Петербургский театральный журнал
Блог «ПТЖ» — это отдельное СМИ, живущее в режиме общероссийской театральной газеты. Когда-то один из создателей журнала Леонид Попов делал в «ПТЖ» раздел «Фигаро» (Фигаро здесь, Фигаро там). Лене Попову мы и посвящаем наш блог.
16+

ТЕАТР ПЛЮС ЭМИГРАЦИЯ

ДЫШАТЬ ОГНЕМ

«Я здесь».
Театр FULCRO совместно с «Любимовкой».
Режиссер Дарья Шамина

ИЗМИР

Мир горит давно. Еще с тех пор, как Прометей дал людям огонь и те превратили его в оружие. И 1 августа 2022 года актеры FULCRO Екатерина Тихонова и Александр Другов на акции в рамках проекта «Я здесь» «подожгли мир» в Измире.

Перформанс транслировался из Турции во время читок пьес в Санкт-Петербурге и Тель-Авиве. Актеры расстелили плед на холмистом пустыре, поставили перед собой ноутбук и молча смотрели на экран. Потом так же без слов взяли камеру, отошли на некоторое расстояние и большим камнем начертили слово «МИР» крупными буквами на рыхлой песчаной земле. Затем собрали сухие ветки и подожгли под буквой «И».

А. Покровская на фоне трансляции из Санкт-Петербурга на читке (Тель-Авив). Фото В. Штерна

Во время акции FULCRO переносная камера выхватывала только часть всей картины. Кроме того, перформеры по очереди передавали устройство, наделяя его субъективным взглядом и уничтожая для зрителя расстояние в тысячи километров. Сперва непонятно, что происходит. Все действо напоминает медитацию. Тщательное вождение камнем по земле похоже на рисование на песке в японском дзен-саду. Простые и незатейливые действия. Нет ролей. Нет зрителей в самом Измире, только публика по ту сторону экрана. Нет ничего, кроме прямолинейного высказывания. Это не было театральным событием, но стало театральной акцией. Ценно осознание того, что мы, как и актеры в Измире, сидим перед ноутбуком и молчим.

Тема тишины и безмолвия развивается при наложении текстов читки на беззвучную картинку из Измира. Слова сплетенных между собой пьес создают сложный, практически кружевной материал. Простота же акции в Турции сталкивается с ним, внося наивность, граничащую с резкостью и прямолинейностью.

Тихонова и Другов выбрали для своей акции материалы, которые в человеческой памяти связаны с чем-то первобытным. Рука, камень, земля. Грубая сила порождает сына Мир. Дерево, огонь. Грубая сила порождает дочь Войну. И при столкновении этих детей побеждает младшая дочь. Каким бы большим ни был мир, огонь все равно сильнее, за его дымом скрываются буквы, стирается всякая попытка созидания. Остается только ждать, когда все догорит окончательно, чтобы можно было опять взяться за камень, прильнуть к земле и снова начертить этот самый мир.

Такого рода акция не нова. В 2012 году испанский художник Сантьяго Сьерра поджег слово «Future» на фоне домов Барселоны. То же сделал и Тимофей Радя в 2020 году. В некоторой степени эта акция екатеринбургского художника стала пророческой, уже тогда будущее сгорело.

Каждое такое высказывание незамысловато. Авторы говорят в лоб. Так, Радя развивает тему слова в своей инсталляции «Жить прошлым», установленной на крышах жилых домов в Екатеринбурге в июне этого года. Или Владимир Абих, так же сжигая «Future» на берегу моря или написав на стенах разваливающегося особняка в Павловске определение слова вандализм. В эпоху, когда слова теряют свое значение, когда одно понятие подменяет другое, художники выбирают простоту. Искусство, сотканное из контекстов, ассоциаций и символов, никого не спасло. Теперь настало время сказать прямо, без тюлевой занавески символизма, что есть вандализм, что есть мир, что есть прошлое и что есть мы.

Е. Тихонова и А. Дугов на читке (Измир). Фото Е. Пчелкиной

Как для перформанса FULCRO, так и для «Future» важна процессуальность. В акции Ради буквы поджигаются по очереди одним человеком, они постепенно вспыхивают, пламя охватывает их полностью, конструкция выгорает, и остается пустота. Там не было зрителей. Только несколько человек — те, кто снимали и принимали участие. Мир же узнал о том, что будущее прогорело, потом. Сам факт того, что завтрашний день уже стал пеплом, шокирует тем, что подготовка к его кремация велась так же без нашего ведома (как это было 24 февраля). И это принципиальная разница с идеей акции в Измире. Тихонова и Другов совершили обратное. Они делают зрителей соучастниками за счет субъективизации камеры. При этом, несмотря на то, что мы чувствуем, что сами поджигаем костер, накатывает волна беспомощности. Да, мы это делаем, да, мы не хотим этого, но и варианта убрать палец с колесика зажигалки у нас нет. Нам отказано в любом проявлении воли. Зритель становится виновником против своего желания. За счет того, что акция проходит не на сцене, а за тысячи километров, никакой возможности попробовать остановить перформеров нет. Как нет и шанса остановить то, что происходит в мире. Мы виновны, но и отменить это мы не можем. Остается только осознание, что совершается насилие через такое же насилие.

А. Дугов на читке (Измир). Фото Е. Пчелкиной

Вероятно, актеры FULCRO знают об акции «Future». Такая цитация кажется вполне осознанной. Однако Тихонова и Другов развивают эту идею дальше. Если у Ради сгорело абстрактное будущее, которое могло принадлежать какому-то поколению людей, искусству, стране, то у FULCRO 1 августа сгорел очень конкретный мир. Перформеры поставили точку, таким образом визуализировав все то, о чем думают люди после событий в феврале. Сейчас уже не до абстрактного будущего. Тяготение художников к прямому высказыванию получило свое логическое завершение.

Пеплом веет со всех сторон. Рассеивающийся дым попадает в глаза, они краснеют от слез. Когда же они просохнут, человек увидит выжженную землю. Пепелище.

Сентябрь 2022 г.

В указателе спектаклей:

• 

В именном указателе:

• 

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Добавить комментарий
  • (required)
  • (required) (не будет опубликован)

Чтобы оставить комментарий, введите, пожалуйста,
код, указанный на картинке. Используйте только
латинские буквы и цифры, регистр не важен.