся.

«Лебединое озеро». Сцена из спектакля. Фото из архива фестиваля

Началось «Лебединое озеро» в шесть вечера — почти как в «обыкновенном» театре. Зрители и зрительницы в роскошных нарядах (об их актуальности на вечерах хореографического проекта организаторы предупредили заранее в Telegram) заняли амфитеатр, устроенный природой в овраге, неподалеку от центра Суздаля. Началось действо с отпевания недавно скончавшейся молодой пары — прекрасной Одетты-Одиллии и принца Зигфрида. В отпевании принимали участие девушки-птицы в белых туниках, чье причитание напоминало тревожный крик чаек. «Птичью» партитуру ко всем актам «Лебединого озера» специально написал Владимир Горлинский, коллега и соратник Ольги Цветковой (еще недавно они вместе работали в ГЭС-2).

После групповой молитвы любовники пробудились к новой жизни, в которой их снова ждут испытания — на этот раз препятствия строят не чары Ротбарта, а сама природа. Особенностью этой инициации является ее постоянная связь с тематикой «Лебединого озера». Встав с ложа смерти (покрывало на траве) по-балетному — сначала на колено, потом выворотное вынимание ноги, далее нащупывание пола ступней в аккуратной позиции, — пара заново узнает друг друга, хотя принц удивляется, увидев возле себя черный вариант своей избранницы. Видимо, в потустороннем мире добро и зло уже неразличимы. Заканчивается акт «Овраг» поглощением балерины ожившим лесом: листики вдруг затрепетали, стволы закачались, птицы небесные пронеслись гулкой стайкой, отвлекли внимание — и девушки нет как нет.

«Лебединое озеро». Сцена из спектакля. Фото из архива фестиваля

Второй, самый ударный в этой постановке акт, во время которого тонут не только герои, но и музыка, разыграли прямо в реке Каменке. Плакальщицы пододели под саваны купальники, вооружились пюпитрами, на которых лежали листочки партитуры, а Одетта (теперь уже точно она, положительная героиня в белой пачке) с Зигфридом в акте «Озеро» взялись исполнять адажио — как положено, с поддержками и другими до боли знакомыми деталями главного танца «белого» акта «Лебединого озера». Под ногами у всех артистов было илистое дно речки. И когда любовники уже слились в последнем экстазе-поцелуе, а птицы перестали причитать, на один миг воцарилась вселенская тишина, и после все дружно утонули, утянув за собой пюпитры и ноты.

«Лебединое озеро». Сцена из спектакля. Фото из архива фестиваля

Третий акт назывался «Лес», и показывали его поздним вечером при свете звезд в лесу возле Суздальского Кремля. Здесь происходило испытание огнем, а заодно и мировыми религиями. Цветкова уже давно и успешно экспериментирует с огненной стихией, и сейчас на крещение к своим шаманам и богородицам (сидящие на деревьях поющие девы) она пустила лебединую пару. Финальный же акт проходил на колокольне Ризоположенского собора и представлял собой вознесение героев. Птицы-плакальщицы разместились на верхних ярусах колокольни, их живые голоса смешивались с их же голосами, несущимися из спрятанных динамиков. Одетта и Зигфрид, недостижимо торжественные, слегка забронзовевшие и совсем уже лишенные всего человеческого, последовательно танцевали на всех лестничных пролетах колокольни, пока не вознеслись. Восторженные зрители потом писали в соцсетях, что Одетта и Зигфрид с достоинством прошли испытание воздухом, водой, огнем и медными трубами, подразумевая под последними колокола.

Август 2022 г.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.